Главная > Судебная практика > Увольнение по сокращению > Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 17.02.2016 № 33-1013/16



Увольнение по сокращению признано незаконным, поскольку работнику не была предложена вакантная должность, обязанности по которой на условиях совмещения выполнял другой работник
Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 05.02.2014 № 33-668/2014
Апелляционное определение Московского городского суда от 22.11.2013 № 11-37802
Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 20.08.2013 № 33-6616/13
Постановление Президиума Красноярского краевого суда от 11.10.2011 № 44Г-47/2011

СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-1013/16

17 февраля 2016 г.

Судья Степанова Е.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда в составе
председательствующего Минаева Е.В.,
судей Дубинина А.И. и Меньшова С.В.,
при секретаре К.Д.,
с участием прокурора отдела прокуратуры Ставропольского края Ледовской Н.В.,
истца В.И.В.,
представителей ответчика С. и К.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению В.И.В. к государственному бюджетному профессиональному образовательному учреждению Ставропольского края "Ставропольское училище олимпийского резерва (техникум)" о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда
по апелляционной жалобе государственного бюджетного профессионального образовательного учреждения Ставропольского края "Ставропольское училище олимпийского резерва (техникум)" в лице представителя К.А. на решение Промышленного районного суда города Ставрополя от 6 ноября 2015 года.

Заслушав доклад судьи Ставропольского краевого суда Минаева Е.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

В.И.В. обратилась в суд с исковым заявлением к государственному бюджетному профессиональному образовательному учреждению Ставропольского края "Ставропольское училище олимпийского резерва (техникум)" (далее по тексту - ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва") о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере 70 000 рублей.

В обоснование заявленных исковых требований указано, что 1 августа 2012 года В.И.В. принята на работу в ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва" на должность заместителя директора по кадровым и правовым вопросам, что подтверждается трудовым договором от 1 августа 2012 года № 364.

12 января 2015 года В.И.В. вручено уведомление № 3 о сокращении занимаемой ею должности с 15 марта 2015 года. Приказом от 30 марта 2015 года № 51-л.с. трудовой договор от 1 августа 2012 года № 364 расторгнут 1 апреля 2015 года в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ (в связи с сокращением численности или штата организации).

Считает увольнение незаконным, так как работодателем нарушен установленный трудовым законодательством порядок увольнения. В частности, работодателем ей были предложены не все имевшиеся вакантные должности.

В результате неправомерных действий работодателя резко ухудшилось состояние здоровья истца, что привело не только к ее временной нетрудоспособности, но и к необходимости оперативного лечения, что, в свою очередь, повлекло существенные материальные затраты. Кроме того, незаконными действиями ответчика В.И.В. причинен моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях, унижениях, неудобствах, связанных с отстаиванием своих законных прав в суде.

Решением Промышленного районного суда г. Ставрополя от 6 ноября 2015 года исковые требования удовлетворены частично. Суд признал приказ ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва" от 30 марта 2015 года № 51-л.с. о расторжении с В.И.В. трудового договора от 1 августа 2012 года № 364 незаконным; восстановил ее в должности заместителя директора по кадровым и правовым вопросам ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва" с даты незаконного увольнения, то есть с 1 апреля 2015 года, взыскал с ответчика в пользу В.И.В. средний заработок за время вынужденного прогула за вычетом выплаченного среднего заработка на период трудоустройства, то есть за период с 1 июля 2015 года до вступления настоящего решения суда в законную силу, и компенсацию морального вреда в размере 20000 рублей. В удовлетворении оставшейся части исковых требований отказано.

Этим же решением с ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва" взыскана государственная пошлина в размере 300 рублей.

В апелляционной жалобе ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва" в лице представителя К.А. просит решение суда отменить, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права. Выводы суда о несоблюдении работодателем процедуры увольнения являются необоснованными, поскольку должность, занимаемая работником в рамках совмещения, в силу требований закона не относится к вакантной, в связи с чем не должна была предлагаться истцу в связи с ее сокращением.

В возражениях на апелляционную жалобу истец В.И.В. просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В заседании судебной коллегии представитель ответчика С. и К.А. просили апелляционную жалобу удовлетворить, решение суда первой инстанции отменить и в удовлетворении иска отказать.

Прокурор отдела прокуратуры Ставропольского края Ледовская Н.В. и истец В.И.В. просили решение суда оставить без изменения.

В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Учитывая приведенные положения процессуального закона, проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы и отмены решения суда.

Судом установлено, что с 1 августа 2012 года истица В.И.В. состояла в трудовых отношениях с ответчиком ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва". На основании трудового договора № 364 от 1 августа 2012 года занимала должность заместителя директора по кадровым и правовым вопросам.

В последующем 1 сентября 2014 года между истцом и ответчиком заключено дополнительное соглашение к трудовому договору № 364 от 1 августа 2012 года.

12 января 2015 года ответчиком в адрес истца В.И.В. направлено уведомление (исх. № 03) о том, что в связи с сокращением штата работников ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва" занимаемая ею должность будет сокращена, и трудовой договор с ней будет расторгнут 15 марта 2015 года. С данным уведомлением истец В.И.В. ознакомлена под роспись 12 января 2015 года.

15 января 2015 года ответчиком ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва" издан приказ № 08-о.д. о проведении мероприятий по сокращению штата, в соответствии с которым в связи с проведением организационно-штатных мероприятий с 18 марта 2015 года сокращена численность работников и должности в ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва", в том числе и должность, занимаемая истцом В.И.В. (заместитель директора по кадровым и правовым вопросам).

16 января 2015 года ответчиком ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва" в адрес истца В.И.В. направлено уведомление (исх. № 16) о том, что в связи с сокращением штата работников ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва" издан приказ № 08-о.д. от 15 января 2015 года "О сокращении численности или штата работников". В соответствии с ч. 1 ст. 180 ТК РФ истцу предложен ряд должностей в ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва". 16 января 2015 года составлен акт о том, что истец В.И.В. отказалась от ознакомления с вышеуказанным уведомлением.

30 марта 2015 года ответчиком издан приказ № 52-л.с. о выплате истцу В.И.В. выходного пособия и сохранении за ней среднемесячного заработка на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия) с 2 апреля 2015 года по 1 июня 2015 года в связи с расторжением с ней трудового договора.

Судом установлено, что 16 января 2015 года, 1 апреля 2015 года ответчиком ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва" в связи с сокращением штата работников были предложены истцу В.И.В. следующие должности:
- уборщик служебных помещений - 1 ставка,
- дворник - 1 ставка,
- специалист по связям с общественностью - 0,5 ставки,
- кладовщик - 0,5 ставки,
- ремонтировщик плоскостных спортивных сооружений - 0,5 ставки,
- техник - 0,5 ставки,
- диспетчер - 0,5 ставки,
- грузчик - 0,5 ставки.

Разрешая спор и восстанавливая истца на работе в прежней должности, суд первой инстанции исходил из того, что истцу в нарушение положений ст. ст. 180, 81 ТК РФ были предложены не все имеющиеся в ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва" вакансии, соответствующие ее специальности и квалификации.

Так, в силу п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

Увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации допускается, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу.

Работодатель в указанном случае обязан предложить работнику работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника, а при отсутствии такой работы - иную имеющуюся в организации вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу, которую работник может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

В соответствии со ст. 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса.

При этом обязанность доказать обстоятельства, свидетельствующие о том, что работодателем был соблюден порядок увольнения по указанному основанию, лежит на работодателе.

Согласно списку должностей и сотрудников, работающих на условиях внутреннего совмещения, внутреннего совместительства, внешнего совместительства, у ответчика ГБПОУ СК "Ставропольское училище олимпийского резерва" имелись иные должности, которые были заняты на условиях внутреннего совмещения и истцу не предлагались (т. 1 л.д. 53 - 55).

Согласно имеющимся в деле приказам работники, занимавшие должности по совмещению, получали доплату за увеличение объема работ (дополнительную работу).

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что должности по совмещению являлись вакантными и должны были быть предложены истцу при увольнении.

Согласно положениям ст. 60.2 Трудового кодекса РФ с письменного согласия работника ему может быть поручено выполнение в течение установленной продолжительности рабочего дня наряду с работой, определенной трудовым договором, дополнительной работы по другой или такой же профессии (должности) за дополнительную оплату.

При выполнении дополнительной работы на условиях совмещения должностей в отличие от совместительства заключения другого трудового договора не требуется. При совмещении должностей работник занимает только одну должность, при этом совмещаемая должность, по которой работник определенное время исполняет трудовые обязанности, остается вакантной.

Согласно ч. 2 ст. 1 Трудового кодекса РФ к числу основных задач трудового законодательства отнесено создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений. Поэтому в Трудовом кодексе РФ предложены различные способы их разрешения с точки зрения конкретных жизненных обстоятельств, возникающих в сфере наемного труда.

В частности, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор с работником может быть расторгнут по инициативе работодателя в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя. Проведением подобных мероприятий работодатель реализует право на принятие необходимых кадровых решений в целях осуществления эффективной экономической деятельности, рационального управления имуществом.

Вместе с тем увольнение по указанному основанию допускается только в случае, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую работу, имеющуюся у работодателя, которую работник может выполнять с учетом его квалификации, состояния здоровья, опыта работы, образования (п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

Соблюдение этого правила обеспечивается возложением на работодателя обязанности по предложению работнику всех вакансий, которые отвечают перечисленным требованиям и имеются у него в данной местности.

Такое правовое регулирование способствует установлению баланса конституционных прав и свобод работника и работодателя, основанных на ст. ст. 34, 35, 37 Конституции Российской Федерации, и справедливому согласованию прав и интересов сторон в трудовом договоре (Определение Конституционного Суда РФ от 26 мая 2011 года № 598-О-О).

Совмещение профессий (должностей) не препятствует заключению трудового договора с работником, отношения с которым подлежат прекращению, в случае, если невозможно перевести его на другую работу по такой должности. Поэтому работодатель обязан предлагать увольняемому работнику должность, по которой оформлено совмещение, в целях соблюдения соответствующей процедуры.

Кроме того, как было указано, совмещение профессий (должностей) не требует оформления отдельным трудовым договором и поручение о выполнении дополнительной работы может быть в любое время отменено (ст. 60.2 ТК РФ). Следовательно, отсутствуют препятствия для заключения с увольняемым работником трудового договора на неопределенный срок по этой должности. Обстоятельством, характеризующим должность в качестве вакантной, выступает возможность заключения с лицом бессрочного трудового договора.

В связи с изложенным должность, обязанности по которой на условиях совмещения выполняет работник, занимающий другую штатную единицу по основному месту работы, следует считать вакантной и такая должность должна предлагаться высвобождаемым по сокращению штата работникам.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что процедура увольнения истца ответчиком была нарушена.

В силу ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействиями работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Согласно п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" в соответствии с частью четвертой статьи 3 и частью девятой статьи 394 Кодекса суд вправе удовлетворить требование лица, подвергшегося дискриминации в сфере труда, а также требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконно переведенного на другую работу, о компенсации морального вреда. Учитывая, что Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

Основанием для взыскания морального вреда является сам факт нарушения трудовых прав работника.

Нарушение трудовых прав истца бесспорно подтверждается материалами дела.

С учетом установленных по делу обстоятельств суд обоснованно взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда.

Размер компенсации морального вреда определен судом первой инстанции с учетом всех обстоятельств дела, исходя из объема и характера причиненных работнику нравственных страданий, степени вины работодателя, а также требований разумности и справедливости.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о незаконности произведенного увольнения, восстановлении истца в занимаемой должности и взыскании компенсации морального вреда.

Учитывая, что судом правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда основаны на законе и подтверждаются доказательствами, а доводы апелляционной жалобы являются несостоятельными, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения судебного решения.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Промышленного районного суда города Ставрополя от 6 ноября 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу государственного бюджетного профессионального образовательного учреждения Ставропольского края "Ставропольское училище олимпийского резерва (техникум)" в лице представителя К.А. - без удовлетворения.


Председательствующий:

Судьи:




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по сокращению > Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 17.02.2016 № 33-1013/16