Главная > Судебная практика > Взыскание выходного пособия и других выплат при увольнении в связи с сокращением > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 04.04.2017 № 33-4749/2017


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


При увольнении по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ работнику было выплачено выходое пособие в повышенном размере, предусмотренное трудовым договором. Отказывая во взыскании выходного пособия и среднего заработка за два месяца нетрудойстройства, предусмотренных Трудовым кодексом, суд указал, что из трудового договора не следует, что выходное пособие в повышенном размере подлежит выплате сверх тех выплат, которые предусмотрены трудовым законодательством или в дополнение к ним
Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 12.08.2016 № 33-31496/2016


САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ


№ 33-4749/2017

4 апреля 2017 г.

Судья: Гринь О.А.


Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:
председательствующего Савельевой Т.Ю.
судей Птоховой З.Ю., Параевой В.С.
с участием прокурора Спассковой Т.А.
при секретаре С.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Т.С.Г. на решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 29 ноября 2016 года по гражданскому делу N 2-3274/2016 по иску Т.С.Г. к ЗАО "РАСКОМ" о восстановлении на работе, признании увольнения незаконным, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, выходного пособия, денежной компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда, судебных расходов.

Заслушав доклад судьи Савельевой Т.Ю., объяснения истца Т.С.Г. и его представителя К.А.К., действующего на основании доверенности от 17 марта 2017 года сроком на три года, представителей ответчика: Г., действующей на основании доверенности от 10 мая 2016 года сроком до 10 мая 2017 года, К.А.Г., действующей на основании доверенности от 01 февраля 2017 года сроком по 01 февраля 2018 года, заключение прокурора Спассковой Т.А., изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на жалобу, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Первоначально Т.С.Г. обратился во Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга с иском к ЗАО "РАСКОМ", которым просил признать его увольнение по сокращению численности штата работников организации по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ незаконным и восстановить на работе в ЗАО "РАСКОМ" в должности директора Международной Транспортной цифровой волоконно-оптической магистральной сети, взыскать в свою пользу средний заработок за все время вынужденного прогула (с 15 декабря 2015 года по день восстановления на работе), компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб., а также расходы по оплате услуг представителя в размере 50 000 руб.

11 марта 2016 года Т.С.Г. также предъявил иск о взыскании с ЗАО "РАСКОМ" суммы в размере 609 219 руб. 10 коп. в качестве разницы в расчете и выплате выходного пособия при увольнении по сокращению численности и штата работников организации согласно п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, компенсации за несвоевременную выплату выходного пособия в полном объеме в сумме 16 939 руб. 68 коп., компенсации морального вреда в размере 50 000 руб. и расходов по оплате услуг представителя в размере 50 000 руб. Настоящий иск был принят к производству Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга определением от 16 марта 2016 года, с присвоением номера гражданского дела 2-4964/2016.

Определением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 28 июня 2016 года гражданские дела NN 2-4964/2016, 2-3274/2016 по искам Т.С.Г. были объединены в одно производство в порядке ч. 4 ст. 151 ГПК РФ для совместного рассмотрения, с присвоением единого номера дела 2-3274/2016.

После уточнения исковых требований в порядке ст. 39 ГПК РФ в окончательной форме Т.С.Г. просил признать незаконным его увольнение по сокращению численности и штата работников организации по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ и восстановить на работе в ЗАО "РАСКОМ" в должности директора Международной Транспортной сети, взыскать с ЗАО "РАСКОМ" в свою пользу средний заработок за все время вынужденного прогула (с 15 декабря 2015 года по день восстановления на работе) в сумме 1 829 497 руб. 80 коп., недополученную часть выходного пособия по трудовому договору в сумме 470 867 руб. 74 коп., компенсацию за несвоевременную выплату выходного пособия по договору в сумме 43 686 руб. 07 коп., компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб. и взыскать расходы по оплате услуг представителя в размере 50 000 руб. (т. 2, л.д. 144 - 148).

В обоснование иска Т.С.Г. ссылался на то, что 08 июня 1993 года на основании Приказа N 10 он был принят на работу в АОЗТ "РАСКОМ" в должности заместителя начальника отдела, 01 октября 1993 года - переведен на должность заместителя директора по проектированию сетевого оборудования в соответствии с Приказом N 71, а 16 мая 1997 года - переведен на должность технического директора согласно Приказу N 23-п.; 25 сентября 1996 года АОЗТ "РАСКОМ" было переименовано в ЗАО "РАСКОМ".

24 сентября 2009 года между Т.С.Г. и ЗАО "РАСКОМ" был заключен трудовой договор N 19, исходя из которого, а также на основании Приказа N 80 от 25 сентября 2009 года, истец с 25 сентября 2009 года был переведен на должность директора Международной Транспортной сети ЗАО "РАСКОМ".

Вместе с тем, Приказом N 34 от 14 декабря 2015 года истец был уволен с занимаемой должности по сокращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового РФ. Новое штатное расписание с указанием об отсутствии должности истца утверждено с 01 октября 2015 года Приказом по организации N 48-В/15. Согласно данному документу и Приказу N 49-В/15 от 02 октября 2015 года должность директора Международной Транспортной сети подлежала сокращению с 15 декабря 2015 года. Истцу до увольнения другая работа не предлагалась, он дважды 16 ноября 2015 года и 14 декабря 2015 года был уведомлен об отсутствии вакантных должностей. В то же время, в сети Интернет имелась вакантная должность в ЗАО "РАСКОМ" - "секретарь на ресепшн", которая не была предложена истцу.

С 20 ноября 2015 года на предприятии, в связи со смертью работника Н.В.П. появилась должность старшего инженера по строительству и монтажу цифровой волоконно-оптической магистральной сети, которая на основании Приказа от 23 ноября 2015 года была сокращена. Полагая, что конфликтные отношения с ответчиком послужили основанием для сокращения должности, истец также указывал на то, что он был уволен с нарушением порядка увольнения, поскольку в приказе указано, что он уволен сразу по двум основаниям: по сокращению численности и штата работников, чего в данном случае не имело места, в связи с чем в трудовой книжке должна быть произведена следующая запись: "Уволен по сокращению штата работников организации".

В ходе слушания дела представитель ЗАО "РАСКОМ" с заявленными требованиями не согласился, просил в их удовлетворении отказать в полном объеме по доводам, изложенным в письменном отзыве и дополнительных письменных объяснениях. Сокращение численности штата сотрудников имело экономический аспект, при этом с соблюдением норм действующего законодательства ответчиком было направлено уведомление в службу занятости 07 октября 2015 года; кроме того, в Приказе N 48-В/15 от 01 октября 2015 года указано, по каким причинам принято решение о сокращении должности истца и численности работников. Представитель ответчика отметил, что в данном случае имело место именно сокращение и численности, и штата работников. Приказом от 02 октября 2015 года было утверждено новое штатное расписание, в котором должность директора Международной Транспортной сети отсутствует, то есть численность сокращена на 1 единицу.

05 октября 2015 года Т.С.Г. был уведомлен об увольнении, профсоюзная организация на предприятии отсутствует. Истец также был уведомлен об отсутствии вакантных должностей. 15 ноября 2015 года было принято решение о предстоящем сокращении должностей, 23 ноября 2015 года Н.В.Н. был уволен в связи со смертью, и в тот же день данная должность и численность были сокращены. Приказом от 24 ноября 2015 года было принято новое штатное расписание с отсутствием должности, которую занимал Н.В.Н. Следовательно, данная должность вакантной не являлась.

Должность "секретаря на ресепшен" в период с 02 октября 2015 года по 14 декабря 2015 года также не являлась вакантной, поскольку Приказом от 15 января 2016 года сотруднику М. был предоставлен отпуск по беременности и родам с 18 января 2016 года по 05 июня 2016 года, а с 18 января 2016 года на ее место принята П.О. на период отпуска основного работника. Сумма пособия при увольнении была рассчитана истцу верно на основании условий трудового договора.

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 29 ноября 2016 года в удовлетворении исковых требований Т.С.Г. отказано.

В апелляционной жалобе Т.С.Г. ставит вопрос об отмене решения суда ввиду его незаконности и необоснованности, принятии по делу нового решения, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального и процессуального права, неполное выяснение судом обстоятельств, имевших существенное значение для дела, и несоответствие выводов суда, изложенных в решении, фактическим обстоятельствам дела.

Истец Т.С.Г. в заседание суда апелляционной инстанции явился, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, поддержал, настаивал на ее удовлетворении. В судебном заседании пояснил, что при увольнении он получил письменное уведомление, в котором было указано, что ему будет выплачено пять зарплат и выходное пособие в связи с увольнением по сокращению численности или штата работников, предусмотренное ст. 178 Трудового кодекса РФ, в связи с чем, по его мнению, с учетом условий трудового договора, он должен был получить выходное пособие выплату за восемь месяцев. Требование о внесении изменений в запись об увольнении в трудовой книжке ни в первоначальном, ни в исковом заявлении сформулировано не было, поскольку истец полагал, что данное требование вытекает из существа спора и заявленных им требований, на что он указывал в иске.

Представитель истца К.А.К., действующий на основании доверенности от 17 марта 2017 года сроком на три года, доводы апелляционной жалобы поддержал, полагал, что истцу не доплатили три месячные зарплаты, что не было учтено судом при принятии решения. Представитель истца просил суд апелляционной инстанции обратить внимание на хронологию событий, согласно которой в августе 2015 года Т.С.Г. отозвали из отпуска и направили в командировку в Финляндию. Генеральный директор ЗАО "РАСКОМ" сообщил истцу о том, что ему будет начислена заработная плата с учетом выходных дней. Вместо этого, 01 октября 2015 года истец узнал, что его должность сокращается.

Представители ответчика ЗАО "РАСКОМ" Г., действующая на основании доверенности от 10 мая 2016 года, К.А.Г., действующая на основании доверенности от 01 февраля 2017 года, в заседание суда апелляционной инстанции явились, относительно удовлетворения жалобы истца возражали по доводам, изложенным в письменных возражениях, полагали решение суда законным и обоснованным.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав участвующих в деле лиц, заключение прокурора Спассковой Т.А., полагавшей решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив в порядке ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений на жалобу, судебная коллегия не находит правовых оснований для отмены или изменения состоявшегося судебного постановления, исходя из следующего.

Оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности на основании ст. 67 ГПК РФ, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что проведение мероприятий по сокращению штата, в частности исключение из штата должности, занимаемой истцом, ответчиком произведено в полном соответствии с требованиями закона, порядок увольнения истца ответчиком не нарушен, а потому оснований для удовлетворения исковых требований о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, выходного пособия, компенсации за задержку выплаты заработной платы и денежной компенсации морального вреда в связи с незаконным увольнением не имеется.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции исходя из следующего.

В силу ст. 16 Трудового кодекса РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Согласно ст. 56 Трудового кодекса РФ трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор, может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

Из разъяснений, изложенных в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", следует, что в соответствии с ч. 3 ст. 81 Кодекса увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

При этом необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по п. 2 ч. 1 ст. 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (ст. 179 Трудового кодекса РФ) и был предупрежден персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса РФ).

Как установлено судом и следует из материалов дела, 01 октября 1993 года Т.С.Б. был назначен на должность заместителя начальника отдела АОЗТ "РАСКОМ" (после переименования ЗАО "РАСКОМ), с установлением оклада согласно штатному расписанию; 24 сентября 2009 года стороны заключили трудовой договор N 19, на основании которого, а также Приказа N 80 от 25 сентября 2009 года, с 25 сентября 2009 года Т.С.Б. был переведен на должность директора Международной Транспортной сети ЗАО "РАСКОМ" (т. 1, л.д. 8 - 14, 55 - 63).

Согласно Приказу N 79 от 25 сентября 2009 года в штатное расписание ЗАО "РАСКОМ" была введена должность директора Международной Транспортной сети (т. 1, л.д. 15).

10 сентября 2015 года на предприятия была создана комиссия в связи с проведением организационно-штатных мероприятий с целью подготовки соответствующего заключения, что подтверждается Приказом N 40-А/В/15 от 10 сентября 2015 года (т. 1, л.д. 66).

Приказом генерального директора ЗАО "РАСКОМ" N 48-В/15 "О проведении мероприятий по сокращению штата и численности работников в ЗАО "РАСКОМ" от 01 октября 2015 года из штатного состава организации исключена должность директора Международной транспортной сети и сокращена численность работников в организационно-штатной структуре Общества (т. 2, л.д. 23).

Таким образом, на день увольнения Т.С.Б. 14 декабря 2015 года должность директора Международной транспортной сети была исключена из штата ЗАО "РАСКОМ", общая численность штата составила 109 единиц, что подтверждается представленным в материалы дела штатным расписанием, утвержденным Приказом от 02 октября 2016 года, и действующим по состоянию на 15 декабря 2015 года, (т. 1, л.д. 89 - 96).

Из штатных расписаний, действующих до и после проведения мероприятий по сокращению штата, следует, что со 02 октября 2016 года в штате предприятия отсутствовала занимаемая истцом должность директора Международной транспортной сети (т. 1, л.д. 78 - 85, 89 - 96, 111 - 118), в связи с чем, у ответчика имелись основания для расторжения с истцом Трудового договора N 19 от 24 сентября 2009 года по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

Проверяя доводы истца о незаконности его увольнения по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ вследствие нарушения порядка увольнения, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о соблюдении ответчиком требований Трудового кодекса РФ при увольнении истца.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 05 октября 2015 года, то есть за два месяца до увольнения, Т.С.Б. было вручено уведомление о сокращении его должности и об отсутствии вакантных должностей на предприятии, о чем также составлены справки от 16 ноября 2015 года и от 14 декабря 2015 года. Указанные документы были получены истцом лично, что подтверждается его подписью (т. 1, л.д. 27 - 29).

В силу ч. 2 ст. 25 Закона РФ от 19.04.1991 N 1032-1 "О занятости населения в Российской Федерации" 07 октября 2015 года ЗАО "РАСКОМ" было направлено сообщение в службу занятости о предстоящем увольнении работников на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ в связи с сокращением численности и штата работников организации на основании Приказа N 48-В/15 от 01 октября 2015 года, период увольнения работников - с 05 октября 2015 года по 15 декабря 2015 года (т. 1, л.д. 98).

Согласно материалам дела в соответствии с ч. 3 ст. 81 ТК РФ, ч. 1 ст. 180 ТК РФ в течение всего срока, предшествующего увольнению, истец уведомлялся об отсутствии вакантных должностей (т. 1, л.д. 97, л.д. 100, 101)

Довод апелляционной жалобы истца о том, что ему были предложены не все имеющиеся вакансии, опровергается штатными расписаниями ЗАО "РАСКОМ", согласно которым в период с октября по декабрь 2015 года вакантных должностей на предприятии не имелось (т. 1, л.д. 78 - 85, 89 - 96, 111 - 118).

Предположение истца о том, что в указанный период у ответчика имелись две вакантные должности, которые ему предложены не были, а именно: секретаря и старшего инженера по строительству и монтажу, опровергается материалами дела.

Должность секретаря была занята М., приказом N 1 от 15.01.2016 г. ей предоставлен отпуск по беременности и родам, следовательно, на дату увольнения истца (14.12.2016 г.) данная должность вакантной не являлась. Приказом N 02 от 15.01.2016 г., то есть после увольнения истца, на данную должность на период отпуска М. по беременности и родам, с 18.01.2016 г. принята П.О., с ней заключен срочный трудовой договор.

Судебная коллегия отмечает, что указанные события имели место спустя месяц после увольнения истца.

Должность Старшего инженера по строительству и монтажу, ранее занимаемая Н.В.Н., вакантной также не являлась.

Согласно материалам дела приказом N 61-В/15 от 15.11.2015 г. работодателем было принято решение о проведении мероприятий по предстоящему сокращению численности и штата (т. 1, л.д. 130 - 146).

Приказом N 33 от 23.11.2015 г. трудовой договор с Н.В.Н. был прекращен в связи со смертью работника по п. 6 ст. 83 ТК РФ).

Приказом N 62-В/15 от 23.11.2015 г. указанная должность была сокращена.

Приказом N 63-А-В/15 от 24.11.2015 г. на период до вступления в силу штатного расписания, утвержденного Приказом N 49-В/15 от 02.10.2015 г., в действие было введено штатное расписание (т. 1, л.д. 111).

15 декабря 2015 года ответчиком в службу занятости было направлено соответствующее уведомление.

С учетом изложенного, судебная коллегия соглашается с выводом суда и доводом ответчика об отсутствии у работодателя обязанности предлагать указанные должности истцу. Закон не содержит запрета на дальнейшее проведение процедур по сокращению в связи с оптимизацией организацией своей деятельности.

Следовательно, должность старшего инженера по строительству и монтажу, которую ранее занимал Н.В.Н., трудовой договор с которым был прекращен на основании Приказа N 33 от 23 ноября 2015 года в связи со смертью (т. 1, л.д. 132), после сокращения не была включена в штатное расписание, а потому не являлась вакантной, в связи с чем не могла быть предложена истцу.

Принимая во внимание вышеприведенные нормы действующего трудового законодательства, а также установленные по делу обстоятельства, судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований в части восстановления на работе, взыскания заработной платы за время вынужденного прогула, денежной компенсации морального вреда, поскольку увольнение истца произведено с соблюдением установленного порядка увольнения, нарушений прав и интересов истца не установлено.

Предположение истца о мнимости сокращения его должности с целью увольнения неугодного работника своего подтверждения в ходе рассмотрения дела не нашло.

В материалах дела имеются приказы N 39 от 28.09.2015 г., N 40-А/В/15 от 10.09.2015., справки, служебные записки руководителей подразделений Общества в адрес генерального директора, содержащих обоснование необходимости оптимизации деятельности Общества, сокращения капитальных и текущих затрат, сокращения численности и штата работников, констатируется прекращение хозяйственной деятельности по ряду направлений, в том числе прекращение с 2013 г. инвестирования строительства зарубежного сегмента сети.

С учетом изложенного, судебная коллегия соглашается с доводом ответчика о том, что именно указанные обстоятельства явились причиной проведения организационно-штатных мероприятий в Обществе, а не желание работодателя избавиться от Т.С.Г.

Показания свидетелей С.Г.Д., Б.А.А., К.О.В., оценены судом в надлежащем порядке, никоим образом не опровергают выводов суда о соблюдении ответчиком процедуры увольнения истца, не подтверждают довод истца о мнимом характере сокращения его должности.

Разрешая исковые требования в части взыскания выходного пособия, суд первой инстанции обоснованно исходил из разъяснений, изложенных в п. 9 Постановления Правительства РФ от 24 декабря 2007 года N 922 "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы", требований ст. ст. 139, 178 Трудового кодекса РФ.

Согласно материалам дела, в день увольнения с истцом был произведен полный расчет, истцу были выплачены следующие суммы: 76 881 руб. 90 коп. - оплата 10 дней простоя, компенсация за 22 дня неиспользованного отпуска - 119 235 руб. 20 коп., а также выходное пособие в порядке РФ, установленном ст. 178 ТК РФ, с учетом повышенного размера, предусмотренного п. 9.3 Трудового договора, что составило 748 781 руб. 80 коп. (в размере пятикратного месячного заработка), а всего - 944 898 руб. 90 коп.

Оценивая доводы апелляционной жалобы истца о том, что в соответствии с п. 9.3. заключенного между сторонами трудового договора работодатель должен доплатить ему выходное пособие еще за три месяца, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу положений ст. 178 ТК РФ при расторжении трудового договора в связи с сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 части первой статьи 81 Трудового Кодекса РФ) увольняемому работнику выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка, а также за ним сохраняется средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия).

Таким образом, при увольнению работнику выплачивается выходное пособие в размере одного среднего месячного заработка за первый месяц.

Если по окончании двух месяцев с даты увольнения, работник не трудоустроен, то работодатель обязан выплатить работнику еще один средний месячный заработок, при условии предоставления уволенным оригинала трудовой книжки в подтверждение отсутствия записи о трудоустройстве на новом месте работы.

В исключительных случаях средний месячный заработок сохраняется за уволенным работником в течение третьего месяца (ч. 2 ст. 178 ТК РФ).

При этом ч. 4 ст. 178 ТК РФ предусмотрено, что трудовым договором или коллективным договором могут предусматриваться другие случаи выплаты выходных пособий, а также устанавливаться повышенные размеры выходных пособий, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом.

Из положений указанных норм права следует, что трудовым законодательством предусмотрена возможность установления в трудовом договоре условий, в том числе по выплате выходного пособия, улучшающих положение работника по сравнению с установленными Трудовым кодексом РФ.

Согласно п. 9.3 заключенного сторонами Трудового договора N 19 от 24.09.2009 г., в случае расторжения договора по инициативе Работодателя Сотруднику выплачивается выходное пособие в размере пятикратного месячного заработка.

Между тем, из указанного пункта договора не следует, что данная сумма подлежит выплате работнику сверх выплат, предусмотренных трудовым законодательством или в дополнение к ним.

С учетом изложенного, положений ст. 178 ТК РФ и п. 9.3. трудового договора судебная коллегия приходит к выводу о том, что при увольнении истца, ответчик обязан был выплатить ему выходное пособие в пятикратном размере месячного заработка, что и было им сделано в день увольнения Т.С.Г., то есть установленный законом срок.

При таких обстоятельствах, оснований для взыскания с ответчика в пользу истца выходного пособия еще за три месяца, а также процентов за просрочку в выплате выходного пособия, у суда первой инстанции не имелось, в связи с чем судебная коллегия отклоняет соответствующий довод апелляционной жалобы.

С учетом отсутствия доказательств нарушения ответчиком трудовых прав истца, соблюдения установленного законом порядка увольнения истца по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, требование истца о взыскании компенсации морального вреда обоснованно оставлено судом без удовлетворения.

Доводы апелляционной жалобы о том, что в трудовой книжке и приказе об увольнении не указано, является ли основанием к увольнению истца сокращение численности или сокращение штата, тогда как в соответствии с действующим трудовым законодательством работодатель не может одновременно уволить работника по сокращению численности и по сокращению штата, не может быть принят во внимание судебной коллегией ввиду несостоятельности, поскольку опровергается содержанием п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, согласно которому трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя, то есть сама формулировка увольнения закреплена в указанной норме.

В трудовой книжке истца содержится указание на данную норму, при этом требований о внесении изменений в запись об увольнении в трудовую книжку истцом в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции не заявлено.

В п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении" разъяснено, что согласно ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям. Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

Принимая во внимание, что требование о внесении изменений в запись об увольнении в трудовую книжку истцом в ходе рассмотрения дела не заявлялось, у суда не имелось оснований для его разрешения, в связи с чем вышеуказанный довод апелляционной жалобы подлежит отклонению судебной коллегией.

Предположение истца о мнимости сокращения его должности с целью увольнения неугодного работника своего подтверждения в ходе рассмотрения дела не нашло.

Имеющимися в материалах дела документами - приказами N 39 от 28.09.2015 г., N 40-А/В/15 от 10.09.2015., справками (т. 1, л.д. 192 - 193), служебными записками руководителей подразделений ЗАО "РАСКОМ" в адрес генерального директора Общества (т. 1, л. л.д. 66 - 77, л.д. 190) обоснована необходимость оптимизации деятельности Общества, сокращения капитальных и текущих затрат, сокращения численности и штата работников, констатируется прекращение хозяйственной деятельности по ряду направлений, в частности, прекращение инвестирования строительства зарубежного сегмента сети с 2013 г.

В связи с изложенным, судебная коллегия приходит к выводу о том, что именно указанные причины явились основанием для проведения оргштатных мероприятий, а не желание Общества избавиться от "неугодного работника", как ошибочно полагает истец.

При таком положении, судебная коллегия приходит к выводу о том, что правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно. Обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных в материалы дела доказательств, оценка которым дана с соблюдением положений ст. 67 ГПК РФ и изложена в мотивировочной части решения суда.

Иные доводы апелляционной жалобы не свидетельствуют о наличии правовых оснований для отмены обжалуемого решения суда, поскольку повторяют правовую позицию Т.С.Б., выраженную им в суде первой инстанции, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда, не опровергают правильности выводов суда первой инстанции, а лишь выражают несогласие с ними, а потому не могут быть приняты во внимание судебной коллегией.

Нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, судом не допущено.

Руководствуясь положениями ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 29 ноября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Т.С.Г. - без удовлетворения.


Председательствующий

Судьи




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Взыскание выходного пособия и других выплат при увольнении в связи с сокращением > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 04.04.2017 № 33-4749/2017