Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 15.09.2015 № 33-12983/2015


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Невыход работника на работу после подачи им заявления об увольнении по собственному желанию в связи с нарушением работодателем трудового законодательства является прогулом, поскольку это нарушение работодателя не было установлено соответствующим органом
Аналогичная позиция:
Кассационное определение Московского городского суда от 26.08.2011 № 33-26923

Противоположная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 08.08.2013 № 11-23649


Свердловский областной суд


Судья Маракова Ю.С.

Дело № 33-12983/2015

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

15 сентября 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе
председательствующего Васильевой А.С., судей Редозубовой Т.Л., Петровской О.В.,
при секретаре Д.
рассмотрела в открытом судебном заседании 15.09.2015 гражданское дело по иску Г.А.Ю. к индивидуальному предпринимателю Т.В.Н. о признании приказа об увольнении незаконным, изменении даты и основания увольнения, внесении изменений в трудовую книжку, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и судебных расходов
по апелляционной жалобе истца на решение Нижнетуринского городского суда Свердловской области от 02.06.2015.

Заслушав доклад судьи Петровской О.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Г.А.Ю. обратилась в суд с иском к ИП Т.В.Н., указав, что с <...> состояла с ответчиком в трудовых отношениях, с <...> занимала должность <...>. <...> истец написала заявление об увольнении по собственному желанию с <...>. Вместе с тем, приказом работодателя была уволена по п. п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул - отсутствие на рабочем месте с <...> по <...> без уважительных причин. Полагает, что действия работодателя по увольнению являются незаконными, поскольку ответчик обязан был расторгнуть трудовой договор с даты, указанной в заявлении об увольнении - <...> на основании ч. 3 ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации. Просила признать незаконным приказ об увольнении, изменить формулировку основания увольнения на увольнение по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (по инициативе работника), изменить дату увольнения на день вынесения судом решения, взыскать с ответчика заработную плату за период вынужденного прогула и компенсацию за неиспользованный отпуск, компенсацию морального вреда.

Решением Нижнетуринского городского суда Свердловской области от 02.06.2015 в удовлетворении исковых требований Г.А.Ю. отказано.

С таким решением истец не согласилась, в апелляционной жалобе просит его отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении иска, ссылается на несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела; неправильное применение норм материального права.

Исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений на нее в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда.

Разрешая спор, суд правильно определил характер правоотношений сторон и нормы закона, которые их регулируют, исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, собранным по делу доказательствам, в том числе показаниям свидетелей дал оценку в их совокупности в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что с <...> Г.А.Ю. состояла в трудовых отношениях с ИП Т.В.Н., в том числе с <...> - в должности <...>.

<...> истцом на имя ответчика подано заявление об увольнении по собственному желанию с <...>; с указанной даты истец на работу не выходила, трудовые обязанности не исполняла. Согласно резолюции ИП Т.В.Н. на заявлении увольнение истца с <...> согласовано не было, указано "с <...>".

Приказом от <...> № 1/л Г.А.Ю. уволена с <...> по п. п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации - за совершение однократного грубого нарушения трудовых обязанностей, а именно совершение прогула - отсутствие на рабочем месте с <...> по <...> без уважительных причин; <...> истец ознакомлена с данным приказом.

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. ст. 16, 21, 56, 66, 67, 68, 80, 81, 91, 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации, а также разъяснениями, содержащимися в п. п. 22, 53 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", установив факт отсутствия истца на рабочем месте без уважительных причин с <...> по <...> в течение всего рабочего дня, пришел к обоснованному выводу о законности увольнения истца, соблюдении ответчиком порядка и процедуры увольнения.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда первой инстанции, поскольку они соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения, и установленным обстоятельствам дела.

В соответствии с п. п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Разъясняя данное положение закона, Верховный Суд Российской Федерации в п. 39 Постановления от 17.03.2004 № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" указал, что если трудовой договор с работником расторгнут по п. п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул, необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию, в частности, может быть произведено: за невыход на работу без уважительных причин, то есть отсутствие на работе в течение всего рабочего дня (смены) независимо от продолжительности рабочего дня (смены); за нахождение работника без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня вне пределов рабочего места; за самовольное использование дней отгулов, а также за самовольный уход в отпуск (основной, дополнительный).

В силу ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде увольнения по соответствующим основаниям.

При этом, право выбора конкретной меры дисциплинарного взыскания из числа предусмотренных законодательством принадлежит работодателю, который должен учитывать степень тяжести проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение работника.

Согласно ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Из материалов дела следует, что при рассмотрении данного спора по существу ответчиком в суд были представлены доказательства, свидетельствующие о наличии в действиях истца прогула без уважительных причин, а также соблюдении установленного законом порядка применения дисциплинарного взыскания, о соответствии вида дисциплинарного взыскания совершенному Г.А.Ю. дисциплинарному проступку.

Проверяя доводы истца о том, что, она написала заявление об увольнении по собственному желанию в связи с нарушением работодателем ее трудовых прав в порядке ч. 3 ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации с <...>, и именно с этой даты ответчик обязан был расторгнуть трудовой договор, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что данные обстоятельства не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

Согласно ч. 1 ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен названным Кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении (ч. 2 названной нормы).

При этом, ч. 3 ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает, что в случаях, когда заявление работника об увольнении по его инициативе (по собственному желанию) обусловлено невозможностью продолжения им работы (зачисление в образовательную организацию, выход на пенсию и другие случаи), а также в случаях установленного нарушения работодателем трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, локальных нормативных актов, условий коллективного договора, соглашения или трудового договора работодатель обязан расторгнуть трудовой договор в срок, указанный в заявлении работника.

Обязанность работодателя расторгнуть трудовой договор до истечения срока предупреждения об увольнении возникает, когда факт нарушения трудовых прав работника установлен, и существует как объективное обстоятельство, дающее основание для досрочного расторжения трудового договора.

Вместе с тем, из материалов дела следует, что в поданном на имя ответчика заявлении об увольнении по собственному желанию с <...> истец не ссылалась на наличие обстоятельств, обусловивших данное намерение, которые в силу ч. 3 ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации возлагали на ответчика обязанность расторгнуть трудовой договор в срок, указанный в заявлении.

Также судебная коллегия полагает необоснованными доводы автора жалобы о том, что увольнение истца было обусловлено нарушением ответчиком условий заключенного с нею трудового договора, поскольку они не подтверждены соответствующими актами органов, осуществляющих государственный надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства, актами комиссии по трудовым спорам, судебными постановлениями (п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации"). В связи с этим право на расторжение трудового договора в указанный в заявлении срок на основании ч. 3 ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации у истца отсутствовало.

Доказательств, свидетельствующих об обратном, в том числе о применении самозащиты трудовых прав в соответствии со ст. 142, ч. 1 ст. 379 Трудового кодекса Российской Федерации, истцом в нарушение положений ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

Доводы апелляционной жалобы истца, оспаривающие выводы суда в указанной части, судебная коллегия признает несостоятельными, поскольку они являлись предметом тщательного исследования суда первой инстанции, им дана надлежащая правовая оценка.

Указание автора жалобы то, что она передала ключи от магазина, а ответчик принял на ее место другого человека, не может служить основанием для отмены решения, так как данные обстоятельства не подтверждаются материалами дела.

Принимая во внимание вышеизложенное, а также учитывая, что в соответствии со ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации расторжение трудового договора до истечения срока предупреждения об увольнении возможно только по соглашению между работником и работодателем, каких-либо допустимых доказательств, свидетельствующих о достижении между сторонами соглашения о прекращении трудового договора с 22.03.2015, (вопреки доводам апеллянта) в материалы дела не представлено, у ответчика не возникло обязанности по изданию приказа об увольнении истца по собственному желанию с <...>. Тогда как у истца имелась обязанность отработать две недели с момента получения работодателем ее заявления об увольнении, чего в данном случае работником не было соблюдено.

Поскольку факт отсутствия истца на рабочем месте с <...> по <...> без уважительной причины в течение всего рабочего дня подтвержден материалами дела, в том числе: актами об отсутствии на рабочем месте от <...>, <...>, <...>, <...>, <...>, табелем учета рабочего времени за <...>, уведомлением от <...> о необходимости представить письменное объяснение о причинах отсутствия на рабочем месте в срок до <...>, которое получено истцом <...>, письменными объяснениями, в которых истец изложила обстоятельства по поводу невыхода на работу с <...> по <...>, а предусмотренный ст. ст. 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации порядок привлечения к дисциплинарной ответственности работодателем не нарушен, то оснований для удовлетворения соответствующих требований истца об изменении формулировки увольнения у суда не имелось.

Принимая во внимание, что в ходе судебного разбирательства не было установлено нарушений работодателем прав работника, обоснованным является и вывод суда об отказе во взыскании в пользу истца среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Что касается доводов жалобы о невыплате истцу компенсации за неиспользованный отпуск, то судебная коллегия признает их несостоятельными.

Согласно ч. 1 ст. 248 Трудового кодекса Российской Федерации взыскание с виновного работника суммы причиненного ущерба, не превышающей среднего месячного заработка, производится по распоряжению работодателя.

Как следует из расчетного листка, по итогам работы за <...> истцу было начислено к выплате <...>, в том числе компенсация за неиспользованный отпуск в <...>, <...> выплачен аванс в сумме <...> руб. Приказом работодателя № <...> от <...> утверждены итоги ревизии и принято решение об удержании невыплаченной заработной платы истца в счет возмещения ущерба (недостачи), установленного по результатам ревизии товарно-материальных ценностей. Истцом данное решение не оспорено.

При таких обстоятельствах, оснований для взыскания компенсации за неиспользованный отпуск у суда также не имелось.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Руководствуясь п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Нижнетуринского городского Свердловской области от 02.06.2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу Г.А.Ю. - без удовлетворения.


Председательствующий
А.С.Васильева

Судьи
Т.Л.Редозубова
О.В.Петровская




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 15.09.2015 № 33-12983/2015