Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Самарского областного суда от 22.01.2019 № 33-750/2019


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Увольнение за прогул в период нетрудоспособности законно, если работник оформил больничный после окончания рабочего дня

« Довод М. о том, что 23.08.2018 г. она оформила больничный лист, обоснованно не принят судом первой инстанции во внимание, поскольку согласно видеозаписи с камеры наблюдения, а также показаниям начальника охраны ФИО4, письменным пояснениям отдыхающих санатория, М. в день увольнения находилась на рабочем месте и покинула его в 18.15 час., к врачу обратилась по завершении рабочего дня »

Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Свердловского областного суда от 17.05.2018 № 33-8806/2018
Апелляционное определение Московского городского суда от 12.05.2017 № 33-17641/2017

САМАРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-750/2019

22 января 2019 г.


Судья: Османова Н.С.


Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе:
председательствующего - Акининой О.А.,
судей - Черкуновой Л.В., Хаировой А.Х.,
с участием прокурора - Атяскиной О.А.,
при секретаре - А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе М. на решение Промышленного районного суда г. Самары от 02 ноября 2018 года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований М. к ФГБУ "СКК "Приволжский" МО РФ - Самарский филиал "Клинический санаторий Волга" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда - отказать в полном объеме".

Заслушав доклад по делу судьи Самарского областного суда Черкуновой Л.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

М. обратилась в суд с иском к ФГБУ "СКК "Приволжский" МО РФ Самарский филиал "Клинический санаторий Волга" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований М. указала, что с 2010 г. работала у ответчика в отделении лечебной физкультуры в должности инструктора по лечебной физкультуре.

23.08.2018 г. ей стало известно об увольнении по пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ ввиду прогула 06.08.2018 г. С увольнением не согласна, считает его незаконным и необоснованным. Действительно она не вышла на работу 06.08.2018 г., так как согласно летнему графику этот день для нее являлся выходным. Кроме того, в день увольнения 23.08.2018 г. была нетрудоспособна.

Ссылаясь на незаконность увольнения, с учетом уточнения требований, М. просила признать незаконным приказ о ее увольнении по пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, восстановить на работе в ФГБУ "СКК "Приволжский" МО РФ - Самарский филиал "Клинический санаторий Волга" в должности инструктора по лечебной физкультуре, взыскать среднюю заработную плату за время вынужденного прогула за период с 23.08.2018 г. по день вынесения решения, компенсацию за неиспользованный отпуск, компенсацию морального вреда за незаконное увольнение в размере 100 000 руб.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого просит М. Указывает на то. что с графиком работы на август 2018 г. ознакомлена не была, ее подпись сфальсифицирована. Увольнение стало результатом действий нового руководства учреждения.

В заседании суда апелляционной инстанции М. поддержала доводы апелляционной жалобы.

Представитель ФГБУ "СКК "Приволжский" МО РФ - И., возражала против доводов апелляционной жалобы, просила решение суда оставить без изменения.

Рассмотрев дело в порядке, установленном главой 39 ГПК РФ, выслушав объяснения участвующих в деле лиц, заключение прокурора, полагавшего решение суда оставить без изменения, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда, считает его правильным.

В соответствии со ст. 21 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, трудовую дисциплину.

В соответствии со ст. 22 Трудового кодекса РФ работодатель имеет право: привлекать работников к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами; принимать локальные нормативные акты.

Согласно положениям ст. 192 Трудового кодекса РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание; выговор; увольнение по соответствующим основаниям.

Статьей 193 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

В силу подпункта "а" пункта 6 статьи 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в том числе, в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

В соответствии с пп. "д" п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", если трудовой договор с работником расторгнут по подпункту "а" пункта 6 части первой статьи 81 ТК РФ за прогул, необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию, в частности, может быть произведено: за невыход на работу без уважительных причин, т.е. отсутствие на работе в течение всего рабочего дня (смены) независимо от продолжительности рабочего дня (смены); за нахождение работника без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня вне пределов рабочего места; за самовольное использование дней отгулов, а также за самовольный уход в отпуск (основной, дополнительный). При этом необходимо учитывать, что не является прогулом использование работником дней отдыха в случае, если работодатель в нарушение предусмотренных законом обязанности отказал в их предоставлении и время использования работником таких дней не зависело от усмотрения работодателя (например, отказ работнику, являющемуся донором, в предоставлении в соответствии с частью четвертой статьи 186 Кодекса дня отдыха непосредственно после каждого дня сдачи крови и ее компонентов).

При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

В соответствии со ст. 140 Трудового кодекса РФ при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что М. состояла в трудовых отношениях с ФГБУ СКК "Приволжский" МО РФ - Самарский филиал "Клинический санаторий Волга" в должности инструктора по лечебной физкультуре в отделение лечебной физкультуры, о чем заключен трудовой договор N от 11.10.2010 г.

Дополнительным соглашением N от 25.04.2014 г. в раздел 3 трудового договора внесены изменения, пункт 3.3 изложен в следующей редакции: "Работнику устанавливаются следующие особенности режима работы, по графику с 1 мая 2014 г.". С дополнительным соглашением М. ознакомлена, что подтверждается ее личной подписью.

Согласно Правилам внутреннего трудового распорядка для работников ФГБУ "СКК "Приволжский" МО РФ, при работе по графику руководители подразделений составляют графики работы, которые доводятся до сведения работников не позднее, чем за один месяц до введения их в действие (п. 6.10).

Приказом от 23.08.2018 г. N к М. применено дисциплинарное взыскание за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей в виде увольнения по подпункту "а" пункта 6 статьи 81 Трудового кодекса РФ (прогул).

Основанием для применения указанного дисциплинарного взыскания явился рапорт заведующей отделением лечебной физкультуры ФИО1 о невыходе на работу М. 06.08.2018 г., а также акты об отсутствии М. на работе в этот день.

М. не оспаривала факт ее отсутствия на работе 06.08.2018 г., в объяснении на уведомление работодателя от 06.08.2018 г. указала, что график работы на август 2018 г. у нее отсутствовал и не соответствовал фактическому времени ее работы.

При этом одновременно с объяснениями по факту отсутствия на рабочем месте 06.08.2018 г. М. обратилась к работодателю с заявлением, в котором просила прогул 06.08.2018 г. считать отгулом.

Анализируя представленный график работы М. на август 2018 г., утвержденный начальником филиала "Клинический санаторий "Волга" ФИО2 19.06.2018 г. и подписанный инструктором М., 06.08.2018 г. для истца являлся рабочим днем.

Допрошенные в качестве свидетелей ФИО1 (заведующая отделением лечебной физкультуры) и ФИО3 (начальник отдела кадров), подтвердили факт составления графика работы заблаговременно и ознакомления с ним истца, выход М. на работу 04.08.2018 г. вне графика по собственной инициативе, а также использование отгула 06.08.2018 г. без согласования с работодателем.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что в ходе рассмотрения дела нашел свое достоверное подтверждение факт отсутствия М. на рабочем месте без уважительных причин - 06.08.2018 г., в связи с чем у ответчика имелось предусмотренное законом основание для ее увольнения за прогул.

Довод М. о том, что 23.08.2018 г. она оформила больничный лист, обоснованно не принят судом первой инстанции во внимание, поскольку согласно видеозаписи с камеры наблюдения, а также показаниям начальника охраны ФИО4, письменным пояснениям отдыхающих санатория, М. в день увольнения находилась на рабочем месте и покинула его в 18.15 час., к врачу обратилась по завершении рабочего дня.

При указанных обстоятельствах суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о соблюдении порядка увольнения работодателем и правомерном увольнении истца по указанным выше причинам, отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска М.

Доводы апелляционной жалобы о том, что руководству санатория стало известно, что истец обладает информацией о крупных финансовых нарушениях работодателя, что и явилось основанием для незаконного ее увольнения, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку являются голословными и ничем не подтверждены.

Доводы жалобы о том, что при увольнении с М. не был произведен полный расчет, не выплачена компенсация за неиспользованный отпуск, не могут быть приняты во внимание, поскольку, как следует из расчетного листка за август 2018 г., истцу начислены все причитающиеся суммы при увольнении, в том числе компенсация за несвоевременную выплату заработной платы.

Доводы жалобы о том, что руководством была дано распоряжение обновить команду инструкторов, не могут быть учтены, поскольку доказательствами не подтверждены. При этом из показаний начальника отдела кадров ФИО3 усматривается, что замены М. не нашлась ввиду узкого профиля работы.

Доводы жалобы о том, что график на август 2018 г. был сфальсифицирован работодателем, также являются несостоятельными, поскольку на нем имеется подпись М. об ознакомлении, подлинность которой последней не оспаривается.

Доводы о том, что истец является добросовестным работником, нарушений трудовой дисциплины не допускает, судебной коллегией отклоняются, поскольку в материалы дела представлены приказы N от 19.12.2017 г., N от 09.04.2018 г., N от 19.04.2018 г. о привлечении истца к дисциплинарной ответственности, законность которых М. в установленном законом порядке не оспаривала.

При таком положении, судебная коллегия полагает, что доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию с выводами районного суда и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном применении норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Промышленного районного суда г. Самары от 02 ноября 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу М. - без удовлетворения. Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в течение шести месяцев.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Самарского областного суда от 22.01.2019 № 33-750/2019