Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Московского городского суда от 12.05.2017 № 33-17641/2017



Работник злоупотребил правом, не сообщив работодателю о том, что вечером того же дня, в который он был ознакомлен с приказом об увольнении за прогул, он получил листок нетрудоспособности
Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 30.03.2015 № 33-10409/2015
Апелляционное определение Московского городского суда от 16.10.2014 № 33-35091
Апелляционное определение Орловского областного суда от 02.06.2014 № 33-1055/2014
Апелляционное определение Московского областного суда от 22.09.2014 № 33-20614/2014


Дело 33-17641/2017

Судья Васильев А.А.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

12 мая 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего Лобовой Л.В.,
и судей Дегтеревой О.В., Пильгановой В.М.,
при секретаре Ф.,
с участием прокурора Храмовой О.П.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дегтеревой О.В. гражданские дело по апелляционной жалобе Н. на решение Зеленоградского районного суда г. Москвы от 15 ноября 2016 г., которым постановлено:
Н. в удовлетворении иска к ООО "С." об оспаривании приказа об увольнении, восстановлении на работе, изменении записи об увольнении в трудовой книжке, взыскании денежных средств за время вынужденного прогула, задолженности по заработной плате, компенсационных выплат, компенсации морального вреда отказать.
Взыскать с Н. в пользу ООО "С." расходы на оплату судебной экспертизы в размере * руб., расходы на услуги представителей в размере * руб., а всего взыскать * руб.

УСТАНОВИЛА:

Н. обратился в суд с иском к ООО "С." с учетом уточненных требований об оспаривании приказа об увольнении, восстановлении на работе, изменении записи об увольнении в трудовой книжке, взыскании денежных средств за время вынужденного прогула, задолженности по заработной плате, компенсационных выплат, компенсации морального вреда, ссылаясь в обоснование заявленных требований на то, что состоял в трудовых отношениях с ответчиком с * в должности *. Приказом от * Н. уволен с занимаемой должности по пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (увольнение вследствие совершения прогула без уважительных причин). Истец считает увольнение за прогул незаконным, ссылаясь на то, что прогулов не допускал, был уволен после отзыва заявления * о расторжении трудового договора по собственному желанию, находился по согласованию с руководством в командировке 29.01.2016 г., 01 и 02 февраля 2016 г., в день увольнения 05.02.2016 г. был нетрудоспособен, в связи с чем просил суд признать незаконным приказ об увольнении от * N *, восстановить его на работе, признать недействительной запись в трудовой книжке об увольнении, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула, расходы на командировку * руб., компенсировать моральный вред * руб., судебные расходы * руб., взыскать с ответчика денежные средства в счет дополнительных выплат по п. 2.2 трудового договора дополнительные премиальные выплаты в размере * руб., компенсационную выплату при увольнении по п. 5 дополнительного соглашения от * в размере *.

Истец и его представитель в суде требования по иску поддержали, просили суд иск удовлетворить.

Представитель ответчика в суде исковые требования не признал по доводам, изложенным в письменных возражениях на иск, заявив о пропуске истцом без уважительных причин срока на обращение в суд, и просила взыскать с истца расходы на экспертизу * руб. и представителя * руб.

Суд постановил приведенное выше решение, на отмену которого направлена апелляционная жалоба Н.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав представителя Н. по доверенности Л.Ю., представителей ответчика П.П., Н.С., прокурора, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит решение в части взысканных судебных расходов по экспертизе и на представителя подлежит отмене, в остальной части решение суда, постановлено в соответствии с требованиями закона и фактическими обстоятельствами дела, и отмене не подлежит.

В соответствии с пп. "а" п. 6 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

В силу ч. 1 ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение является одним из видов дисциплинарного взыскания за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, в том числе прогула.

На работодателе лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; работодателем были соблюдены сроки для применения дисциплинарного взыскания, предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пп. "д" п. 39 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", если трудовой договор с работником расторгнут по подпункту "а" пункта 6 части первой статьи 81 ТК РФ за прогул, необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию, в частности, может быть произведено: за невыход на работу без уважительных причин, т.е. отсутствие на работе в течение всего рабочего дня (смены) независимо от продолжительности рабочего дня (смены); за нахождение работника без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня вне пределов рабочего места; за самовольное использование дней отгулов, а также за самовольный уход в отпуск (основной, дополнительный). При этом необходимо учитывать, что не является прогулом использование работником дней отдыха в случае, если работодатель в нарушение предусмотренной законом обязанности отказал в их предоставлении и время использования работником таких дней не зависело от усмотрения работодателя (например, отказ работнику, являющемуся донором, в предоставлении в соответствии с частью четвертой статьи 186 Кодекса дня отдыха непосредственно после каждого дня сдачи крови и ее компонентов).

Судом установлено, что на основании приказа N * от * Н. был принят на работу на должность * ООО "С." с окладом в размере * руб. в месяц, с истцом заключен трудовой договора N * от *. * истцу был установлен денежный оклад в размере * руб. на основании дополнительного соглашения от *.

20 января 2016 года между сторонами было заключено дополнительное соглашение N *, в соответствии с которым стороны договорились расторгнуть трудовой договор 02 февраля 2016 года по п. 3 ст. 77 ТК РФ по инициативе работника, с выплатой по п. 5 компенсации работнику в размере * руб.

02 февраля 2016 года истец направил телеграмму ответчику об отзыве заявления от 20.01.2016 года об увольнении по собственному желанию (л.д. * т. *).

Приказом N * от * на основании заявления Н. от 02.02.2016 г. об отзыве заявления об увольнении, отменен приказ N * от 20.02.2016 г. об увольнении Н. с 02.02.2016 г.; внесена запись в трудовую книжку о признании недействительной записи от 02.02.2016 г. об увольнении; на основании служебной записки ФИО от 02.02.2016 г. проведена проверка отсутствия истца на работе 29.01.2016 г., 01 и 02.02.2016 г.

03 февраля 2016 года истцу было передано уведомление N * о необходимости предоставить генеральному директору ФИО отчет в письменном виде по результатам командировок истца в г. * 29.01.2016 г., 01.02.2016 г., 02.02.2016 года, а также уведомление о предоставление объяснений об отсутствии на рабочем месте 01.02.2016 г. и 02.02.2016 г., что подтверждено представленными суду актами об отсутствии истца на работе (т. * л.д. * - *), а кроме того, отсутствие на рабочем месте в данные дни истцом в суде не оспаривалось.

Согласно акта N * от 05.02.2016 г. Н. от дачи объяснений истребованных 03.02.2016 г. у работника, в письменном виде отказался.

Согласно трудовому договору N * от *, подписанного сторонами и подтвержденному заключением экспертизы, проведенной судом по делу (л.д. * т. *), истцу была установлена 40 часовая рабочая неделя по 8 часов с 10 до 19.00 с двумя выходными днями (суббота и воскресенье), с перерывом на обед с 13 до 14.00 (п. 2.4).

Согласно п. 1.2 договора рабочим местом истца является помещение департамента продаж и маркетинга.

Как установлено судом, что 01 по 02 февраля 2016 г. Н. на работу не выходил и трудовые обязанности не исполнял, что подтверждают акты об отсутствии истца на рабочем месте представленные суду.

Приказом N * от 05 февраля 2016 г. Н. уволен по пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей - прогул. Основание применения взыскания: распоряжение * от 05.02.2016 г. С приказом Н. ознакомлен 05 февраля 2016 г., от подписи в приказе истец отказался, получил копию приказа 12.02.2016 г., расчет при увольнении произведен.

В качестве уважительной причины отсутствия на работе, истец ссылался на то, что отсутствовал на работе по договоренности с директором о том, что с 01 по 02 февраля 2016 г. он может быть направлен в служебную командировку.

Заключая трудовой договор, работник обязуется добросовестно выполнять свои трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину и правила внутреннего трудового распорядка организации (ст. 21 ТК РФ). Виновное неисполнение данных требований может повлечь привлечение работника к дисциплинарной ответственности, что является одним из способов защиты нарушенных прав работодателя.

Отсутствие истца на рабочем месте в период с 01.02.2016 г. по 02.02.2016 г. обоснованно расценено судом как прогул, доказательств нахождения в командировке и выполнении работы истцом суду представлено не было, отчет по запросу работодателя также истцом предоставлен ответчику не был.

Согласно ст. 166 ТК РФ служебная командировка - поездка работника по распоряжению работодателя на определенный срок для выполнения служебного поручения вне места постоянной работы. Служебные поездки работников, постоянная работа которых осуществляется в пути или имеет разъездной характер, служебными командировками не признаются.

Согласно п. 1 Положения "Об особенностях направления работников в служебные командировки", утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 октября 2008 г. N 749, настоящее Положение определяет особенности порядка направления работников в служебные командировки, как на территории Российской Федерации, так и на территории иностранных государств.

Данным Положением предусмотрено, что в командировки направляются работники, состоящие в трудовых отношениях с работодателем.

Цель командировки работника определяется руководителем командирующей организации и указывается в служебном задании, которое утверждается работодателем (п. 6).

На основании решения работодателя работнику оформляется командировочное удостоверение, подтверждающее срок его пребывания в командировке (дата приезда в пункт (пункты) назначения и дата выезда из него (из них), за исключением случаев, указанных в пункте 15 настоящего Положения (п. 7).

Разрешая заявленные требования, допросив свидетеля ФИО, дав оценку доказательствам в порядке ст. 67 ГПК РФ, суд пришел к обоснованному выводу о том, что в период с 01 по 02 февраля 2016 г. Н. в порядке предусмотренном ст. 166 ТК РФ и Положением "Об особенностях направления работников в служебные командировки" от 13 октября 2008 г. N 749 в командировку не направлялся, доказательств направления истца в командировку и выполнения трудовых обязанностей в спорные дни вменяемые истцу как прогул, суду представлено не было.

Поскольку Н. не было представлено суду доказательств, подтверждающих нахождение на рабочем месте и выполнение трудовых обязанностей, а также уважительных причин своего отсутствия на рабочем месте в спорный период, согласование командировки с работодателем, суд правомерно пришел к выводу о том, что истец без согласования с работодателем отсутствовал на рабочем месте в указанные дни, что является дисциплинарным проступком в виде прогула, виновное неисполнение возложенных на него трудовых обязанностей предусмотренных трудовым договором; порядок увольнения и сроки, предусмотренные ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, соблюдены.

Оценивая тяжесть допущенного проступка, судебная коллегия отмечает, что в соответствии со ст. ст. 81, 192 ТК РФ прогул является самостоятельным и достаточным основанием для увольнения работника. Кроме того, истец допустил нарушение трудовой дисциплины, занимал руководящую должность коммерческого директора, а эффективное выполнение функций руководителем предъявляет повышенные требования к его профессиональным, деловым качествам и соблюдению последним правил внутреннего распорядка.

При таком положении суд обоснованно отказал истцу в удовлетворении требований о восстановлении на работе, признании приказа об увольнении незаконным, производных требований о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, предусмотренных ст. ст. 234, 394 Трудового кодекса Российской Федерации, компенсации морального вреда, предусмотренной ст. ст. 237, 394 Трудового кодекса Российской Федерации, а также признании недействительной записи в трудовой книжке, взыскании расходов на представителя и на горюче-смазочные материалы.

Доводы истца о том, что им была согласована командировка были предметом рассмотрения суда первой инстанции и не нашли своего подтверждения, опровергаются отсутствием приказа о направлении истца в командировку в рамках трудовых обязанностей истца, отчетом о выполненной работе, при этом доказательств в порядке ст. 56 ГПК РФ опровергающих выводы суда, истцом суду представлено не было.

Проверяя доводы истца о его увольнении в период временной нетрудоспособности судом установлено, что согласно представленного в материалы дела листку нетрудоспособности, истец был временно нетрудоспособен в период с 05.02.2016 по 12.02.2016 соответственно.

С целью проверки обоснованности выдачи указанного листка нетрудоспособности ответчиком в адрес ООО "*" направлен соответствующий запрос.

Согласно поступившему в суд ответа ООО "*" от * по запросу суда, Н. 05 февраля 2016 года без предварительной записи был записан на прием к терапевту в 17 часов 18 минут.

Согласно докладным запискам сотрудников работодателя - ФИО и ФИО 05 февраля 2016 года генеральный директор ФИО попросил их предупредить Н. о том, чтобы Н. не уходил с работы, так как ФИО собирался передать Н. важную информацию. Истец, собрав вещи, направился к выходу из офиса, утверждая, что хочет положить вещи в машину, однако, сев в машину, уехал и в этот день на работу не возвращался.

Учитывая изложенные обстоятельства, а также то, что согласно акту от 05.02.2016 г. с приказом об увольнении истец был ознакомлен 05.02.2016 г. в 16.20, документов о своей временной нетрудоспособности работодателю в указанный день не представил, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии нарушения прав истца со стороны работодателя при его увольнении 05.02.2016 г., злоупотреблении правом работника, а также использования впоследствии листка нетрудоспособности как аргумент в обоснование незаконности произведенного работодателем увольнения.

Рассматривая требование истца о взыскании премии за спорный период работы, суд первой инстанции правильно исходил из того, что в силу статьи 191 Трудового кодекса РФ поощрение за труд работникам является правом работодателя, выплата премии зависит от результатов работы и рассматривается в отношении каждого работника индивидуально.

Согласно действующей у ответчика системы премирования, Положения об операционном премировании работников ООО "С.", утвержденного генеральным директором ФИО *, Положения о проектном премировании, условий п. 2.2 трудового договора, ст. ст. 129, 135, 191 ТК РФ, суд обоснованно пришел к выводу о том, что с учетом вышеприведенного Положения о премировании, у ответчика имелись основания для невыплаты истцу премии за спорный период, требования по иску в данной части обоснованно отклонены судом.

Также разрешая требования истца о взыскании компенсации по п. 5 дополнительного соглашения от 20.01.2016 г., суд установив, что истцом отозвано заявление об увольнении и приказ об увольнении отменен приказом N * от 03.02.2016 г., требования по иску о взыскании компенсации при увольнении удовлетворению не подлежали.

Судебная коллегия считает, что судом все обстоятельства по делу были проверены с достаточной полнотой, выводы суда, изложенные в решении, соответствуют собранным по делу доказательствам и требованиям закона. При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения.

Доводы апелляционной жалобы и дополнения к жалобе выражают несогласие истца с выводом суда об отсутствии на рабочем месте без уважительных причин, связаны с переоценкой собранных по делу доказательств, при этом в силу ст. 67 ГПК РФ, суд оценивает доказательства во внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Представленные истцом в дополнение к жалобе новые справки АО "Г." от *, ООО "Д." от *, не были предметом исследования суда, суд первой инстанции не отказывал истцу в их приобщении как доказательств к материалам дела, в связи с чем в порядке ст. 327.1 ГПК РФ судебная коллегия не вправе принять новое доказательство, представленное истцом.

С учетом того, что в действиях истца усматривается злоупотребление правом, выразившееся в уклонении от исполнения обязанности по предоставлению доказательств в суд первой инстанции, а доказательства, подтверждающие выполнение ст. 193 ТК РФ представлены только в суд апелляционной инстанции, оснований для их оценки судебной коллегией не имеется.

Поскольку доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда, они были предметом исследования и оценки суда первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, а также доводы апелляционной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда подлежит оставлению без изменения.

Вместе с тем, отказывая истцу в иске в полном объеме, суд взыскал с него расходы на проведение почерковедческой экспертизы в размере * руб. и расходы ответчика на услуги представителя в сумме * руб. по заявлению ответчика.

С данным распределением судебных расходов судебная коллегия согласиться не может, поскольку в соответствии с требованиями ст. 393 ТК РФ при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

Исходя из норм действующего законодательства, у суда отсутствовали основания для возложения на истца судебных расходов, решение суда в указанной части подлежит отмене.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 - 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Зеленоградского районного суда г. Москвы от 15 ноября 2016 г. в части взыскания расходов на экспертизу и на представителя с Н. в пользу ООО "С." отменить, в удовлетворении заявления ООО "С." отказать. В остальной части решение Зеленоградского районного суда г. Москвы от 15 ноября 2016 г. - оставить без изменения, апелляционную жалобу Н. - без удовлетворения.


Председательствующий

Судьи




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Московского городского суда от 12.05.2017 № 33-17641/2017