Главная > Судебная практика > Увольнение по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ > Решение Иультинского районного суда Чукотского автономного округа от 15.04.2015 № 2-211/2015


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение работника по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ, если этот работник является отцом только одного ребенка в возрасте до трех лет в семье, воспитывающей трех и более малолетних детей и мать детей не состоит в трудовых отношениях - незаконно

Справка:
Апелляционным определением суда Чукотского автономного округа от 16.07.2015 № 33-99/2015 нижеприведенное решение оставлено без изменения


РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 2-211/2015

15 апреля 2015 года

п. Эгвекинот

Иультинский районный суд Чукотского автономного округа в составе:
председательствующего судьи Пеннер И.А.,
при секретаре судебного заседания Карьялайнен В.Ю.,
с участием истца Кондратюка С.В.,
старшего помощника прокурора Иультинского района Жеребцовой Е.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в <...> гражданское дело по иску Кондратюка С.В. к Федеральному бюджетному учреждению здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе» о восстановлении на работе,

УСТАНОВИЛ:

Кондратюк С.В. обратился в суд с иском к Федеральному бюджетному учреждению здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе» (далее - ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе») о восстановлении на работе.

В обоснование требований указано, что с <...> он работает в филиале ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в <...> в <...>» в должности водителя. 14 января 2015 года он получил уведомление о сокращении должности водителя и расторжении с ним трудового договора с 16 марта 2015 года по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 1 статьи 81 ТК РФ. Поскольку он является единственным кормильцем в многодетной малообеспеченной семье, так как его супруга не работает и осуществляет уход за ребенком, <...>года рождения, то в соответствии с требованиями статьи 261 ТК РФ, Постановления Конституционного Суда Российской Федерации № 28-п от 15.12.2011 он не может быть уволен по указанным основаниям, о чем работодатель был поставлен в известность. Однако приказом № <...>от 16 марта 2015 года он уволен по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 1 статьи 81 ТК РФ. Считает увольнение незаконным и просит восстановить его на работе в филиале ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе в Иультинском районе» в должности водителя.

Истец Кондратюк С.В. в судебном заседании на требовании о восстановлении на работе настаивал и указал, что он является отцом К.А.С.., <...> года рождения. Совместно с ними на одной жилой площади проживают также двое детей супруги К.Ю.В. которая не работает с 7 апреля 2014 года, состоит на учете в Отделе социальной поддержки как многодетная семья. Работа в ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в <...>» была для него основной, он является единственным кормильцем семьи, воспитывающей трех малолетних детей. 14 января 2015 года им получено уведомление о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата работником учреждения. В феврале 2014 года он поставил в известность работодателя о наличии обстоятельств, препятствующих увольнению по инициативе работодателя, с предоставлением документов, подтверждающих его семейное положение. Несмотря на это 16 марта 2014 года им от работодателя получено очередное уведомление об увольнении, после получения которого он направил в ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе» письмо с разъяснением положений трудового законодательства о запрете на увольнение по инициативе работодателя единственного кормильца ребенка до трех лет в семье, воспитывающей трех малолетних детей, если другой родитель не состоит в трудовых правоотношениях. Однако в тот же день он был уволен на основании пункта 2 части 1 статьи 81 ТК РФ. Считает свое увольнение незаконным и просит восстановить себя в должности водителя филиала ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе в Иультинском районе».

Ответчик - ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе», извещенный надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, своего представителя в судебное заседание не направил, представив ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие.

В своих возражениях относительно исковых требований ответчик указал, что многодетным отцом Кондратюк С.В. не является, так как доказательства факта усыновления или оформления опеки над детьми жены истцом работодателю не представлены. Единственным рожденным в браке с К.Ю.В. ребенком истца является К.А.С. <...> года рождения, на которого мать ребенка получает ежемесячное пособие по социальному страхованию. Кондратюк С.В. предоставил работодателю справки о совместном проживании с женой К.Ю.В. детьми жены Л.А.А.., Л.В.А. и дочерью К.А.С. Факт признания в соответствии с требованиями статьи 31 ЖК РФ членами семьи Кондратюка С.В. проживающих совместно с истцом Л.А.А. и Л.В.А.., не подтвержден. Кроме того, Кондратюк С.В. зарегистрирован с <...> как индивидуальный предприниматель. Считают доводы истца о его незаконном увольнении надуманными, необоснованными и не отвечающими действительности, в связи с чем, просят отказатьКондратюку С.В. в удовлетворении иска (л.д. <...>).

Участвующий в судебном заседании в порядке части 3 статьи 45 ГПК РФ прокурор Жеребцова Е.А. полагала исковые требования подлежащими удовлетворению, поскольку в ходе судебного разбирательства установлено, что Кондратюк С.В.действительно является единственным кормильцем ребенка в возрасте до трех лет в семье, воспитывающей трех малолетних детей, когда другой родитель не состоит в трудовых отношениях и в силу требований части 4 статьи 261 ТК РФ не мог быть уволен по пункту 2 части 1 статьи 81 ТК РФ, то есть по инициативе работодателя.

Суд, на основании части 5 статьи 167 ГПК РФ считает возможным рассмотреть настоящее дело в отсутствие представителя ответчика и, выяснив требования истца, выслушав заключение прокурора, исследовав материалы дела в их совокупности, приходит к следующему выводу.

Конституцией Российской Федерации работникам гарантировано, право на индивидуальные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения (ч. 4 ст. 37).

Работник имеет право на защиту своих трудовых прав, свобод и законных интересов всеми не запрещенными законом способами (ст. 21 ТК РФ).

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

Согласно части 3 названной статьи, увольнение по вышеуказанному основанию допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашением, трудовым договором.

В силу статьи 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью 3 статьи 81 настоящего Кодекса. О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Как следует из статьи 179 ТК РФ, при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией. При равной производительности труда и квалификации предпочтение в оставлении на работе отдается: семейным - при наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию); лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком; работникам, получившим в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание; инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества; работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы. Коллективным договором могут предусматриваться другие категории работников, пользующиеся преимущественным правом на оставление на работе при равной производительности труда и квалификации.

Судом установлено, что истец Кондратюк С.В. состоял в трудовых отношениях с ответчиком ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе» на основании трудового договора от <...>, заключенного между ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в <...>» и Кондратюком С.В., приказа ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе» № <...> от <...>(л.д. <...>).

В соответствии с приказом ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе» от <...> № <...> «Об организационно-штатных мероприятиях, утверждении штатного расписания ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе» на 2015 год», с 01 января 2015 года в штатное расписание учреждения на 2014 год внесены изменения, в частности в филиале ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе в Иультинском районе» исключены должности: инструктора-дезинфектора санитарно-эпидемиологического отдела в количестве 1,0 ставки штатной единицы, санитарки отделения санитарно-бактериологической лаборатории в количестве 1,0 ставки штатной единицы, водителя автомобиля хозяйственного отделения в количестве 1,0 ставки штатной единицы; введены должности: помощника врача по общей гигиене в санитарно-эпидемиологический отдел в количестве 0,5 ставки штатной единицы, врача по общей гигиене в санитарно-эпидемиологический отдел в количестве 1,0 ставки штатной единицы (л.д. <...>).

Факт проведения ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе» организационно-штатных мероприятий, включающих в себя сокращение штата работников учреждения, в том числе должности водителя хозяйственного отделения Иультинского филиала истцом не оспаривался и у суда не имеется оснований сомневаться, что сокращение штата действительно имело место. Что подтверждается также штатным расписанием на 2015 год, где должность водителя исключена из штата работников хозяйственного отделения филиала ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе в Иультинском районе» (л.д. <...>).

14 января 2015 года Кондратюку С.В. вручено уведомление о расторжении с ним трудового договора <...> на основании пункта 2 части 1 статьи 81 ТК РФ (сокращение численности или штата работников организации), в котором также указано, что другой работы, соответствующей квалификации работника, нижестоящей должности или нижеоплачиваемой работы у работодателя не имеется (л.д. <...>).

Аналогичные уведомления вручались работнику 16 февраля 2015 года и 16 марта 2015 года (л.д. <...>).

Таким образом, Кондратюк С.В. уведомлен работодателем о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата работников учреждения в установленные статьей 180 ТК РФ сроки.

Приказом № <...> от <...> истец уволен из хозяйственного отделения филиала ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе в Иультинском районе» 16 марта 2015 года на основании пункта 2 части 1 статьи 81 ТК РФ по сокращению численности или штата работников. С данным приказом Кондратюк С.В. ознакомлен под роспись в тот же день (л.д.<...>).

Согласно статье 251 ТК РФ под особенностями регулирования труда понимаются нормы, частично ограничивающие применение общих правил по тем же вопросам либо предусматривающие для отдельных категорий работников дополнительные правила.

Частью 4 статьи 261 ТК РФ установлен запрет на расторжение трудового договора по инициативе работодателя (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 - 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 настоящего Кодекса) с родителем (иным законным представителем ребенка), являющимся единственным кормильцем ребенка в возрасте до трех лет в семье, воспитывающей трех и более малолетних детей, если другой родитель (иной законный представитель ребенка) не состоит в трудовых отношениях.

Судом установлено, что Кондратюк С.В. с <...> состоит в зарегистрированном браке с К. (до заключения брака - <...>) Ю.В., что подтверждается свидетельством о заключении брака серии № <...>, выданным <...> отделом ЗАГС Администрации Иультинского муниципального района (л.д. <...>).

Как следует из свидетельства о рождении серии № <...>, Кондратюк С.В. и К.Ю.В.. являются родителями К.А.С., <...> года рождения (л.д. <...>).

Согласно свидетельствам о рождении серии № <...> № <...> от <...> и серии № <...> № <...> от № <...>, К.Ю.В. также является матерью малолетних - Л.А.А., <...> года рождения, и Л.В.А., <...> года рождения (л.д. <...>).

В соответствии со свидетельствами о регистрации № <...> от <...>и № <...> от <...>, справкой МУП ЖКХ «<...>» № <...> от <...> малолетние Л.А.А. и Л.В.А. проживают по адресу: <...> совместно со своей матерью К.Ю.В., сестрой К.А.С. и истцом Кондратюком С.В. (л.д. <...>)

Истец в судебном заседании указал, что когда он вступил в брак с К.Ю.В., Л.В.А. исполнилось три года, Л.А.А. - пять лет. Он (истец) фактически заменил данным детям отца. Он занимался и занимается воспитанием <...>, содержит их, так как супруга алименты от биологического отца детей не получает. Его малолетняя дочь воспитывается совместно с детьми супруги. Все вместе они являются семьей, таким образом, его ребенок воспитывается в семье, имеющей трех малолетних детей.

Из справки Отдела социальной поддержки населения в <...> Департамента социальной политики Чукотского АО № <...> от <...> следует, что К.Ю.В. относится к категории многодетной семьи в соответствии с Постановлением Правительства Чукотского АО от <...> № <...> и имеет право на получение мер социальной поддержки, установленных для многодетных семей в Чукотском АО (л.д <...>).

В соответствии со справкой <...> филиала Государственного бюджетного учреждения «<...>» от <...> № № <...>, К.Ю.В. состоит на учете в <...> ном филиале как малообеспеченная семья, получает ежемесячное государственное пособие на детей: Л.А.А., <...> года рождения, Л.В.А., <...> года рождения, К.А.С., <...> года рождения, а также ежемесячное пособие по уходу за ребенком до полутора лет, как неработающая мать (л.д. <...>). То обстоятельство, что К.Ю.В. не состоит в трудовых правоотношениях, подтверждается также трудовой книжкой, из которой следует, что она уволена <...> в связи с ликвидацией организации, сведения о трудоустройстве с указанной даты по настоящее время отсутствуют (л.д. <...>).

Таким образом, в ходе судебного разбирательства настоящего дела установлено, что истец Кондратюк С.В. является отцом и единственным кормильцем ребенка до 3 лет К.А.С., <...> года рождения, мать ребенка К.Ю.В. не состоит в трудовых отношениях и осуществляет уход за детьми. К.Ю.В. является многодетной матерью детей, не достигших 14-ти лет, все дети проживают с матерью на одной жилой площади и воспитываются совместно.

То обстоятельство, что Кондратюк С.В. не является родным отцом малолетних Л.А.А., Л.В.А., существенного значения для разрешения настоящего дела не имеет, поскольку исходя из буквального толкования части 4 статьи 261 ТК РФ истцу достаточно быть единственным кормильцем ребенка в возрасте до трех лет, который в свою очередь воспитывается в семье, имеющей трех и более малолетних детей. К.А.С., <...> года рождения, связывают родственные отношения с Л.А.А.. и Л.В.А. так как она является родной сестрой этих детей по матери, все дети проживают и воспитываются в одной семье. Отсутствие факта признания в судебном порядке малолетних <...> членами семьи истца Кондратюка С.В. не свидетельствует о том, что его дочь не воспитывается в семье, имеющей трех детей.

Доводы ответчика о том, что Кондратюк С.В. помимо основной работы осуществляет предпринимательскую деятельность, не опровергают тот факт, что истец является единственным кормильцем ребенка в возрасте до трех лет. Часть 4 статьи 261 ТК РФ не предусматривает такого ограничения в ее применении как осуществление работником совместно с основной работой иного вида деятельности, в том числе и предпринимательской. Работа в ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе» являлась для Кондратюка С.В. основной, по данной работе он получал предусмотренные трудовым законодательством гарантии, компенсации и льготы.

Из пояснений истца, данных в судебном заседании, следует, что он в феврале 2015 года и в день увольнения 16 марта 2015 года уведомлял ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе» о своем семейном положении с предоставлением работодателю подтверждающих документов. Данный факт ответчиком не оспаривается, о чем он указывает в своих возражениях относительно исковых требований (л.д. <...>).

Принимая во внимание изложенное, суд приходит к выводу, что на Кондратюка С.В. в полной мере распространяются положения части 4 статьи 261 ТК РФ, ввиду чего он не мог быть уволен на основании пункта 2 части 1 статьи 81 ТК РФ по сокращению штата работников ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе», в том числе и при отсутствии в учреждении вакантных мест. При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что увольнение Кондратюка С.В. произведено ответчиком с нарушением действующего трудового законодательства, регулирующего труд лиц с семейными обязанностями по следующим основаниям.

Кроме того, суд не может согласиться с доводами ответчика об отсутствии в филиале ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе в Иультинском районе» вакантной нижестоящей должности, нижеоплачиваемой работы.

Согласно части 2 статьи 1 ТК РФ к числу основных задач трудового законодательства отнесено создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 81 ТК РФ трудовой договор с работником может быть расторгнут по инициативе работодателя в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя. Проведением подобных мероприятий работодатель реализует право на принятие необходимых кадровых решений в целях осуществления эффективной экономической деятельности, рационального управления имуществом (Определение Конституцион-ного Суда Российской Федерации от 17.11.2009 № 1383-О-О).

Из разъяснения, содержащегося в пункте 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», следует, что увольнение в связи с сокращением численности или штата работников допускается только в случае, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую работу, имеющуюся у работодателя, которую работник может выполнять с учетом его квалификации, состояния здоровья, опыта работы, образования.

Соблюдение этого правила обеспечивается возложением на работодателя обязанности по предложению работнику всех вакансий, которые отвечают перечисленным требованиям и имеются у него в данной местности (часть 3 статьи 81 ТК РФ).

По смыслу статьи 60.2 ТК РФ под совмещением профессий (должностей) понимается поручение работодателем работнику с его письменного согласия выполнение в течение установленной продолжительности рабочего дня (смены) наряду с работой, определенной трудовым договором, дополнительной работы по другой или такой же профессии (должности) за дополнительную оплату. Срок, в течение которого работник будет выполнять дополнительную работу, ее содержание и объем устанавливаются работодателем с письменного согласия работника. При этом, работник имеет право досрочно отказаться от выполнения дополнительной работы, а работодатель - досрочно отменить поручение о ее выполнении, предупредив об этом другую сторону в письменной форме не позднее чем за три рабочих дня.

Таким образом, совмещение профессий (должностей) не требует оформления отдельного трудового договора, поручение о выполнении дополнительной работы может быть в любое время отменено (ст. 60.2 ТК РФ). Следовательно, отсутствуют препятствия для заключения с увольняемым работником трудового договора на неопределенный срок по этой должности.

В связи с изложенным, должность, обязанности по которой на условиях совмещения выполняет работник, занимающий другую штатную единицу по основному месту работы, следует считать вакантной и работодатель обязан предлагать увольняемому работнику указанную должность в целях соблюдения соответствующей процедуры.

Согласно штатным замещениям ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе» на январь, февраль, март 2015 года в Иультинском филиале имелись:

- не занятые должности: в санитарно-эпидемиологическом отделе - врач по общей гигиене в количестве 1 штатной единицы и 0,5 штатной единицы, помощник врача-эпидемиолога в количестве 1 штатной единицы, помощник врача по общей гигиене в количестве 0,5 штатной единицы; в санитарно-бактериологической лаборатории - врач-бактериолог в количестве 1 штатной единицы;

- должности, исполнение обязанности по которым возложено на условиях совмещения должностей на работников филиала: документовед в количестве 0,5 штатной единицы; в санитарно-эпидемиологическом отделе - врач-эпидемиолог в количестве 1 штатной единицы; в санитарно-бактериологической лаборатории - фельдшер-лаборант в количестве 1 штатной единицы; в санитарно-гигиенической лаборатории - санитарка в количестве 1 штатной единицы; в хозяйственном отделении - уборщик служебных помещений в количестве 0,5 штатной единицы (л.д. <...>).

Должности врача по общей гигиене, помощника врача-эпидемиолога, помощника врача по общей гигиене, врача-бактериолога, врача-эпидемиолога, фельдшера-лаборанта в соответствии с Единым квалификационным справочником должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел «Квалификационные характеристики должностей работников в сфере здравоохранения, утвержденным приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23.07.2010 № 541н, требуют специального высшего профессионального или среднего профессионального образования.

Должность документоведа, согласно Квалификационному справочнику должностей руководителей, специалистов и других служащих, утвержденному Постановлением Министерства труда Российской Федерации от 21.08.1998 № 37, также требует высшего профессионального образования.

Таким образом, вышеуказанные должности не могли быть предложены для трудоустройства Кондратюку С.В., имеющему в соответствии с личной карточкой работника среднее (полное) общее образование (л.д. <...>).

Между тем, в Иультинском филиале в течение двух месяцев, предшествующих увольнению Кондратюка С.В., и на момент его увольнения имелись также должности санитарки (санитара для лиц мужского пола) и уборщика служебных помещений, обязанности по которым на условиях совмещения выполняли работники, занимающие другие штатные единицы в филиале.

Согласно подразделу IV Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел «Квалификационные характеристики должностей работников в сфере здравоохранения, должность санитарки (санитара) относится к должностям младшего медицинского и фармацевтического персонала, требование к квалификации - среднее (полное) общее образование без предъявления требований к стажу работы.

В соответствии с Квалификационным справочником профессий рабочих, которым устанавливаются месячные оклады, утвержденным Постановлением Государственного комитета СССР по труду и социальным вопросам и ВЦСПС от 20.02.1984 № 58/3-102, к должности уборщика служебных помещений не предъявляются требования к образованию и стажу работы.

Как установлено по делу, данные должности также являлись вакантными, однако в нарушение статей 81, 180 ТК РФ работодателем Кондратюку С.В. не предлагались.

При таких обстоятельствах, суд признает увольнение Кондратюка С.В. по сокращению штата работников организации незаконным, в связи с чем исковое требование подлежит удовлетворению, а истец - восстановлению на работе в должности водителя автомобиля хозяйственного отделения филиала ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе в Иультинском районе» с 16 марта 2015 года.

Разрешая вопрос о взыскании с ответчика среднего заработка за все время вынужденного прогула, суд приходит к следующему.

В соответствии со статьей 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный последним заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате незаконного увольнения работника.

Согласно статье 394 ТК РФ в случае признания увольнения незаконным работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор. Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

В пункте 62 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке, предусмотренном статьей 139 ТК РФ.

В силу требований статьи 139 ТК РФ для всех случаев определения размера средней заработной платы (среднего заработка), предусмотренных настоящим Кодексом, устанавливается единый порядок ее исчисления.

Порядок расчета средней заработной платы за время вынужденного прогула регулируется нормами Трудового кодекса Российской Федерации и Положением об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.12.2007 № 922 (далее Положение).

В соответствии с пунктом 2 названного Положения и частью 2 статьи 139 ТК РФ для расчета среднего заработка учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя, независимо от источников этих выплат.

При этом, как следует из пункта 2 Положения, к таким выплатам относятся:

заработная плата, начисленная работнику по тарифным ставкам, окладам (должностным окладам) за отработанное время;

надбавки и доплаты к тарифным ставкам, окладам (должностным окладам) за профессиональное мастерство, классность, выслугу лет (стаж работы), знание иностранного языка, работу со сведениями, составляющими государственную тайну, совмещение профессий (должностей), расширение зон обслуживания, увеличение объема выполняемых работ, руководство бригадой и другие;

выплаты, связанные с условиями труда, в том числе выплаты, обусловленные районным регулированием оплаты труда (в виде коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате), повышенная оплата труда на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными и иными особыми условиями труда, за работу в ночное время, оплата работы в выходные и нерабочие праздничные дни, оплата сверхурочной работы; премии и вознаграждения, предусмотренные системой оплаты труда; другие виды выплат по заработной плате, применяемые у соответствующего работодателя.

Согласно пунктам 3, 5 Положения для расчета среднего заработка не учитываются выплаты социального характера и иные выплаты, не относящиеся к оплате труда (материальная помощь, оплата стоимости питания, проезда, обучения, коммунальных услуг, отдыха и другие). При исчислении среднего заработка из расчетного периода исключается время, а также начисленные за это время суммы, если: а) за работником сохранялся средний заработок в соответствии с законодательством Российской Федерации, за исключением перерывов для кормления ребенка, предусмотренных трудовым законодательством Российской Федерации; б) работник получал пособие по временной нетрудоспособности или пособие по беременности и родам; в) работник не работал в связи с простоем по вине работодателя или по причинам, не зависящим от работодателя и работника; г) работник не участвовал в забастовке, но в связи с этой забастовкой не имел возможности выполнять свою работу; д) работнику предоставлялись дополнительные оплачиваемые выходные дни для ухода за детьми-инвалидами и инвалидами с детства; е) работник в других случаях освобождался от работы с полным или частичным сохранением заработной платы или без оплаты в соответствии с законодательством Российской Федерации.

На основании пункта 4 Положения и части 3 статьи 139 ТК РФ, расчет среднего заработка работника независимо от режима его работы производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале - по 28-е (29-е) число включительно).

Из пункта 9 Положения следует, что средний заработок работника определяется путем умножения среднего дневного заработка на количество дней (календарных, рабочих) в периоде, подлежащем оплате. Средний дневной заработок, кроме случаев определения среднего заработка для оплаты отпусков и выплаты компенсаций за неиспользованные отпуска, исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за отработанные дни в расчетном периоде, включая премии и вознаграждения, учитываемые в соответствии с пунктом 15 настоящего Положения, на количество фактически отработанных в этот период дней.

По расчетам ответчика среднедневной заработок Кондратюка С.В. составляет <...> рубль (л.д. <...>). Истцом данный расчет не оспаривался, свой расчет не предоставлялся

Однако, суд полагает, что указанный расчет произведен ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе» неверно. Исходя из расчета ответчика, сумма фактически начисленной Кондратюку С.В. за отработанные дни в расчетном периоде заработной платы составляет <...> рублей. При этом, из данной суммы исключены начисленные Кондратюку С.В. в расчетном периоде суммы отпускных в мае 2014 года, премий (квартальных, годовой и из фонда заработной платы (ПФОТ) в апреле, октябре, декабре 2014 года, январе 2015 года), а также надбавка за эффективность работы в ноябре 2014 года (л.д. <...>).

Необходимость учета данных сумм предусмотрена пунктом 2 Положения. В части учета начисленных отпускных, то данные выплаты относятся к выплатам по заработной плате. Отпуска являются временем отдыха, а не днями освобождения работника от работы, в связи с чем на суммы отпускных не распространяются требования подпункта «е» пункта 5 Положения. Таким образом, у ответчика не имелось оснований исключать данные суммы из расчета.

Кроме того, в расчете указано, что в августе 2014 года Кондратюк С.В. проработал 1 рабочий день и ему начислена заработная плата в сумме <...> рубля. Как следует из лицевой карточки работника (л.д. <...>), в августе 2014 года ему начислено <...> рубля, из них <...> рублей за простой. Данная сумма исключена из расчета среднедневного заработка.

Между тем, в табеле учета рабочего времени за август 2014 года указано, что Кондратюком отработано 6 рабочих дней, которые не обозначены как дни простоя (л.д. <...>). В соответствии с Постановлением Госкомстата Российской Федерации от 05.01.2004 № 1 «Об утверждении унифицированных форм учетной документации по учету труда и его оплаты» время простоя в табелях учета рабочего времени отображается следующими обозначениями: РП - время простоя по вине работодателя; НП - время простоя по причинам, не зависящим от работодателя и работника; ВП - время простоя по вине работника.

Принимая во внимание, что частью 4 статьи 91 ТК РФ установлена обязанность работодателя по ведению учета отработанного работниками времени и табель учета рабочего времени является единственным документом, объективно подтверждающим количество отработанных работниками дней и часов, в связи с чем суд полагает, что в данном случае следует руководствоваться табелем учета рабочего времени и, соответственно, при расчете среднего заработка Кондратюка С.В. следует учитывать фактически отработанные им в августе 6 рабочих дней и фактически начисленную за эти дни заработную плату в сумме <...> рубля.

Судом произведен свой расчет среднедневного заработка.

В расчетный период времени Кондратюку С.В. начислена заработная плата в размере <...> рублей <...> копейка (за исключением материальной помощи в сумме <...> руб., выплаченной декабре 2014 года в связи с рождением ребенка).

В частности, согласно лицевым карточкам работника Кондратюку С.В. в расчетный период начислено: в марте 2014 - <...> руб.; в апреле 2014 - <...> руб., в том числе премия из фонда заработной платы в сумме <...> руб.; в мае 2014 - <...> руб., в том числе отпускные в сумме <...> руб.; в июне, июле 2014 года заработная плата не начислялась в связи с нахождением работника в очередном отпуске; в августе 2014 - <...> руб.; в сентябре 2014 - <...> руб., в том числе квартальная премия в сумме <...> руб.; в октябре 2014 - <...> руб., в том числе премия из фонда заработной платы в сумме <...> руб.; в ноябре 2014 - <...> руб., в том числе надбавка за эффективность работы в сумме <...> руб.; в декабре 2014 - <...> руб. (за вычетом материальной помощи в сумме <...> руб.), в том числе премия из фонда заработной платы в сумме <...> руб., квартальная премия в сумме <...> руб., премия по итогам года в сумме <...> руб.; в январе 2015 - <...> руб., в том числе премия из фонда заработной платы в сумме <...> руб.; в феврале 2015 - <...> руб. (л.д. <...>).

В соответствии с табелями учета рабочего времени, Кондратюком С.В. в расчетный период с 01 марта 2014 года по 28 февраля 2015 года фактически отработано 168 рабочих дней, а именно: в марте 2014 - 20 дней; в апреле 2014 - 22 дня; в мае 2014 - 3 дня; в июне, июле 2014 находился в очередном отпуске; в августе 2014 - 6 дней; в сентябре 2014 - 22 дня; в октябре 2014 - 20 дней; в ноябре 2014 - 18 дней; в декабре 2014 - 23 дня; в январе 2015 - 15 дней; в феврале 2015 - 19 дней (л.д. <...>).

Таким образом, среднедневная заработная плата истца составляет: <...> руб. / 168 дн. = <...> рубля.

Количество дней вынужденного прогула с 17.03.2015 (следующего дня за днем увольнения) по 15.04.2015 (день вынесения решения суда) включительно при пятидневной рабочей неделе составляет 22 рабочих дня.

С учетом изложенного, размер среднего заработка за время вынужденного прогула Кондратюка С.В. составляет: <...> руб. х 22 дн. = <...> рубля <...> копейки (без учета подоходного налога).

Как указано в пункте 62 разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», при взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету.

Из лицевой карточки работника следует, что при увольнении Кондратюку С.В. начислены: сохраняемый заработок на период трудоустройства - <...> рублей, компенсация за неиспользованный отпуск - <...> рублей, выходное пособие - <...> рубля (л.д. <...>), а всего на общую сумму <...> рублей.

Поскольку размер произведенных истцу при увольнении выплат превышает размер причитающегося ему среднего заработка за время вынужденного прогула, у суда отсутствуют основания для взыскания с ответчика в пользу истца данного заработка.

Разрешая вопрос о распределении судебных расходов, суд приходит к следующему.

Как следует из пункта 1 части 1 статьи 333.36 НК РФ, статьи 393 ТК РФ, при обращении в суд с иском, вытекающим из трудовых правоотношений, работники освобождаются от уплаты государственной пошлины.

Согласно части 1 статьи 103 ГПК РФ государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований

В силу пункта 3 части 1 статьи 333.19 НК РФ, при подаче искового заявления неимущественного характера государственная пошлина для физических лиц уплачивается в размере 300 рублей.

Учитывая изложенное, с ответчика ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе» на основании части 1 статьи 103 ГПК РФ в доход бюджета Иультинского муниципального района подлежит взысканию государственная пошлина в указанном размере.

Руководствуясь статьей 394 ТК РФ, статьями 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

исковое требование Кондратюка С.В. к Федеральному бюджетному учреждению здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе» о восстановлении на работе удовлетворить.

Кондратюка С.В., <...> года рождения, уроженца <...>, восстановить на работе в должности водителя автомобиля хозяйственного отделения филиала Федерального бюджетного учреждения здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Чукотском автономном округе в Иультинском районе» с 16 марта 2015 года.

Взыскать с Федерального бюджетного учреждения здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в <...>», расположенного по адресу: 689000, <...> <...>, запись в ЕГРЮЛ внесена <...>, ИНН № <...>, в доход бюджета Иультинского муниципального района государственную пошлину в размере <...> (<...>) рублей.

Решение суда в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в суд Чукотского автономного округа через Иультинский районный суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Решение в окончательной форме принято 20 апреля 2015 года.


Судья И.А. Пеннер




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ > Решение Иультинского районного суда Чукотского автономного округа от 15.04.2015 № 2-211/2015