Главная > Судебная практика > Увольнение по п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ > Апелляционное определение Московского городского суда от 02.04.2018 № 33-8780/2018


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение по собственному желанию незаконно, если работник дал согласие на досрочное увольнение по сокращению

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-8780/2018

2 апреля 2018 г.

Судья: Жукова Н.Ю.


Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:
председательствующего судьи Климовой С.В.,
судей Рачиной К.А., Дегтеревой О.В.,
при секретаре Р.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Рачиной К.А., гражданское дело по апелляционной жалобе И.Т.Г. на решение Люблинского районного суда города Москвы от 09 ноября 2017 года, которым постановлено:

В удовлетворении иска И.Т.Г. к ГБУ г. Москвы Центр содействия семейному воспитанию N 2 Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы об изменении формулировки увольнения, взыскании среднемесячного заработка, компенсации морального вреда отказать,

УСТАНОВИЛА:

И.Т.Т. обратилась в суд с иском в суд к ГБУ г. Москвы Центр содействия семейному воспитанию N 2 Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы об изменении формулировки увольнения, взыскании среднемесячного заработка, дополнительной компенсации, компенсации морального вреда, мотивируя требования тем, что работала у ответчика в должности медицинской сестры, 17.02.2017 истцу было вручено уведомление о предстоящем увольнении по сокращению численности работников, предложения о вакантных должностях не вручались, 20.02.2017 истец уведомила директора учреждения о своем согласии с немедленным увольнением в связи с сокращением, написала заявление, 06.03.2017 истцу сделали письменное предложение о вакантных должностях, от которых она отказалась, 07.03.2017 истцу вручили трудовую книжку с записью об увольнении по собственному желанию. Полагая увольнения незаконным, истец ссылается на то, что не подавала работодателю заявление об увольнении по собственному желанию, увольнение должно было быть произведено по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ с выплатой двухмесячного среднего заработка и дополнительной компенсации. Истец просит обязать ответчика изменить формулировку увольнения на п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, взыскать с ответчика в соответствии с ч. 1 ст. 178 ТК РФ двухмесячный средний заработок, взыскать с ответчика в соответствии с ч. 3 ст. 180 ТК РФ компенсацию, а также компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей.

Истец в судебном заседании исковые требования поддержала, просила их удовлетворить.

Представитель ответчика в судебном заседании возражал против удовлетворения исковых требований.

Судом постановлено приведенное решение, об отмене которого, как незаконного и необоснованного, просит истец И.Т.Т. по доводам апелляционной жалобы.

Проверив материалы дела, выслушав истца И.Т.Т., представителя ответчика, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия полагает, что решение суда подлежит отмене по следующим основаниям.

Судом установлено, что 14.10.2016 истец была принята к ответчику на работу на должность медицинской сестры.

17.02.2017 истцу было вручено уведомление об увольнении в связи с сокращением численности или штата работников.

20.02.2017 истец подала работодателю заявление о расторжении трудового договора до истечения двухмесячного срока 20.02.2017. Указанное заявление было принято работодателем, руководителем была сделана отметка "в приказ с отработкой в соответствии с ТК РФ".

Приказом N *** от 06.03.2017 трудовой договор с истцом расторгнут по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Разрешая требования И.Т.Т. об изменении формулировки основания увольнения, взыскании среднемесячного заработка, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии у ответчика оснований для увольнения истца по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, указав на то, что между истцом и ответчиком не было достигнуто соглашение об увольнении по сокращению штата до истечения двухмесячного срока, истец была уволена на основании ее личного заявления по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда первой инстанции в силу следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. п. 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 от 19 декабря 2003 года "О судебном решении").

Названным требованиям решение суда первой инстанции не соответствует.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

Ст. 178 ТК РФ предусмотрено, что при расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации (пункт 1 части первой статьи 81 настоящего Кодекса) либо сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 части первой статьи 81 настоящего Кодекса) увольняемому работнику выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка, а также за ним сохраняется средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия).

В соответствии с ч. 2 и 3 ст. 180 ТК РФ, о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения. Работодатель с письменного согласия работника имеет право расторгнуть с ним трудовой договор до истечения срока, указанного в части второй настоящей статьи, выплатив ему дополнительную компенсацию в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении.

В силу п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, основанием прекращения трудового договора является, в том числе расторжение трудового договора по инициативе работника (статья 80 настоящего Кодекса).

Согласно ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме, не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом.

Из материалов дела следует, что 17.02.2017 истцу И.Т.Г. вручено уведомление о сокращении штата, которым истец была предупреждена о предстоящем увольнении по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ. В соответствии с положением ст. 180 ТК РФ истец могла быть уволена не ранее 17.04.2017. В уведомлении указано на возможность расторгнуть трудовой договор до истечения срока с предоставление гарантий, предусмотренных ч. 3 ст. 180 ТК РФ.

20.02.2017 И.Т.Г. написала заявление об увольнении, в котором просила расторгнуть трудовой договор до истечения двухмесячного срока.

Таким образом, из смысла уведомления и поданного истцом заявления следует, что истец согласилась с увольнением ранее, чем предусмотрено законом.

В судебном заседании как суда первой инстанции, так и суда апелляционной инстанции истец подтвердила свое намерение именно на расторжение договора до истечения двухмесячного срока, с сохранением предусмотренных законом гарантий, а не по собственному желанию.

В указанном заявлении не содержалось просьбы и волеизъявления И.Т.Г. на увольнение по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, в связи с чем поданное истцом 20.02.2017 заявление не могло быть расценено как основание для прекращения трудового договора по собственному желанию.

Кроме того, как следует из апелляционной жалобы и материалов дела, в период с 21.02.2017 по 06.03.2017 истец И.Т.Г. в связи с заболеванием была временно нетрудоспособна, что подтверждается копией листка нетрудоспособности.

Согласно ч. 5 ст. 394 ТК РФ в случае признания формулировки основания и (или) причины увольнения неправильной или не соответствующей закону суд, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, обязан изменить ее и указать в решении основание и причину увольнения в точном соответствии с формулировками настоящего Кодекса или иного федерального закона со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи настоящего Кодекса или иного федерального закона.

В силу разъяснений, которые даны в п. 61 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" если при разрешении спора о восстановлении на работе суд признает, что работодатель имел основание для расторжения трудового договора, но в приказе указал неправильную либо не соответствующую закону формулировку основания и (или) причины увольнения, суд в силу ч. 5 ст. 394 Кодекса обязан изменить ее и указать в решении причину и основание увольнения в точном соответствии с формулировкой Кодекса или иного федерального закона со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи Кодекса или иного федерального закона, исходя из фактических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения.

По смыслу вышеуказанных правовых норм и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации обязанность суда по изменению формулировки основания увольнения наступает в случае, если при рассмотрении дела будет установлено, что работодатель в приказе об увольнении указал неправильную или не соответствующую закону формулировку причины увольнения. Формулировка основания увольнения изменяется исходя из фактических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения.

Учитывая изложенное, судебная коллегия приходит к выводу, что требования И.Т.Г. к ГБУ г. Москвы Центр содействия семейному воспитанию N 2 Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы об изменении формулировки увольнения на увольнение по сокращению штата сотрудников подлежат удовлетворению.

Принимая во внимание положения ч. 3 ст. 139 ТК РФ и п. 4 и 9 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы (утв. Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 года N 922), размер среднедневной заработной платы истца, исходя из фактически начисленной ей заработной платы и фактически отработанного ею времени за период работы, предшествующих периоду, в течение которого за истицей сохраняется средняя заработная плата, по данным расчетных листков составляет 2 096 руб. 35 коп. (146 744,47 (заработная плата за октябрь - февраль) : 70 (рабочие дни)).

Таким образом, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация, предусмотренная ст. 180 ТК РФ за период с 06.03.2017 г. (дата произведенного увольнения) по 17.04.2017 г. (дата предполагаемого увольнения по сокращению штата сотрудников, указанная в уведомлении), в размере 60 794 руб. 15 коп. (2 096,35 x 29 рабочих дней в периоде) и выходное пособие, выплачиваемое при увольнении в соответствии со ст. 178 ТК РФ, за период с 18.04.2017 г. по 18.06.2017 г. в размере 83 854 руб. (2 096,35 x 40 рабочих дней в периоде).

В соответствии со ст. 237 ТК РФ, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В связи с нарушением трудовых прав истца подлежит взысканию компенсация морального вреда, как и предусмотрено ст. 237 ТК РФ, которую судебная коллегия определяет с учетом всех обстоятельств дела в сумме 3 000 руб.

По приведенным мотивам решение суда по делу подлежит отмене, как постановленное при несоответствии выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела и с нарушением норм материального права, с принятием нового решения об удовлетворении соответствующих исковых требований.

В силу ст. 103 ГПК РФ, ст. 333.19 НК РФ с ответчика подлежит взысканию госпошлина в доход бюджета города Москвы в размере 4 392 руб. 96 коп.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Люблинского районного суда города Москвы от 09 ноября 2017 года отменить, принять по делу новое решение.

Исковые требования И.Т.Г. к ГБУ г. Москвы Центр содействия семейному воспитанию N 2 Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы об изменении формулировки увольнения, взыскании среднемесячного заработка, компенсации, компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Обязать к ГБУ г. Москвы Центр содействия семейному воспитанию N 2 Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы изменить формулировку основания увольнения И.Т.Г. на увольнение по сокращению численности или штата работников организации по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

Взыскать с ГБУ г. Москвы Центр содействия семейному воспитанию N 2 Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы в пользу И.Т.Г. денежную компенсацию в размере 60 794 руб. 15 коп., выходное пособие и средний заработок в размере 83 854 руб., компенсацию морального вреда в размере 3 000 руб.

В остальной части иска отказать.

Взыскать с ГБУ г. Москвы Центр содействия семейному воспитанию N 2 Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы в доход бюджета города Москвы государственную пошлину в размере 4 392 руб. 96 коп.


Председательствующий:

Судьи:




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ > Апелляционное определение Московского городского суда от 02.04.2018 № 33-8780/2018