Главная > Судебная практика > Увольнение по п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ > Апелляционное определение Московского городского суда от 22.10.2015 № 33-35618/2015



На момент подачи заявления об увольнении по собственному желанию работница была беременна. В суде она даказала, что заявление было написано под давлением работодателя. Увольнение признано незаконным
Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 12.08.2015 № 33-24260/2015

судья суда первой инстанции: Ланина Л.Е.

гр. дело № 33-35618/2015

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

22 октября 2015 года

г. Москва

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего Владимировой Н.Ю.
и судей Пильгановой В.М., Зыбелевой Т.Д.,
с участием прокурора Левенко С.В.,
при секретаре Манджиевой О.Д.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Пильгановой В.М. дело по апелляционной жалобе Т.ой Т.ы А.ы на решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 08 апреля 2015 года, которым постановлено:
В удовлетворении исковых требований Т.ой Т.ы А.ы к ООО «РУСБЬЮТИ» о признании увольнения и приказа незаконными, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отказать,

УСТАНОВИЛА:

Истец Т.а Т.А. обратился в Хорошевский районный суд г. Москвы с иском, уточненным в порядке ст. 39 ГПК Российской Федерации, к ответчику ООО «РУСБЬЮТИ» о признании увольнения и приказа незаконными, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Требования мотивированы тем, что она с 07 апреля 2014 года работала в ООО «РУСБЬЮТИ» менеджером по маркетингу, с 01 декабря 2014 года переведена в Департамент маркетинга «Товары со всего света» на должность менеджера по маркетингу, 10 февраля 2015 года была уволена по своей инициативе на основании заявления от 09 февраля 2015 года, то есть без предварительного предупреждения работодателя за 14 дней. Ссылалась на то, что ее понудили к увольнению, после того, как она 09 февраля 2015 года сообщила о своей беременности, поскольку сразу после этого ей вручили письменное уведомление о предоставлении объяснений по поводу предоставления некорректной финальной верстки проекта. Она написала объяснение, после чего руководство ей предложило написать заявление об увольнении по собственному желанию. Она была расстроена. Полагала, что увольнение являлось незаконным.

Суд постановил приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Т.а Т.А. ставит вопрос об отмене решения и принятии нового решения об удовлетворении ее исковых требований в полном объеме.

Истец Т.а Т.А., извещенная о времени и месте рассмотрения дела, в суд апелляционной инстанции не явилась, воспользовалась правом, предусмотренным ст. 48 ГПК Российской Федерации на ведение в суде дела через представителя Т.а И.Н., в связи с чем, судебная коллегия полагала возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав объяснения представителя истца Т.а И.Н., возражения представителя ООО «РУСБЬЮТИ» .. С.Б., заключение прокурора Левенко С.В., полагавшей решение суда подлежащим отмене, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие основания для отмены обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, изученным материалам дела - имеются.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, Т.а Т.А. приказом № 37-лс от 07 апреля 2014 года на основании трудового договора от 07 апреля 2014 года № 23 была принята на работу в ООО «РУСБЬЮТИ» на должность менеджера по маркетингу Проекта «Лучшие товары мира» с окладом 70 000 руб. в месяц.

На основании дополнительного соглашения от 27 ноября 2014 года к трудовому договору от 07 апреля 2014 года № 23 Т.а Т.А. с 01 декабря 2014 года переведена в Департамент маркетинга Проект «Товары со всего света» на должность менеджера по маркетингу.

Приказом ООО «РУСБЬЮТИ» № 17-лс от 09 февраля 2015 года действие трудового договора от 07 апреля 2014 года № 23 прекращено, Т.а Т.А. уволена 10 февраля 2015 года по п.3 ч.1 ст.77 Трудового кодекса Российской Федерации по инициативе работника на основании заявления Т.ой Т.А. от 09 февраля 2015 года. В этот же день истец была ознакомлена с приказом об увольнении под роспись, ей была выдана трудовая книжка и произведен окончательный расчет.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Т.ой Т.А. о признании увольнения и приказа незаконными, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из того, что Т.а Т.А. о факте нахождения в состоянии беременности 09 февраля 2015 года работодателю не сообщала, никаких справок, подтверждающих состояние беременности работодателю ни 09 февраля 2015 года, ни 10 февраля 2015 года не представляла, на учете по беременности не состояла.

При этом суд, руководствуясь статьями 56 ГПК Российской Федерации, указал, что доказательств, подтверждающих вынужденное написание Т.ой Т.А. заявления на увольнение по собственному желанию, ею не представлено. Также исходил из того, что истец не была лишена возможности воспользоваться своим правом на отзыв заявления об увольнении, однако до издания ответчиком приказа об увольнении данным правом не воспользовалась.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда считает, что выводы суда первой инстанции по требованиям Т.ой Т.А. основаны на неправильном применении норм материального права к спорным отношениям сторон.

В соответствии с частью 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду и выбирать род деятельности и профессию.

Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлениях от 27 декабря 1999 г. № 19-П и от 15 марта 2005 г. № 3-П, положения статьи 37 Конституции Российской Федерации, обусловливая свободу трудового договора, право работника и работодателя по соглашению решать вопросы, связанные с возникновением, изменением и прекращением трудовых отношений, предопределяют вместе с тем обязанность государства обеспечивать справедливые условия найма и увольнения, в том числе надлежащую защиту прав и законных интересов работника, как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, при расторжении трудового договора по инициативе работодателя, что согласуется с основными целями правового регулирования труда в Российской Федерации как социальном правовом государстве (часть 1 статьи 1; статьи 2 и 7 Конституции Российской Федерации).

Согласно пункту 3 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является расторжение трудового договора по инициативе работника (статья 80 Трудового кодекса Российской Федерации).

Статьей 80 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении. По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

Согласно подпункту "а" пункта 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (пункт 3 части 1 статьи 77, статья 80 Трудового кодекса Российской Федерации) судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

Единственным основанием для расторжения трудового договора в соответствии со ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации является инициатива работника, выраженная в письменной форме.

Между тем, из искового заявления истца, ее объяснений в суде первой инстанции и из апелляционной жалобы усматривается, что 09 февраля 2015 года она была беременной и не имела намерений на увольнение. Данное заявление было написано в расстроенном состоянии после предоставления по требованию работодателя объяснения о некорректной финальной верстке проекта, при этом истец просила ее уволить 10 февраля 2015 года, то есть без предупреждения работодателя, как того требует ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации.

При указанных обстоятельствах, работодатель не вправе был производить увольнение по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации - по собственному желанию, не выяснив обстоятельств подачи подобного заявления и истинных намерений работника.

В силу части четвертой ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации до истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление.

Однако, Т.а Т.А., написав 09 февраля 2015 заявление об увольнении 10 февраля 2015 года, то есть без предупреждения работодателя не менее чем за две недели, была лишена возможности воспользоваться правом на отзыв заявления.

Работник представляет в трудовом правоотношении экономически более слабую сторону, что предопределяет обязанность Российской Федерации как социального государства обеспечивать надлежащую защиту его прав и законных интересов.

Часть первая статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает, что расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной женщиной не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

В силу части 3 статьи 11 ГПК Российской Федерации в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).

Защита беременности, в том числе путем установления гарантий для беременных женщин в сфере труда, является согласно Конвенции Международной организации труда № 183 "О пересмотре Конвенции (пересмотренной) 1952 года об охране материнства" (заключена в г. Женеве 15 июня 2000 года) общей обязанностью правительств и общества (преамбула).

Факт нахождения истца в состоянии беременности на день увольнения подтвержден справкой № 701 от 10 февраля 2015 года, выданной Филиалом «городская специализированная поликлиника № 156 (городской медицинский центр для молодежи)».

Поскольку Т.а Т.А. не имела намерений на увольнение, то работодатель, не выяснив обстоятельств подачи подобного заявления и истинных намерений истца, фактически произвел увольнение истца по инициативе работодателя с нарушением запрета, предусмотренного частью первой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации.

В пункте 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 января 2014 года № 1 "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних" разъяснено, что поскольку увольнение беременной женщины по инициативе работодателя запрещается, отсутствие у работодателя сведений о ее беременности не является основанием для отказа в удовлетворении иска о восстановлении на работе.

В силу ст. 67 ГПК Российской Федерации ни одно доказательство не имеет заранее установленной силы, суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Однако доводы истца об обстоятельствах увольнения остались без внимания.

Отказав в удовлетворении иска Т.ой Т.А. о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, суд не применил приведенные выше нормы Конституции Российской Федерации, международного и трудового права, а также не учел разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, что привело к лишению истца гарантий, установленных для беременных женщин при расторжении трудового договора, и ограничению конституционного принципа свободы труда.

Иное толкование указанных нормативных положений привело бы к ограничению объема трудовых прав работника, заключившего соглашение с работодателем о расторжении трудового договора и лишенного возможности в силу сложившихся обстоятельств отказаться от исполнения соглашения, и, как следствие, к отказу в предоставлении законных гарантий работнику, в частности гарантии от увольнения беременной женщине.

Следовательно, гарантия в виде запрета увольнения беременной женщины по инициативе работодателя, предусмотренная частью первой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, подлежит применению и к отношениям, возникающим при расторжении трудового договора по инициативе работника (пункт 3 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации).

На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о незаконности приказа ООО «РУСБЬЮТИ» № 17-лс от 09 февраля 2015 года о прекращении действия трудового договора и увольнении Т.ой Т.А.

Поскольку увольнение Т.ой Т.А. признано судебной коллегией незаконным, то согласно ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации она подлежит восстановлению на прежней работе, с выплатой среднего заработка за все время вынужденного прогула с 11 февраля 2015 года по 22 октября 2015 года.

Средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке, предусмотренном ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации.

Исходя из расчета среднего заработка Т.ой Т.А., представленного суду апелляционной инстанции ООО «РУСБЬЮТИ», средний дневной заработок истца для оплаты времени вынужденного прогула составляет 3471 руб. 20 коп.

Количество дней вынужденного прогула с 11 февраля 2015 года по 22 октября 2015 года составляет - 176 рабочих дней, таким образом, средний заработок за время вынужденного прогула составит: 610931 руб. 20 коп. (3471,20 х 176).

Учитывая, что Трудовой Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда в случаях нарушения трудовых прав работников, судебная коллегия в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой), 237, ч. 9 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации считает возможным, исходя из требований разумности и справедливости, установленных по делу обстоятельств, удовлетворить частично требования Т.ой Т.А. о взыскании с ответчика компенсации морального вреда, определив к взысканию с ответчика в пользу Т.ой Т.А. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб. 00 коп.

Учитывая, что истец освобождена от уплаты государственной пошлины, с ответчика в доход бюджета города Москвы подлежит взысканию государственная пошлина, которая исходя из удовлетворенных требований истца, согласно п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации составит 9609 руб. 31 коп.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 08 апреля 2015 года отменить, принять по делу новое решение, которым исковые требования Т.ой Т.ы А.ы к ООО «РУСБЬЮТИ» удовлетворить частично.

Признать приказ ООО «РУСБЬЮТИ» № 17-лс от 09 февраля 2015 года о прекращении действия трудового договора и увольнении Т.ой Т.ы А.ы незаконным.

Восстановить Т.у Т.у А.у в ООО «РУСБЬЮТИ» в прежней должности менеджера по маркетингу департамента маркетинга Проект «Товары со всего света».

Взыскать с ООО «РУСБЬЮТИ» в пользу Т.ой Т.ы А.ы средний заработок за время вынужденного прогула в размере 610931 (Шестьсот десять тысяч девятьсот тридцать один) руб. 20 коп., компенсацию морального вреда в размере 3000 (Три тысячи)руб.

Взыскать с ООО «РУСБЬЮТИ» в доход бюджета города Москвы государственную пошлину в размере 9609 (Девять тысяч шестьсот девять) руб. 31 коп.


Председательствующий

Судьи




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ > Апелляционное определение Московского городского суда от 22.10.2015 № 33-35618/2015