Главная > Судебная практика > Увольнение по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ > Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 12.05.2015 № 33-2761/2015


Юрист по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение по сокращению признано незаконным, поскольку работодатель не оформил перевод истца на должность временно отсутствующего работника, при том, что истец дал письменное согласие на такой перевод


Оренбургский областной суд

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело № 33-2761/2015

12 мая 2015 г.

Судья Князева О.М.


Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда в составе:
председательствующего судьи Морозовой Л.В.
судей Полшковой Н.В., Сенякина И.И.
с участием прокурора Пасечник Е.И.
при секретаре Циунель Е.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Волго-Уральский научно-исследовательский и проектный институт нефти и газа» на решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 20 февраля 2015 года по гражданскому делу по иску Комлевой Е.В. к обществу с ограниченной ответственностью «Волго-Уральский научно-исследовательский и проектный институт нефти и газа» о восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Морозовой Л.В., пояснения представителя ответчика Жук А.В., поддержавшую доводы жалобы, истца Комлевой Е.В. и ее представителя Лезиной В.И., просивших в удовлетворении жалобы отказать, заключение прокурора, полагавшего, что решение суда является законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Комлева Е.В. обратилась в суд с вышеназванным иском, указав в обоснование, что работала в должности ***. 27.11.2014 года приказом № * с ней прекращены трудовые отношения на основании пункта 2 части 1 статьи 81 ТК РФ. Считает приказ об увольнении незаконным поскольку ответчиком не подтвержден факт сокращения штата работников ***. Работодателем была нарушена процедура увольнения, а именно истцу не были предложены все вакантные должности. Работодателем при ее увольнении не было учтено преимущественное право на оставлении на работе по сравнению с ведущими инженерами технического отдела. В профсоюзный комитет не был направлен проект приказа об увольнении истца. Истцу не предоставлена должность ведущего инженера лаборатории освоения скважин и интенсификации притока газа, на период отсутствия основного работника, на которую истец выразила согласие на перевод. Незаконными действиями ответчика истцу причинен моральный вред. С учетом уточнений иска просила суд признать незаконным приказ № * от 27.11.2014 г. о расторжении трудового договора, восстановить истца на работе в должности ***, взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула с 28.11.2014 г. по 23.01.2015 г. в размере *** рублей; компенсацию морального вреда в сумме *** рублей.

В судебном заседании истец Комлев Е.В., ее представители Лезина В.И., действующая на основании ордера от 23.01.2015, и Морозов А.Ю., допущенный к участию в деле в качестве представителя на основании ст. 53 ч. 6 ГПК РФ, исковые требования поддержали по указанным выше основаниям, уточнив исковые требования в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула по день восстановления истца на работе в сумме 60 338,23 рубля, рассчитанную с учетом выплаченного ответчиком выходного пособия, остальные исковые требования поддержали в полном объеме.

Представитель ответчика ООО «ВолгоУралНИПИгаз» Жук А.В., действующая на основании доверенности от 28.10.2013, возразила против удовлетворения исковых требований, по основаниям изложенным в отзывах на исковое заявление.

Решением суда иск Комлевой Е.В. удовлетворен частично. Суд признал незаконным приказ № * от 27 ноября 2014 года ООО «Волго-Уральский научно-исследовательский и проектный институт нефти и газа» о прекращении (расторжении) трудового договора (увольнении) с работником Комлевой Е.В. ***. Восстановил Комлеву Е.В. в должности *** ООО «Волго-Уральский научно-исследовательский и проектный институт нефти и газа». Взыскал с ООО «Волго-Уральский научно-исследовательский и проектный институт нефти и газа» в пользу Комлевой Е.В. средний заработок за время вынужденного прогула за период с 28 ноября 2014 года по 20 февраля 2015 года в сумме ***, компенсацию морального вреда в сумме *** рублей. В удовлетворении остальной части исковых требований Комлевой Е.В. отказал. Взыскал с ООО «Волго-Уральский научно-исследовательский и проектный институт нефти и газа» государственную пошлину в доход государства в сумме 2605 рубля 49 копеек.

В апелляционной жалобе ООО «Волго-Уральский научно- исследовательский и проектный институт нефти и газа» просят решение суда отменить как незаконное.

В возражениях на апелляционную жалобу старший помощник прокурора Ленинского района г. Оренбурга Абраменок Е.А. просит оставить решение суда без изменения, в удовлетворении жалобы ответчика – отказать.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с нормами части 1 статьи 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к следующему.

Основания расторжения трудового договора по инициативе работодателя предусмотрены статьей 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

Как разъяснено в пункте 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказывать наличие законного основания увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Согласно частям 1 и 2 статьи 180 Трудового кодекса РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью 3 статьи 81 настоящего Кодекса. О предстоящем увольнении в связи с сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем не менее чем за два месяца до увольнения.

В соответствии с частью третьей статьи 81 Трудового кодекса РФ увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

На основании статьи 394 ТК РФ, в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор. Орган, рассматривающий трудовой спор также принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула. Также подлежит компенсации моральный вред, причиненный работнику незаконными действиями работодателя.

Из материалов дела следует, что с 30.06.2006 года истец состояла в трудовых отношениях с ООО «ВолгоУралНИПИгаз», с ней был заключен трудовой договор. Дополнительным соглашением к трудовому договору от 10.10.2013 года Комлева Е.В. переведена на должность ***. Дополнительным соглашением от 01.11.2013 года работнику установлен должностной оклад в размере *** рубля в месяц. Приказом ответчика № * от 27.11.2014 года трудовой договор № * от 30.06.2006 года расторгнут, Комлева Е.В. уволена с 27.11.2014 года по пункту 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Судом установлено, что факт сокращения штата сотрудников ООО «Волго-Уральский научно- исследовательский и проектный институт нефти и газа», в том числе и должности, в которой работал истец, нашел свое подтверждение.

В соответствии с частью 2 ст. 180 Трудового кодекса РФ о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата Комлева Е.В. была уведомлена письмом ответчика от 03.09.2014 года, т.е. не менее чем за два месяца до увольнения.

03.09.2014 г. ответчик поставил в известность Центр занятости населения о предстоящем высвобождении работников в связи с предстоящим сокращением штата, в том числе о высвобождаемом работнике Комлевой Е.В.

Ответчиком также представлены суду доказательства соблюдения установленных частью 1 ст. 82 Трудового кодекса РФ сроков уведомления выборного органа первичной профсоюзной организации о предстоящем сокращении численности или штата работников для получения мотивированного мнения профсоюзной организации. Согласно разъяснению, данному в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в соответствии с частью третьей ст. 81 Кодекса увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Исходя из положений части 3 ст. 81 и части 1 ст. 180 Трудового кодекса РФ предлагать другую имеющуюся работу (должность) работодатель обязан в течение всего периода проведения мероприятий по сокращению численности или штата работников.

Разрешая спор, суд пришел к обоснованному выводу о незаконности увольнения Комлевой Е.В. по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, поскольку при ее увольнении работодателем не были соблюдены требования ч. 3 ст. 81 и части 1 ст. 180 Трудового кодекса РФ, обязывающие работодателя предлагать работнику все имеющиеся вакансии. При этом суд обоснованно исходил из того, что все имеющиеся вакансии истцу предложены не были, после получения письменного согласия работника о переводе ее на другую работу, ответчик не исполнил обязанность по осуществлению такого перевода, тем самым нарушив процедуру увольнения по сокращению штата работника, в связи с чем суд пришел к выводу о незаконности оспариваемого приказа об увольнении истца, необходимости восстановления ее на работе, взыскании в ее пользу заработной платы за время вынужденного прогула в сумме *** и компенсации морального вреда.

Судебная коллегия соглашается с такими выводами суда первой инстанции, поскольку они соответствуют установленным обстоятельствам дела и действующим нормам закона.

Так, в уведомлении о предстоящем сокращении от 03.09.2014 года истцу сообщено, что имеются временно свободные, нижестоящие и нижеоплачиваемые должности, соответствующие квалификации истца, которые истец может выполнять с учетом состояния здоровья только при изменении условия о сроке трудового договора. При согласии истца на предложенные должности с истцом будет заключен трудовой договор на определенный срок по нижеуказанным должностям. Данным уведомлением истцу были предложены тридцать пять вакантных должностей, в том числе должность *** с окладом *** руб. на период отсутствия основного работника.

Также в уведомлении ответчика от 03.09.2014 года Комлевой Е.В. указано, что свое решение относительно предложенной работы работодатель просит изложить ниже в письменном виде и сообщить в отдел кадров. С уведомлением о предстоящем увольнении Комлева Е.В. ознакомлена 03.09.2014 года.

В уведомлении отражено, что 08.10.2014 истец согласна на должность *** по срочному трудовому договору.

Уведомлением о вакансии от 08.10.2014 г. истцу предложена работа по должности *** с окладом *** рублей. От предложенной вакансии истец отказалась.

Уведомлением о вакансии от 27.10.2014 г. предложены пять вакантных должностей.

Вместе с тем, несмотря на то, что Комлева Е.В. выразила согласие на занятие одной из предложенных должностей – ведущего инженера лаборатории освоения скважин и интенсификации притока газа с окладом *** рублей на период отсутствия основного работника, решение о ее переводе на данную должность работодателем принято не было.

В указанной связи содержащийся в решении суда вывод о том, что увольнение истца произведено с нарушением процедуры, предусмотренной ч. 3 ст. 81 и части 1 ст. 180 Трудового кодекса РФ, является правильным и подтверждается материалами дела.

Доводы апелляционной жалобы ответчика, что ими была соблюдена процедура увольнения Комлевой Е.В. в связи с сокращением штатов, в том числе предложены все вакансии, которые истица могла занимать в соответствии со своей квалификацией, в связи с чем оснований для ее восстановления на работе не имеется, не могут быть приняты во внимание, поскольку судом первой и апелляционной инстанции установлено безусловное нарушение трудовых прав Комлевой Е.В. при ее увольнении – с работником не был заключен трудовой договор о переводе ее на должность ***, которая была предложена ей работодателем и согласие на занятие которой Комлева Е.В. представила работодателю в письменном виде.

Ссылка ответчика на акт об отказе Комлевой Е.В. от должности, перевода и предоставления письменного заявления на перевод, в связи с чем вывод суда о нарушении процедуры увольнения не соответствует фактическим обстоятельствам дела, не влечет отмены решения суда.

Из акта ответчика от 27.11.2014 года следует, что в присутствии начальника отдела кадров и трудовых отношений А.А.А., техника бюро оформления выпуска проектов А.Т.Г., юрисконсульта К.П.А. истец отказалась от перевода и представления письменного заявления в нарушении данного ею письменного согласия от 05.11.2014 г. на перевод на должность *** с окладом *** рублей на период отсутствия основного работника.

Из пояснений истца в суде апелляционной инстанции следует, что работодателем ей было предложено написать заявление об увольнении по собственному желанию, а затем заявление на перевод, от написания заявления об увольнении по собственному желанию она отказалась, от перевода на должность ведущего инженера лаборатории освоения скважин и интенсификации притока газа не отказывалась.

Согласно ст. 72 ТК РФ изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.

Частью 3 статьи 72.1 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что перевод на другую работу допускается только с письменного согласия работника, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и третьей статьи 72.2 настоящего Кодекса.

Таким образом, предусмотренное законом условие для перевода на другую работу – письменное согласие Комлевой Е.В. работодателем было получено 5.11.2014 г., в связи с чем составленный работодателем акт от 27.11.2014 г., не являлся основанием для увольнения истца при ее письменном согласии на перевод на другую должность.

В апелляционной жалобе ответчиком также оспаривается размер взысканной с него компенсации морального вреда.

В соответствии со ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Судом установлен факт причинения истцу нравственных страданий нарушением права на труд.

Учитывая обстоятельства дела, длительность нарушения ответчиком конституционного права на труд, степень вины работодателя, требования разумности и справедливости, суд обоснованно определил размер компенсации морального вреда в сумме *** рублей.

Оснований для уменьшения суммы компенсации, исходя из доводов жалобы, судебная коллегия не усматривает.

Судебная коллегия считает, что иные доводы апелляционной жалобы выводов суда не опровергают и направлены на иное толкование норм права и на иную оценку имеющихся в деле доказательств. Данное обстоятельство, равно как и само по себе несогласие с выраженным в решении мнением суда по существу спора, основанием для отмены решения не является.

Выводы суда мотивированы, основаны на всесторонне и полно исследованных обстоятельствах дела, материальный закон применен и истолкован судом правильно, нормы процессуального права соблюдены.

При указанных обстоятельствах, оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы, судебная коллегия не усматривает. Руководствуясь ст.ст. 328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 20 февраля 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Волго-Уральский научно-исследовательский и проектный институт нефти и газа» – без удовлетворения.


Председательствующий

Судьи




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ > Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 12.05.2015 № 33-2761/2015