Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 17.05.2018 № 33-8806/2018


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Увольнение за прогул в период болезни законно, если работник оформил больничный после окончания рабочего дня

« Учитывая изложенное, достоверную осведомленность истца о намерении работодателя уволить его за прогул 04.10.2017, издание приказа об увольнении и ознакомление истца с данным приказом до оформления листка нетрудоспособности, судом первой инстанции правомерно сделан вывод о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований »

Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Самарского областного суда от 22.01.2019 № 33-750/2019
Апелляционное определение Московского городского суда от 12.05.2017 № 33-17641/2017

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-8806/2018

17 мая 2018 г.


Судья Киямова Д.В.


Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе
председательствующего Волковой Я.Ю.,
судей Зоновой А.Е., Редозубовой Т.Л.
при секретаре Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску З. к акционерному обществу "Уральский завод гражданской авиации" о восстановлении на работе, взыскании оплаты вынужденного прогула, компенсации морального вреда, поступившего по апелляционной жалобе истца на решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 19.01.2018,

Заслушав доклад судьи Зоновой А.Е., объяснения представителя истца Л. (доверенность от 28.12.2017), настаивавших на доводах апелляционной жалобы, представителей ответчика К. (доверенность N 33/7 от 09.01.2018), У. (доверенность N 25/7 от 25.12.2017), заключение прокурора Истоминой И.В., полагавших решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

З. обратился в суд с вышеуказанным иском к АО "Уральский завод гражданской авиации" (АО "УЗГА"), в обоснование которого указал, что состоял в трудовых отношениях с ответчиком с 16.10.2006, работал в должности мастера погрузочно-разгрузочных работ. Приказом N 1117 от 25.09.2017 был привлечен к работе в выходные дни, работал 30.09.2017 и 01.10.2017, достигнув устную договоренность о предоставлении ему выходных дней в любое удобное время, в связи с чем, 29.09.2017 написал заявление о предоставлении отпуска с 02.10.2017 по 03.10.2017 в счет отработанного времени, а также выходного дня 04.10.2017 без сохранения заработной платы. 04.10.2017 обратился в больницу в связи с плохим самочувствием, с 05.10.2017 был оформлен больничный лист. Несмотря на указанные обстоятельства, был уволен на основании пп. а п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей (прогул). Указывает, что увольнение незаконно, поскольку его отсутствие на работе 04.10.2017 обоснованно ранее написанным заявлением, отказа в удовлетворении которого, от работодателя он не получал, а также обращением за медицинской помощью в связи с плохим состоянием здоровья, что указывает на отсутствие дисциплинарного проступка. Кроме того, он уволен 20.11.2017, в период пребывания на больничном, о чем работодателю было известно. Рапорт, имеющийся у работодателя, о предоставлении отпуска с 02.10.2017 по 03.10.2017 без сохранения заработной платы не подавал и не подписывал. В силу указанного просил отменить приказ об увольнении, восстановить его на работе в прежней должности, взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда в сумме 100 000 рублей 00 копеек, расходы по оплате государственной пошлины в сумме 400 рублей.

Ответчик АО "УЗГА" в ходе рассмотрения дела иск не признал, поскольку о нахождении 04.10.2017 в поликлинике на приеме у врача истец не указал при предоставлении объяснений, в связи с чем правомерно был уволен за прогул 20.11.2017 года. Кроме того, покидая 20.11.2017 года свое рабочее место после ознакомления с приказом об увольнении, истец никого не уведомил о том, что он находится на больничном листе с указанной даты, листок нетрудоспособности был направлен им почтой после ознакомления с приказом и ответчик получил его только 13.12.2017 года, что свидетельствует о злоупотреблении истцом предоставленными ему правами. Поведение истца обоснованно расценено как прогул, процедура применения дисциплинарного взыскания работодателем полностью соблюдена.

Решением Октябрьского районного суда города Екатеринбурга от 19.01.2018 исковые требования оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе истец указывает, что факт совершения им дисциплинарного проступка в виде прогула не доказан, поскольку прогул не совершался, причина отсутствия его на рабочем месте была уважительной, вызванной необходимостью обращения за медицинской помощью, применение дисциплинарного взыскания необоснованно в том числе в связи с отсутствием подлинного рапорта истца о предоставлении ему отпуска и выходного дня на 04.10.2017. Также судом не учтены обстоятельства несвоевременной выдачи истцу трудовой книжки и отказа в мирном урегулировании конфликта. Указывает на нарушения работодателем и судом при вынесении решения норм трудового законодательства в части запрета на увольнение работника в период его временной нетрудоспособности.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель ответчика полагает постановленное решение суда законным и обоснованным, не подлежащим отмене по доводам жалобы, указывает, что отсутствие на работе истца без уважительных причин 04.10.2017 подтверждается актом. Доказательства, представленные истцом в виде справки, факт выдачи которой не подтвержден медицинским учреждением, пояснений о подаче 29.09.2017 заявления о предоставлении выходных дней с 02.10.2017 по 03.10.2017 в счет отработанных в выходные дни 30.09.2017 и 01.10.2017 (в будущем, фактически не отработанных) содержат ложные сведения.

В заседании суда апелляционной инстанции представитель истца по доверенности от 28.12.2017 Л., настаивала на удовлетворении жалобы по изложенным в ней доводам, представители ответчика по доверенности N 25/7 от 25.12.2017 У. и по доверенности N 33/7 от 09.01.2018 К. полагали, что основания для удовлетворения жалобы отсутствуют, поддержали письменные возражения на жалобу.

В судебное заседание апелляционной инстанции не явился З., воспользовавшись правом на участие в судебном заседании при помощи своего представителя, о слушании дела извещен надлежащим образом посредством направления извещения (33-8806/2018 от 20.04.2018), что подтверждается имеющейся в материалах дела телефонограммой, и размещения информации о времени и месте рассмотрения дела на официальном сайте Свердловского областного суда. С учетом изложенного, руководствуясь ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, отсутствия ходатайства об отложении судебного заседания, возражений со стороны истца и ответчика о рассмотрении дела в отсутствие самого истца не поступило, судебная коллегия определила рассмотреть дело при данной явке.

Заслушав объяснения явившихся в судебное заседание лиц, заключение прокурора Истоминой И.В., полагавшей решение суда законным и обоснованным, проверив законность и обоснованность судебного постановления в пределах доводов апелляционных жалоб и возражений на нее, в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор, суд на основании п.п. а п. 6 ст. 81, ст. ст. 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных исковых требований, поскольку истцом не было представлено надлежащих и достаточных доказательств отсутствия факта прогула, то есть наличия уважительных причин отсутствия на рабочем месте 04.10.2017, а также ввиду установления злоупотребления со стороны истца предоставленными ему правами при увольнении.

Из материалов дела следует, что истец З. с 16.10.2006 состоял в трудовых отношениях с АО "Уральский завод гражданской авиации", работал в должности мастера погрузочно-разгрузочных работ.

20.11.2017 с истцом прекращены трудовые отношения на основании приказа N 5128/л от 20.11.2017 по инициативе работодателя по п.п. а п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, то есть за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей - прогул, отсутствие на рабочем месте в течение всего дня 04.10.2017. В основание приказа N 5128/л от 20.11.2017 положены рапорт об отсутствии на рабочем месте З. 04.10.2017, акт об отсутствии на рабочем месте З., запрос о предоставлении объяснительной от 31.10.2017, ответ на запрос о предоставлении объяснительной от 01.11.2017.

Судебная коллегия отмечает, что судом первой инстанции правомерно установлено, что факт совершения истцом прогула 04.10.2017 доказан совокупностью не опровергнутых стороной истца доказательств.

В силу подп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Из разъяснений, содержащихся в подп. "б" п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", следует, что если трудовой договор с работником расторгнут по подпункту "а" пункта 6 части первой статьи 81 ТК РФ за прогул, необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию, в частности, может быть произведено за нахождение работника без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня вне пределов рабочего места.

Судом установлено, что истец 04.10.2017 отсутствовал на своем рабочем месте в течение всего рабочего дня.

Приведенные в жалобе истцом доводы о написании им рапорта о предоставлении в этот день отпуска без сохранения заработной платы ничем не подтверждены, что правомерно установлено судом первой инстанции. Представленное истцом заключение специалиста N 1/17и от 15.01.2018 относительно принадлежности истцу подписи в рапорте о предоставлении отпуска без сохранения заработной платы на 02 и 03 октября 2017 судебная коллегия полагает не имеющим правового значения для рассмотрения настоящего спора, поскольку истец уволен за отсутствие на рабочем месте 04.10.2017. Объективных доказательств написания истцом иного рапорта или достигнутой им договоренности об отсутствии на рабочем месте 04.10.2017 истцом не представлено.

Кроме того, не могут быть приняты во внимание доводы истца о наличии уважительных причин его отсутствия на работе 04.10.2017 в связи с обращением за медицинской помощью, что подтверждается справкой врача МБУ ЦГКБ N 1 А. от 04.10.2017. Из представленных по запросу суда первой инстанции сведений непосредственно из МБУ "ЦГКБ N 1 Октябрьского района" следует, что З. обратился за медицинской помощью 05.10.2017, ему был оформлен листок нетрудоспособности, из пояснений врача терапевта участкового А. следует, что З. 05.10.2017 после оказания ему медицинской помощи обратился с требованием выдать ему справку, которая была ему выдана 05.10.2017. Иных доказательств выдачи истцу справки 04.10.2017 не представлено, медицинским учреждением данный факт не подтвержден. Также судебная коллегия отмечает, что в представленных по запросу работодателя объяснениях З. от 01.11.2017 не было им указано на обращение 04.10.2017 за медицинской помощью.

Кроме того, судом сделан верный вывод о злоупотреблении истцом представленными ему правами, выразившемся в умышленных недобросовестных действиях при реализации трудовых прав, с которым соглашается судебная коллегия.

В соответствии с п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы.

При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

Так, материалами дела установлено, что истец 20.11.2017 присутствовал на рабочем месте 02 часа 14 минут, был ознакомлен с приказом об увольнении за совершение прогула, после чего покинул территорию предприятия и обратился в медицинское учреждение, где был им оформлен листок нетрудоспособности в связи с необходимостью ухода за больным несовершеннолетним ребенком. Учитывая изложенное, достоверную осведомленность истца о намерении работодателя уволить его за прогул 04.10.2017, издание приказа об увольнении и ознакомление истца с данным приказом до оформления листка нетрудоспособности, судом первой инстанции правомерно сделан вывод о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Таким образом, увольнение истца приказом N 5128 от 20.11.2017 является законным, решение суда об отказе в удовлетворении исковых требований З. обоснованным, соответствующим требованиям материального и процессуального права. Доводы жалобы истца о направлении в его адрес трудовой книжки с нарушением установленного срока и непринятии работодателем мер по мирному урегулированию спора не свидетельствуют сами по себе о незаконности произведенного увольнении истца за прогул.

Иных доводов, которые бы имели правовое значение для разрешения спора, нуждались в проверке и могли повлиять на оценку законности и обоснованности обжалуемого судебного акта, апелляционная жалоба не содержит.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РФ безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, судебная коллегия по материалам дела не усматривает.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 19.01.2018 оставить без изменения, апелляционную жалобу истца - без удовлетворения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 17.05.2018 № 33-8806/2018