Главная > Судебная практика > Увольнение по п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ > Решение Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 02.10.2008


Юрист по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Работник подал заявление об увольнении по собственному желанию, чтобы избежать неблагоприятных последствий, связанных с увольнением за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей. При таких обстоятельствах увольнение признано судом обоснованным
Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 27.08.2015 № 33-8819/2015
Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 10.03.2015 № 33-3699/2015
Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 05.03.2015 № 33-2316
Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 03.03.2015 № 33-2268
Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 22.05.2014 № 33-6607/2014
Апелляционное определение Липецкого областного суда от 23.04.2014 № 33-1045/2014
Апелляционное определение Омского областного суда от 30.10.2013 № 33-7128/2013
Апелляционное определение Московского городского суда от 24.06.2013 № 11-19371/2013
Справка Кемеровского областного суда от 20.02.2013 № 01-07/26-123
Апелляционное определение Московского городского суда от 08.11.2012 № 11-10470
Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 20.08.2012 № 33-7203/2012
Апелляционное определение Пензенского областного суда от 19.06.2012 № 33-1365
Апелляционное определение Псковского областного суда от 30.05.2012 № 33-596
Апелляционное определение Курского областного суда от 15.05.2012 № 33-1037-2012
Апелляционное определение Камчатского краевого суда от 29.03.2012 № 33-418/2012
Определение Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 18.01.2012 № 33-134/2012
Кассационное определение Московского городского суда от 19.12.2011 № 33-42060/2011
Кассационное определение Московского городского суда от 10.03.2011 № 33-6335
Кассационное определение Московского городского суда от 10.03.2011 № 33-6335
Кассационное определение Пермского краевого суда от 15.07.2010 № 33-6048
Кассационное определение Московского городского суда от 17.08.2010 № 33-25694
Кассационное определение Саратовского областного суда от 21.05.2009
Обзор кассационной практики Верховного суда Республики Коми по рассмотрению гражданских дел за август 2007 года
Кассационное определение Московского городского суда от 17.08.2010 № 33-25694

Противоположная позиция:
Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 22.07.2013 № 33-8066/2013

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

2 октября 2008 года

г.Элиста

Элистинский городской суд Республики Калмыкия в составе:
председательствующего судьи Богзыковой Е.В.,
при секретаре судебного заседания
с участием прокурора Д.Н.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К.Б. к Национальному банку Республики Калмыкия о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

К.Б. обратился в суд с указанным исковым заявлением, ссылаясь на следующие обстоятельства.

Он работал начальником отдела документационного обеспечения управления Национального банка Республики Калмыкия и приказом председателя Банка № ЛСТ-58/К от 27 марта 2008 года уволен со ссылкой на п.3 ч.1 ст.77 Трудового кодекса Российской Федерации (по собственному желанию). Считает произведенное увольнение незаконным. Его заявление об увольнении из Национального банка Республики Калмыкия не было добровольным, а появилось в связи с незаконным принуждением со стороны работодателя. Примерно в 15 часов 26 марта 2008 года к нему на территории Банка подошли зампредседателя Банка Т. и начальник службы безопасности П. и потребовали от него и начальника хозотдела Г. пройти медицинское освидетельствование в наркологическом диспансере. Он высказал им свои возражения, так как никакого нарушения трудовой дисциплины он не допускал, спиртных напитков не употреблял, но после некоторого спора согласился проехать в диспансер. При медицинском освидетельствовании у него признаков опьянения не обнаружили, но с его слов записали факт употребления пива, которое является не спиртным, а слабоалкогольным напитком. На следующий день, то есть 27 марта 2008 года, председатель банка К. через Т. потребовал от него письменных объяснений по поводу нахождения 26 марта 2008 года в гараже Банка и его высказываний в ходе спора с Т. и П. Затем, примерно в 18 часов Т. в своём кабинете потребовал написать заявление об увольнении по собственному желанию. Когда он отказался, он показал подписанный К. приказ № ЛСТ-58/К от 27 марта 2008 года о его увольнении по п.5 ст.81 Трудового кодекса РФ за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей. Он, истец, высказал свое несогласие с приказом, так как никакого дисциплинарного проступка не совершил. Т. заявил, что приказу не будет дан ход, если он все-таки подаст заявление об увольнении. После разговора с Т. он пошел домой, так как рабочий день уже закончился. Проанализировав создавшуюся ситуацию, он решил согласиться с незаконным требованием руководства Банка. До пенсии ему осталось 2 года. При увольнении по компрометирующему основанию – за дисциплинарные проступки – ему с учетом возраста не удалось бы где-либо трудоустроиться, и на 2 года он полностью лишался средств к существованию. При увольнении по собственному желанию шансы найти работу повышались. Утром 28 марта 2008 года он пришел в Национальный банк РК и сообщил Т., что согласен уволиться по собственному желанию. Он сказал, чтобы заявление было помечено предыдущим днем, то есть 27 марта 2008 года. Когда он написал такое заявление, ему сразу же оформили увольнение по п.3 ч.1 ст.77 Трудового кодекса РФ, выдали расчет и трудовую книжку. Все действия были совершены 28 марта, но датированы 27-ым. Доказательствами принуждения его к увольнению путем угрозы увольнения по компрометирующему основанию, по его мнению, являются запись в трудовой книжке о приказе № ЛСТ-58/К от 27 марта 2008 года о его увольнении на основании п.5 ст.81 ТК РФ за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, письменные объяснения от 27 марта 2008 года о предоставлении объяснений; акт произведенного наркологическим диспансером медицинского освидетельствования, по которому он признан трезвым. Своевременно обратиться в суд по поводу незаконности увольнения он не смог по уважительным причинам. Для предъявления в суд была необходима копия приказа об увольнении. Он обращался в Национальный банк РК, в устной форме ему обещали её выдать, назначали несколько раз срок, но копию не выдали. 18 апреля 2008 года его жена сломала ногу, была госпитализирована в Целинную райбольницу Республики Калмыкия, где ей сделали операцию. Ей нужен был постоянный уход и из-за этого он в апреле не мог заниматься оспариванием увольнения. Незаконными, по его мнению, действиями работодателя ему причинены нравственные страдания. Руководство Банка преследовало его и искало повод для увольнения, необоснованно подвергло его наркологическому освидетельствованию. Об освидетельствовании стало известно многим работникам Банка, где он проработал более 5 лет, и для него большое значение имеет сохранение своей репутации в глазах коллег. С учетом его 58-летнего возраста сам факт распространения подобных сведений о его недобросовестности вызвал у него тяжелые переживания. Кроме того, тяжелые переживания вызвали угроза увольнения по компрометирующему основанию, манипулирование приказами, уклонение от объективного рассмотрения его заявлений.

Просил суд восстановить пропущенный по уважительным причинам срок обращения в суд за разрешением трудового спора; признать незаконным произведенное 27 марта 2008 года его увольнение из Национального банка РК и восстановить его в прежней должности начальника отдела документационного обеспечения управления; взыскать с Национального банка РК в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в сумме 50 000 рублей.

В судебном заседании истец свои требования уточнил в части требований о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Просил суд восстановить пропущенный по уважительным причинам срок обращения в суд за разрешением трудового спора; признать незаконным произведенное 27 марта 2008 года его увольнение из Национального банка РК и восстановить его в прежней должности начальника отдела документационного обеспечения управления; взыскать с Национального банка РК в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула за период с 28 марта 2008 года по 2 октября 2008 года в сумме 401 419 руб. 37 коп., компенсацию морального вреда в сумме 60 000 рублей.

Представитель истца адвокат И.В. исковые требования своего доверителя поддержал, просил их удовлетворить. Пояснил, что одним и тем же числом, за одним и тем же номером – 27 марта 2008 года № ЛСТ-58/К – ответчиком издано два приказа об увольнении К.Б. Приказ об увольнении истца за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей является незаконным, в нем отсутствует мотивировочная часть, из него неясно, за какие действия (бездействие) он уволен. Поскольку издан второй приказ об увольнении истца по собственному желанию, первый приказ фактически отсутствует и его последствия ничтожны. К.Б. в своем заявлении не высказывал намерений уволиться. Работодатель уволил его до истечения двухнедельного срока предупреждения.

Представитель ответчика А.А. исковые требования не признал, пояснив, что увольнение истца произведено законно и обоснованно. Основанием для издания приказа об увольнении К.Б. за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей послужили отсутствие его на непосредственном рабочем месте без уважительных причин более трех часов подряд, организация распития в течение этого времени спиртных напитков на территории Банка, неисполнение в течение этого времени своих должностных обязанностей, нахождение в нетрезвом состоянии на рабочем месте. Увольнение К.Б. произведено Национальным банком РК по его просьбе, по его собственному желанию, продиктованному угрозой увольнения по компрометирующему основанию.

Выслушав пояснения и доводы лиц, участвующих в деле, допросив свидетелей, исследовав материалы дела, выслушав заключение прокурора, полагавшей исковые требования подлежащими удовлетворению, суд приходит к выводу о необходимости отказа в удовлетворении исковых требований.

В соответствии с ч.ч.1 и 2 ст.80 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен Трудовым кодексом Российской Федерации или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении. По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

Согласно ч.4 ст.80 Трудового кодекса РФ до истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с Трудовым кодексом РФ и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.

Из смысла и содержания указанных норм Трудового кодекса РФ следует, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

В судебном заседании установлено, что ответчиком Национальным банком Республики Калмыкия (далее Банк) произведено увольнение истца 27 марта 2008 года по его собственному желанию, по добровольному волеизъявлению К.Б., подача соответствующего заявления вызвана желанием избежать неблагоприятных последствий, связанных с увольнением за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей.

Данные обстоятельства подтверждаются следующими доказательствами.

Согласно записям в трудовой книжке К.Б., соответствующим приказам Национального банка РК, в Национальном банке РК К.Б. работал с 26 августа 2002 года, с 4 декабря 2003 года - в должности начальника отдела документационного обеспечения управления.

Как следует из исследованных материалов дела, приказом № ЛСТ-58/К от 27 марта 2008 года трудовой договор с К.Б. расторгнут работодателем по основанию, предусмотренному п.5 ст.81 Трудового кодекса РФ, – за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, о чем имеется запись в трудовой книжке К.Б. за № 37.

Согласно записи № 38 в трудовой книжке К.Б. запись за № 37 признана недействительной, по приказу от 27 марта 2008 года № ЛСТ-58/К он уволен по собственному желанию на основании п.3 ч.1 ст.77 Трудового кодекса РФ.

Оценивая приказ об увольнении К.Б. № ЛСТ-58/к от 27 марта 2008 года об увольнении за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, суд находит, что издание такого приказа работодателем имело правовые основания.

В соответствии с исследованными материалами дела, показаниями истца, представителя ответчика, фактическими основаниями для вынесении приказа об увольнении № ЛСТ-58/К от 27 марта 2008 года – за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей послужили: наличие у К.Б. непогашенного дисциплинарного взыскания в виде замечания за ненадлежащее исполнение возложенных трудовых обязанностей (многочисленные нарушения в деятельности отдела документационного обеспечения управления в части организации документационного обеспечения, контроля за своевременным исполнением поручений руководства, писем граждан и других документов, в части организации работы с архивными документами, а также осуществления организационно-методического руководства и контроля за постановкой делопроизводства и архивного дела), наложенного по приказу Национального банка РК от 18 октября 2007 года № ЛКТ/в, а также организация им распития спиртных напитков в рабочее время, на рабочем месте, нахождение К.Б. 26 марта 2008 года на рабочем месте в рабочее время в нетрезвом состоянии, его отсутствие в период с 14 часов 45 минут до 15 часов 53 минут на своем непосредственном рабочем месте – в кабинете здания Национального банка РК.

Обстоятельства совершения К.Б. второго нарушения, в связи с которым ответчиком издан приказ об увольнении за неоднократное увольнение без уважительных причин трудовых обязанностей, установлены исследованными в настоящем судебном заседании докладной начальника УБиЗИ П.В. от 26 марта 2008 года, докладной начальника УБиЗИ П.В. от 27 марта 2008 года, объяснительной К.Б. от 27 марта 2008 года, актом о появлении на рабочем месте в нетрезвом состоянии от 26 марта 2008 года, протоколом медицинского освидетельствования от 26 марта 2008 года.

Обстоятельства неисполнения К.Б. без уважительных причин возложенных трудовых обязанностей нашли свое подтверждение в судебном заседании.

Из материалов дела, пояснений представителя ответчика, показаний допрошенных в судебном заседании свидетелей Т.Ю. и П.В. следует, что 26 марта 2008 года комиссией Национального банка РК, созданной по распоряжению руководителя Национального банка РК, было установлено, что начальник ДОУ К.Б., начальник хозяйственного отдела Г.Б. в рабочее время - с 12 часов 46 минут до 13 часов и с 14 часов до 15 часов 53 минут отсутствовали на своих непосредственных рабочих местах и находились в это время в подсобном помещении гаража Национального банка РК, где распивали пиво.

Согласно акту от 26 марта 2008 года, составленному и подписанному зам.председателя Национального банка РК Т.Ю., начальником УБиЗИ П.В., и.о. начальника юридического отдела А.А., заведующей сектором персонала Ш.Г., 26 марта 208 года в 15 часов 50 минут в подсобном помещении гаража Национального банка РК зафиксирован факт нахождения начальника отдела ДОУ К.Б. и начальника хозяйственного отдела Г.Б. в состоянии алкогольного опьянения в рабочее время, о чем свидетельствуют запах алкоголя в выдыхаемом воздухе, несвязанная речь, нарушение координации движения, замедленные реакции, неадекватное восприятие действительности. Своё состояние К.Б. объяснил тем, что выпил банку пива. К.Б. направлен на медицинское освидетельствование для установления факта употребления алкоголя и состояния алкогольного опьянения. Кроме того, в помещении гаража зафиксирован факт распития спиртных напитков: на столе обнаружено распитое пиво «Балтика 7» в металлических банках, сушеная рыба.

Из протокола медицинского освидетельствования № 2684 от 26 марта 2008 года, составленного врачом ГУ «Республиканский наркологический диспансер» У., следует, что 26 марта 2008 года с 16 часов 35 минут начато медицинское освидетельствование К.Б. для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения. Со слов испытуемого К.Б. 26 марта 2008 года в 14 часов он употребил пиво «Балтика», в позе Ромберга пошатывается, движения неточные, изо рта имеется легкий запах алкоголя. По результатам исследования установлен факт употребления алкоголя. Признаков опьянения не установлено. При этом от исследования биологической среды испытуемый отказался.

Согласно пояснениям представителя ответчика, показаниям свидетелей Т.Ю., П.В. К.Б. находился в рабочее время - в 15 часов 50 минут - на рабочем месте – на территории Национального банка РК в состоянии алкогольного опьянения, о чем свидетельствовали запах алкоголя в выдыхаемом воздухе, несвязанная речь, нарушение координации движения, замедленные реакции, неадекватное восприятие действительности, высказываемые угрозы в адрес руководства Банка, нецензурная брань. Своё состояние К.Б. объяснил тем, что выпил банку пива, поминал своего товарища, для этого пригласил Г.Б. Эти доводы подтверждаются также объяснением инженера Банка К.А. от 27 марта 2008 года о том, что 26 марта 2008 года примерно в 13.00 часов начальник отдела К.Б. попросил его сходить за пивом в связи с тем, что у его родственника или брата были поминки. К.Б. дал К.А. деньги, на которые последний приобрел пиво и принес в гараж.

По показаниям свидетеля Г.Б. К.Б. предложил ему выпить пиво, дал деньги К.А. на покупку пива, они совместно употребляли пиво в количестве 8 банок ёмкостью по 0,5 л во время обеденного перерыва и в рабочее время до и после перерыва. За появление на рабочем месте в нетрезвом состоянии он, Г.Б., был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора, что подтверждается имеющимся в деле приказом.

Согласно объяснению К.Б., затребованному руководством Банка по поводу отсутствия на непосредственном рабочем месте и нахождения в гараже Национального банка РК в период времени с 12 часов 46 минут до 15 часов 53 минут, о своем местонахождении он, К.Б., предупредил заместителя начальника отдела ДОУ Д.И. У него имеется переносной телефон. В 14 часов 45 минут, 15.00 часов, 15 часов 15 минут им были даны пояснения, разъяснения по возникшим производственным вопросам у эксперта 2 категории отдела ДОУ Д.В. Свои высказывания относительно руководства Банка считает эмоциональными, необоснованными, за что просил у зам. председателя Т.Ю. извинения.

Между тем, как следует из письменных доказательств, в том числе сведений Бюро пропуска Банка, фотоснимков, а также показаний свидетелей Г.Б., Т.Ю., Д.И., 26 марта 2008 года в период времени с 12 часов 46 мин. до 15 часов 53 мин. К.Б. находился в помещении гаража Национального банка РК, где, в том числе в рабочее время, распивал пиво с Г.Б., при этом какие-либо вопросы, относящиеся к работе, в это время не решались. Переносной телефон К.Б. был оставлен им в рабочем кабинете.

В соответствии с трудовым договором от 26 августа 2002 года К.Б. обязался соблюдать трудовую дисциплину и нормы служебной этики.

Исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о том, что К.Б. 26 марта 2008 года были нарушены трудовые обязанность по соблюдению трудовой дисциплины, нарушение выразилось в появлении на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения без уважительных причин. Следовательно, при наличии у него непогашенного дисциплинарного взыскания у работодателя имелись основания для издания приказа об увольнении за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей. Исследованные судом доказательства также свидетельствуют о том, что уважительных причин появления истца на работе в состоянии алкогольного опьянения не имелось.

Доводы истца о том, что, находясь в помещении гаража, в соответствии с планом отдела он в рабочее время пиво не пил, обсуждал производственные вопросы с Г.Б., суд находит несостоятельными. Эти обстоятельства, помимо иных вышеуказанных доказательств, опровергаются его собственным письменным объяснением, в котором он указывал об обсуждении производственных вопросов со специалистом Д.В. в 14 часов 45 минут, 15.00 часов, 15 часов 15 минут, его пояснением в акте медицинского освидетельствования об употреблении им пива в 14.00 часов.

Ссылку истца и его представителя на то, что в результате медицинского освидетельствования состояние опьянения у К.Б. не было установлено, суд находит несостоятельной.

В соответствии со ст.67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждении, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Нахождение К.Б. на работе в рабочее время в нетрезвом состоянии без уважительных причин подтверждается исследованными доказательствами – показаниями свидетелей Т.Ю., Г.Б., докладной от 27 марта 2008 года, актом о появлении на рабочем месте в нетрезвом состоянии, пояснением К.Б., имеющимся в акте медицинского освидетельствования о том, что в 14 часов (в рабочее время) 26 марта 2008 года он выпил пиво. При этом в ходе освидетельствования от более тщательного обследования на состояние опьянения он отказался.

Доводы истца и его представителя о необходимости критической оценки показаний свидетелей ввиду их зависимого положения от работодателя суд считает несостоятельными.

Так, свидетели показали, что в личных неприязненных отношениях с истцом они не состоят, каких-либо оснований для оговора истца у них не имеется, какого-либо давления на них работодателем не оказывалось. Перед дачей показаний они предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Кроме того, показания свидетелей полностью согласуются с другими исследованными письменными материалами дела.

Доводы истца и его представителя о том, что примененное в отношении К.Б. дисциплинарное взыскание в виде увольнения за неоднократное неисполнение возложенных на него трудовых обязанностей не соответствует степени вины и тяжести допущенного нарушения, принято без учета сведений о личности К.Б. суд считает необоснованными.

Подпунктом «б» п.6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено увольнение работника за появление на работе в состоянии алкогольного опьянения.

В соответствии с данной нормой закона появление работника на работе в состоянии алкогольного опьянения отнесено к грубому нарушению трудовых обязанностей. Увольнение работника по указанному основанию является самостоятельным видом увольнения и возможно и при отсутствии каких-либо взысканий.

Согласно п.5 ст.81 Трудового кодекса РФ трудовой договор, может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

По смыслу закона применение этого взыскания считается правомерным за совершение дисциплинарных проступков, причиной неисполнения или ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей являются виновные действия работника. Увольнение производится только при неоднократном неисполнении трудовых обязанностей.

Поскольку у К.Б. имелось действующее дисциплинарное взыскание, законность которого им не оспаривалась, его увольнение по п.5 ст.81 ТК РФ являлось бы правомерным. Суд принимает во внимание, что истцом также не оспорена законность издания приказа о прекращении с ним трудового договора по п.5 ст.81 Трудового кодекса РФ.

Как следует из материалов дела, 28 марта 2008 года К.Б. на имя руководителя Национального банка РК подано заявление, датированное им 27 марта 2008 года, об освобождении его от обязанностей начальника отдела по собственному желанию.

В соответствии с пояснениями истца в судебном заседании увольнение его по п.5 ст.81 Трудового кодекса РФ давало бы ему меньше шансов трудоустроиться. В связи с чем он написал заявление об освобождении его от занимаемой должности начальника ДОУ по собственному желанию.

Допрошенные в судебном заседании свидетели Т.Ю., П.В. показали, что 28 марта 2008 года К.Б. обратился к руководству Национального банка РК с просьбой об изменении формулировки его увольнения с п.5 ст.81 Трудового кодекса РФ на п.3 ч.1 ст.77 Трудового кодекса РФ подав заявление об освобождении его от обязанностей начальника отдела по собственному желанию, датированное 27 марта 2008 года. По ходатайству сотрудников Банка, в том числе и их, просьба К.Б. была удовлетворена председателем Банка, в связи с этим по указанию последнего запись в трудовой книжке № 37 была признана недействительной и внесена новая запись № 38 об увольнении по собственному желанию.

Данные обстоятельства подтверждаются письменным обращением сотрудников Банка к председателю Банка от 28 марта 2008 года с просьбой изменить на основании поданного К.Б. 27 марта 2008 года заявления формулировку его увольнения с п.5 ст.81 ТК РФ на п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ, а также записями в трудовой книжке К.Б., проектом приказа № ЛСТ-58/к от 27 марта 2008 года.

Таким образом, исследованные судом доказательства свидетельствуют о том, что работодателем уже после увольнения работника по п.5 ст.81 ТК РФ по инициативе работника была изменена формулировка увольнения.

Приказом № ЛСТ-58/к от 27 марта 2008 года К.Б. уволен 27 марта 2008 года по собственному желанию.

Доводы истца о вынужденном характере поданного им заявления в связи с намерением руководства Банка в случае его отказа от увольнения по собственному желанию «дать ход» приказу об увольнении по п.5 ст.81 ТК РФ являются несостоятельными. На момент подачи заявления об освобождении от обязанностей начальника отдела ДОУ по собственному желанию приказ об увольнении по п.5 ст.81 ТК РФ уже был издан, в трудовую книжку истца была внесена запись об увольнении по указанному основанию, ему направлено уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой.

Суд считает обоснованными доводы представителя ответчика о том, что у работодателя отсутствовала возможность принудить К.Б. уволиться по собственному желанию, с которым уже был расторгнут трудовой договор и прекращены трудовые отношения.

Доказательств принуждения К.Б. со стороны ответчика уволиться по собственному желанию истцом не представлено.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что подача заявления К.Б. об освобождении его от обязанностей начальника отдела являлась его добровольным волеизъявлением.

Установленные по делу обстоятельства свидетельствуют о том, что данное заявление подано К.Б. с целью избежать неблагоприятных последствий, связанных с увольнением по п.5 ст.81 ТК РФ.

Увольнение по п.5 ст.81 ТК РФ К.Б. не оспорено.

Доводы истца о преследовании его со стороны руководства банка путем предъявления ему требований о представлении объяснений по поводу его нахождения в помещении гаража также не свидетельствуют о вынужденном характере подачи им заявления об увольнении по собственному желанию, поскольку в связи с применением в Банке электронной системы контроля входа и выхода из здания, такие объяснения представляются председателю Банка по его требованию всеми сотрудниками, что подтверждается представленными суду служебными записками, требованиями о представлении объяснений, объяснениями сотрудников Банка.

Таким образом, оснований для признания подачи истцом заявления об освобождении его от должности начальника отдела по собственному желанию вынужденным отсутствуют. Следовательно, исковые требования о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула удовлетворению не подлежат.

Требование о компенсации морального вреда также удовлетворению не подлежит, так как основано на причинении морального вреда в результате незаконного увольнения.

Ссылка истца на то, что поданное им заявление об освобождении от обязанностей начальника отдела по собственному желанию не содержало просьбы об увольнении, написанное в нем свидетельствует о его желании продолжить работать в Банке в другой должности, в связи с чем работодатель не имел права принимать решение об увольнении по п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ, является несостоятельной. На момент подачи заявления какую-либо другую должность в Банке К.Б. не занимал. По пояснениям истца 28 марта 2008 года он получил трудовую книжку, расчет. В последующие дни на работу не являлся. Согласно показаниям свидетелей Т.Ю., Д.И. К.Б. был огорчен изданием приказа о его увольнении по п.5 ст.81 ТК РФ, указывал, что он продолжительное время работал в Банке, на момент увольнения он находился в предпенсионном возрасте, ему было 58 лет, увольнение по такому основанию препятствовало бы ему трудоустроиться на другую работу. Поэтому он высказывал желание об изменении ему формулировки увольнения – на увольнение по собственному желанию. В связи с этим, как следует из материалов дела, заместители председателя Банка Т.Ю., К.В., начальник УБиЗИ, и.о. начальника отдела А.А. на основании поданного истцом заявления, датированным 27 марта 2008 года, обратились 28 марта 2008 года с письменным ходатайством об изменении формулировки увольнения К.Б. с п. 5 ст.81 ТК РФ на п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ – расторжение трудового договора по инициативе работника, по собственному желанию. В визе председателя Банка на указанном ходатайстве содержится указание изменить формулировку мотива увольнения на п.3 ст.77 ТК РФ в приказе и в трудовой книжке уволенного К.Б.

Из показаний свидетелей Т.Ю., Д.И. следует, что в связи с согласием руководства Банка изменить формулировку увольнения и изданием приказа об увольнении по собственному желанию истец был очень обрадован, благодарил руководство Банка за это.

Ссылка представителя истца на то, что приказ об увольнении по собственному желанию издан с нарушением порядка издания, под одним номером и датой с ранее изданным приказом об увольнении по п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ не свидетельствует о незаконности приказа об увольнении истца по собственному желанию.

Согласно пояснениям представителя ответчика в связи с достижением соглашения между истцом и работодателем об изменении формулировки основания увольнения – на увольнение по собственному желанию по указанию руководителя Банка запись об увольнении истца по п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ признана недействительной.

Оценивая заявление К.Б. об освобождении об обязанностей начальника по собственному желанию, обстоятельства его написания, а также до и после его написания суд приходит к выводу, что между работодателем и К.Б. было достигнуто соглашение об изменении формулировки увольнения с п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ на п.3 ст.77 ТК РФ, то есть о расторжении трудового договора по соглашению сторон, об увольнении К.Б. по собственному желанию 27 марта 2008 года, освобождение его от занимаемой должности предполагало увольнение К.Б., о чем свидетельствует издание оспариваемого приказа.

По указанным причинам доводы истца о нарушении работодателем предусмотренного ст.80 ТК РФ порядка расторжения трудового договора по инициативе работника, ничтожности приказа об увольнении К.Б. по п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ являются несостоятельными.

Требования истца и его представителя о восстановлении срока обращения в суд подлежат удовлетворению.

В силу ст.392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении – в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

В судебном заседании истец пояснил, что о нарушении своего права он узнал 27 марта 2008 года, при получении трудовой книжки с записью об увольнении. Следовательно, срок обращения в суд за разрешением спора об увольнении истёк 27 апреля 2008 года. Как следует из пояснений истца, медицинской справки, с 18 апреля по 8 мая 2008 года его жена находилась на стационарном лечении в Целинной районной больнице РК, перенесла операцию и нуждалась в постороннем уходе, который осуществлялся истцом. Эти обстоятельства свидетельствуют об уважительности причин пропуска истцом срока обращения в суд. В связи с этим пропущенный срок подлежит восстановлению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Восстановить К.Б. срок на обращение в суд.

В удовлетворении исковых требований К.Б. к Национальному банку Республики Калмыкия о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отказать.

На решение может быть подана кассационная жалоба в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия в течение 10 дней со дня изготовления решения в окончательной форме через Элистинский городской суд Республики Калмыкия.


Председательствующий Е.В. Богзыкова




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ > Решение Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 02.10.2008