Главная > Судебная практика > Увольнение по собственному желанию > Постановление Президиума Кемеровского областного суда от 18.06.2018 № 44г-40


Юрист по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Отозвать заявление об увольнении по собственному желанию можно по электронной почте

ПРЕЗИДИУМ КЕМЕРОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

№ 44г-40

18 июня 2018 г.

Судья: Пахоруков А.Ю.
Докладчик: Казачков В.В.
Председательствующий: Першина И.В.
Судьи: Казачков В.В., Бычковская И.С.


Президиум Кемеровского областного суда в составе:
Председательствующего: Кирюшина А.Н.,
членов президиума: Захарова В.И., Карасевой Т.Д., Кузнецовой О.П., Лазаревой О.Н., Фроловой Т.В., Шагаровой Т.В.,
при секретаре А.,

заслушав доклад судьи Ветровой Н.П. по кассационной жалобе представителя Комитета по управлению муниципальным имуществом Мысковского городского округа П., действующей на основании доверенности от 20.12.2017 сроком действия по 20.12.2018, по кассационной жалобе и.о. главного врача Государственного бюджетное учреждение Кемеровской области "Мысковская городская больница" К.Ю., действующего на основании приказа от 16.04.2018 за N, по кассационной жалобе и.о. начальника департамента охраны здоровья населения Кемеровской области Б., действующего на основании распоряжения Губернатора Кемеровской области N 46-гк от 08.09.2017, по кассационной жалобе О. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 10.04.2018 по делу по иску О. к Комитету по управлению муниципальным имуществом Мысковского городского округа, Государственному бюджетному учреждению здравоохранения Кемеровской области "Мысковская городская больница", Департаменту охраны здоровья населения Кемеровской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, денежной компенсации морального вреда и судебных расходов переданной определением судьи Кемеровского областного суда от 29.05.2018 с делом для рассмотрения в судебном заседании президиума Кемеровского областного суда,

УСТАНОВИЛ:

О. обратилась в Мысковский городской суд Кемеровской области с иском к ответчикам о восстановлении на работе.

В обоснование требований указывает, что с 10.09.2014 она работала главным врачом Муниципальном бюджетном учреждении здравоохранения "Центральная городская больница" г. Мыски (далее МБУЗ "ЦГБ" г. Мыски) на основании контракта заключенного с работодателем Комитет по управлению муниципальным имуществом Междуреченского городского округа (далее КУМИ МГО) сроком до 09.09.2019.

05.02.2016 она написала заявление об увольнении по собственному желанию с 05.02.2016 в связи с переездом на другое место жительства, данное заявление написано ею под давлением, 05.02.2016 года она в г. Мыски не приезжала, в КУМИ МГО с заявлением об увольнении по собственному желанию и его регистрации в журнале учета входящей документации не обращалась. Намерений увольняться она не имела, переезд на другое место жительства не планировала, в связи с этим, а также учитывая, что ее не известили о том, что она уволена, не вручили трудовую книжку и не произвели расчет, она отправила 05.02.2016 на электронный адрес КУМИ МГО заявление об отзыве своего заявления об увольнении с 05.02.2016 по собственному желанию. Однако, ее заявление об отзыве не было рассмотрено.

Распоряжением председателя КУМИ МГО N от 05.02.2016 она освобождена от занимаемой должности с 05.02.2016 года по инициативе работника. Указанное распоряжение считает незаконным, так как она отозвала свое заявление об увольнении в день увольнения.

Решением Мысковского городского суда Кемеровской области от 21 декабря 2017 года постановлено:

Иск О. к Комитету по управлению муниципальным имуществом Мысковского городского округа, Государственному бюджетному учреждению здравоохранения Кемеровской области "Мысковская городская больница", Департаменту охраны здоровья населения Кемеровской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, денежной компенсации морального вреда и судебных расходов оставить без удовлетворения за необоснованностью.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 10 апреля 2018 года решение Мысковского городского суда Кемеровской области от 21 декабря 2017 года отменено. Принято по делу новое решение:

Признать незаконным распоряжение председателя КУМИ Мысковского городского округа N. от 05.02.2016 года в части освобождения О. от должности главного врача МБУЗ "ЦГБ" г. Мыски.

Восстановить О. в должности главного врача Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Кемеровской области "Мысковская городская больница" с 08.02.2016 года.

Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Кемеровской области "Мысковская городская больница" в пользу О. утраченный заработок в размере 1406010 (один миллион четыреста шесть тысяч десять) рублей 96 копеек.

Взыскать с КУМИ Мысковского городского округа в пользу О. компенсацию морального вреда в размере 10000 (десять тысяч) рублей, расходы, связанные с оплатой услуг представителя в размере 25000 (двадцать пять тысяч) рублей.

Взыскать с КУМИ Мысковского городского округа в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 15530 (пятнадцать тысяч пятьсот тридцать) рублей.

В остальной части исковых требований отказать.

В кассационной жалобе представитель КУМИ Мысковского городского округа П., просит отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 10 апреля 2018 года, оставить в силе решение Мысковского городского суда Кемеровской области от 21 декабря 2017 года, указывая, что О. не предоставлено доказательств того, что заявление об увольнении было направлено на электронный адрес КУМИ, отзыв заявления об увольнении сделан в электронном виде, что является не надлежащим оформлением заявления, 05.02.2016 короткий рабочий день, О. не работала поэтому ей не было вручено распоряжение об увольнении в этот же день. О. восстановлена главным врачом в Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Кемеровской области "Мысковская городская больница" с 08.02.2016, однако данное учреждение создано только 15.12.2016.

В кассационной жалобе и.о. главного врача Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Кемеровской области "Мысковская городская больница" (далее ГБУЗ "Мысковская городская больница) К.Ю., просит отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 10 апреля 2018 года, оставить в силе решение Мысковского городского суда Кемеровской области от 21 декабря 2017 года, указывая, что работодателем О. является УКМИ МГО, поэтому ущерб, причиненный незаконным увольнением должен возместить именно КУМИ МГО, судебная коллегия сделала выводы о том, что О. направила заявление об отзыве заявления об увольнении 05.02.2016 на предположениях свидетеля, чем допустила нарушение норм материального и процессуального права.

В кассационной жалобе и.о. начальника департамента охраны здоровья населения Кемеровской области Б. просит отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 10 апреля 2018 года, оставить в силе решение Мысковского городского суда Кемеровской области от 21 декабря 2017 года, указывая что О. не представлено доказательств того, что заявление об отзыве заявления об увольнении было направлено работодателю 05.02.2016 года, т.е. решение основано на недопустимых доказательствах, О. не было лишена возможности трудиться, во время вынужденного прогула О. работала врачом в ФКУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы Кемеровской области", следовательно период вынужденного прогула ограничивается датой трудоустройства на новом рабочем месте, также кассатор считает, что утраченный заработок необходимо взыскивать с КУМИ Мысковского городского округа, так как именно КУМИ является работодателем О.

В кассационной жалобе О. просит отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 10 апреля 2018 года в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула, указывая, что в нарушение п. 62 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при определении размера оплаты времени вынужденного прогула средний заработок был уменьшен на количество дней работы у другого работодателя и пособия по временной нетрудоспособности, которые были выплаченные ей в пределах срока оплачиваемого прогула, а также пособия, которое она получала как безработная мама.

Изучив материалы дела, заслушав представителя О. - К.Т., действующую на основании нотариальной доверенности от 04.05.2018, поддержавшей доводы жалобы О., заслушав представителя КУМИ Мысковского городского округа К.А.Н., действующего на основании доверенности от 04.10.2017 за N, представителя Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Кемеровской области "Мысковская городская больница" Я., действующей на основании доверенности от 09.04.2018 за N, представителя департамента охраны здоровья населения Кемеровской области Н., действующую на основании доверенности от 15.12.2017 за N, просивших отменить апелляционное определение Кемеровского областного суда от 10.02.2018, оставив решение Мысковского городского суда Кемеровской области от 21 декабря 2017 года без изменения, заслушав заключение заместителя прокурора Кемеровской области Тимошичева А.М., полагавшего необходимым отменить апелляционное определение в части, проверив законность обжалуемого судебного постановления, президиум суда кассационной инстанции находит жалобу О. подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 10.02.2018 в части.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Президиум приходит к выводу о том, что такие нарушения были допущены судом апелляционной инстанции при разрешении вопроса о взыскании с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Кемеровской области "Мысковская городская больница" в пользу О. утраченного заработка в размере 1406010 (один миллион четыреста шесть тысяч десять) рублей 96 копеек и государственной пошлины в размере 15530 (пятнадцать тысяч пятьсот тридцать) рублей в доход местного бюджета.

Как следует из материалов дела и установлено судебными инстанциями, истец О. распоряжением председателя КУМИ МГО от 10 сентября 2014 N назначена на должность МБУЗ "ЦГБ" с 10.09.2014.

КУМИ МГО (работодатель) с О. (руководитель) был заключен срочный трудовой договор на срок с 10.09.2014 по 09.09.2019.

05.02.2016 в КУМИ МГО поступило заявление от О. с просьбой уволить по собственному желанию с 05.02.2016 в связи с переездом на другое место жительства.

Распоряжением председателя КУМИ МГО от 05.02.2016 N на основании личного заявления истец освобождена от занимаемой должности главного врача МБУЗ "ЦГБ" с 05.02.2016 с выплатой компенсаций в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

С приказом об увольнении О. была ознакомлена 08.02.2016.

Разрешая заявленные истцом требования, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для их удовлетворения, поскольку со стороны работодателя нарушений порядка увольнения не допущено, доказательств, свидетельствующих о вынужденном написании заявления об увольнении, истцом не представлено. Кроме того, суд указал на то, истец не представила доказательств отзыва заявления до издания приказа об ее увольнении.

Отменяя решение Мысковского городского суда Кемеровской области от 21 декабря 2017 года, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о признании незаконным распоряжения председателя КУМИ Мысковского городского округа N от 05.02.2016 в части освобождения О. от должности главного врача МБУЗ "ЦГБ" г. Мыски и восстановлении О. в должности главного врача Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Кемеровской области "Мысковская городская больница" с 08.02.2016 (первый рабочий день после увольнения), взыскав с ГБУЗ Кемеровской области "Мысковская городская больница" оплату вынужденного прогула в сумме 1406010, 96 рублей.

При этом судебная коллегия исходила из необходимости взыскания с ответчика ГБУЗ Кемеровской области "Мысковская городская больница" в пользу истца среднего заработка за время вынужденного прогула на основании статьи 394 ТК РФ.

С таким выводом следует согласиться, поскольку он соответствует требованиям закона.

Взыскивая заработок за время вынужденного прогула с ГБУЗ Кемеровской области "Мысковская городская больница", судебная коллегия исходила из того, что истица была назначена на должность главного врача МБУЗ "ЦГБ" распоряжением КУМИ МГО от 10.09.2014 года N, на основании которого между КУМИ МГО и О. 10.09.2014 года был заключен трудовой договор.

Из п. 6.3 Устава МБУЗ "Центральная городская больница" следует, что главный врач учреждения назначается и увольняется с должности администрацией Мысковского городского округа.

Главный врач осуществляет свою деятельность в соответствии с условиями контракта, заключаемого с ним.

Согласно п. 4.4 трудового договора от 10.09.2014, заключенного с О., оплата труда руководителя осуществляется за счет средств учреждения.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу, что утраченный истцом заработок должен быть возмещен за счет средств учреждения - ГБУЗ "ЦГБ" г. Мыски.

Доводы кассационных жалоб относительно того, что ГБУЗ КО "Мысковская городская больница" является ненадлежащим ответчиком по делу, т.к. была создана только 15.12.2016, а также о том, что именно работодатель КУМИ МГО должен возместить истцу материальный ущерб в результате незаконного лишения истца возможности трудиться, основаны на неверном толковании закона.

Решением Департамента охраны здоровья населения Кемеровской области от 20.12.2016 за N 376-16 переименовано муниципальное бюджетное учреждение здравоохранения "Центральная городская больница" в государственное бюджетное учреждение здравоохранения Кемеровской области "Мысковская городская больница" (т. 1 л.д. 224).

Из Устава ГБУЗ КО "Мысковская городская больница" следует, что это учреждение здравоохранения создано на основании Распоряжения Коллегии Администрации Кемеровской области от 15.12.2016 за N 592-Р "О принятии муниципального бюджетного учреждения здравоохранения Центральная городская больница в государственную собственность Кемеровской области", имущество передано на основании передаточного акта (т. 1 л.д. 223 оборот, 225).

Таким образом, из материалов дела следует, что МБУЗ "ЦГБ" не ликвидировано, учреждение переименовано, сменился собственник учреждения, внесены изменения в Устав учреждения.

Следовательно, вывод судебной коллегии о том, что именно с ГБУЗ КО "Мысковская городская больница" необходимо взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, основан на материалах дела и доказательств обратного ответчиками не предоставлено.

Суд апелляционной инстанции, пришел к выводу о том, что распоряжение КУМИ МГО N об увольнении О. незаконно, так как истец надлежащим образом уведомила работодателя о намерении продолжить трудовые отношения путем отзыва заявления об увольнении с занимаемой должности до истечения срока предупреждения об увольнении, однако данное заявление ответчиком во внимание принято не было.

При этом, судебная коллегия исходила из того, что порядок и условия расторжения трудового договора по инициативе работника определены в статье 80 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом.

До истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.

В последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет.

Таким образом, единственным основанием для расторжения трудового договора в соответствии со ст. 80 Трудового кодекса РФ является инициатива работника, выраженная в письменной форме и не измененная до окончания срока предупреждения работодателя о намерении работника прекратить трудовые отношения. При этом законом на работодателя возложена обязанность оформить расторжение трудового договора в последний день работы работника, выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет.

В части 6 статьи 80 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что в случае, если по истечении срока предупреждения об увольнении работодатель в последний день работы работника не выполнил свою обязанность по оформлению расторжения трудового договора и работник не настаивает на увольнении, то действие трудового договора продолжается.

В том случае, если в день расторжения трудового договора работодатель не выполнил свою обязанность по оформлению расторжения трудового договора в связи с отсутствием работника на работе, в соответствии с частью 6 статьи 84.1 Трудового кодекса РФ он обязан направить работнику уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте.

Из содержания апелляционного определения усматривается, что, разрешая спор на основании совокупности всех представленных сторонами доказательств и руководствуясь положениями действующего трудового законодательства, регулирующими порядок прекращения трудовых отношений по инициативе работника, судебная коллегия пришла к выводу о том, что 05.02.2016 между сторонами по настоящему спору не было достигнуто взаимного согласия прекратить действие трудового договора по основанию, предусмотренному пунктом 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (увольнение по собственному желанию).

Материалами данного дела подтверждается, что основанием для издания приказа об увольнении истца послужило ее заявление от 05.02.2016, в котором она выразила свое желание уволиться с 05.02.2016.

Таким образом, последним днем истечения срока предупреждения об увольнении, в течение которого О. имела право отозвать свое заявление, является 05.02.2016.

Судом апелляционной инстанции установлено, что 05.02.2016 в 19.38 часов на электронный адрес работодателя КУМИ МГО истцом О. направлено заявление об отзыве своего заявления об увольнении с 05.02.2016 по собственному желанию, т.е. судом установлен факт отказа истца от заявления об увольнении. Это следует из пояснений самой истицы, подтверждается показаниями ФИО1 - начальником отдела делопроизводства кадровой работы КУМИ МГО, которая показала, что действительно 05.02.2016 она сообщила О. адрес электронной почты КУМИ, О. сказала, что направит по электронной почте заявление. Утром 08.02.2016, она распечатала все документы, поступившие по электронной почте и передала руководителю. Указывает, что точный текст заявления О. не помнит, суть заявления была в том, что О. отзывала заявление об увольнении по собственному желанию, она это заявление не регистрировала, так как заявление было в электронном виде - отсканировано, а она регистрирует собственноручно написанные заявление с личной подписью. Указывает, что это заявление О. она довела до сведения руководителя КУМИ К.А.А., считает, что заявление О. об отзыве заявления об увольнении было вероятно отправлено в пятницу (05.02.2016) после 8 часов вечера, после разговора об адресе электронной почты. (т. 2 л.д. 82 - 83).

Показания ФИО1 представителями ответчиков не опровергнуты.

Показания истца о том, что 05.02.2016 истцом О. было направлено заявление об отзыве заявления об увольнении, подтверждает свидетель ФИО2.

Это также следует из дальнейших действий истца О., которая утром 08.02.2016 (первый рабочий день после увольнения) председателю КУМИ МГО К.А.В. в личной беседе пояснила, что отозвала свое заявление об увольнении еще 05.02.2016, также указав это на распоряжении от 05.02.2016 о расторжении трудового договора. (л.д. 9).

Суд апелляционной инстанции, пришел к выводу, что из совокупности этих обстоятельств следует, что истец О. надлежащим образом уведомила работодателя о намерении продолжить трудовые отношения путем отзыва заявления об увольнении с занимаемой должности до истечения срока предупреждения об увольнении, однако данное заявление ответчиком во внимание принято не было.

При этом, суд апелляционной инстанции исходил из того, что в статье 81 Трудового кодекса РФ не конкретизировано, когда заканчивается течение срока предупреждения работником работодателя о его намерении уволиться в том случае, если в последний день работы работник по каким-либо причинам отсутствовал на работе. В связи с этим, для определения момента, с которым закон связывает прекращение течения срока, когда работник может отозвать свое заявление об увольнении по его инициативе следует руководствоваться нормами статьи 14 Трудового кодекса РФ об исчислении сроков, в соответствии с которой течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает возникновение трудовых прав и обязанностей, начинается с календарной даты, которой определено начало возникновения указанных прав и обязанностей.

Течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено окончание трудовых отношений.

Материалами дела подтверждается что О. 05.02.2016 не работала, исходя из этого суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что поскольку ответчик не удостоверился в намерении истца, отсутствовавшей на работе в последний день 5 февраля 2016, уволиться по ст. 81 Трудового кодекса РФ, не произвел с ней в этот день окончательный расчет, не выдал ей трудовую книжку и иные необходимые документы, то правовых оснований считать, что О. лишилась возможности воспользоваться правом отозвать поданное ею заявление об увольнении с момента издания работодателем приказа об ее увольнении или с момента окончания рабочего дня у ответчика, не имеется. Такое право у О. сохранялось вплоть до окончания календарного дня 05.02.2016.

Доводы кассационных жалоб ответчиков о том, что заявление О. направленное на адрес электронной почты, является ненадлежащим образом поданное заявление, О. сама просила не регистрировать это заявление, а также о том, что 05.02.2016 - это пятница короткий рабочий день и потому работодатель не успел вручить О. распоряжение об увольнении, не влияют на законность обжалуемого апелляционного определения.

Эти доводы были предметом исследования в суде апелляционной инстанции, судебная коллегия указала, что Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит ограничений для отзыва работником его заявления об увольнении путем подачи в электронной форме. При этом, судебная коллегия указала, что поскольку О. не работала в день увольнения 05.02.2016, то работодатель в любом случае должен был удостовериться в намерении истца уволиться по ст. 81 ТК РФ.

Президиум Кемеровского областного суда находит, что выводы судебной коллегии в части признания незаконным распоряжения об увольнении истца, восстановления по прежнему месту работы, основаны на правильном толковании и применении норм материального права.

Иные доводы кассационных жалоб ответчиков, направленные на оспаривание выводов судебной коллегии, президиум не может признать состоятельными, поскольку они являлись предметом судебного разбирательства и в апелляционном определении им дана надлежащая оценка. Обстоятельства дела судебной коллегией исследованы с достаточной полнотой, выводы судебной коллегии соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Основания и мотивы, по которым суд апелляционной инстанции пришел к таким выводам, подробно приведены в мотивировочной части апелляционного определения и оснований считать их неправильными не имеется.

Доводы жалоб ответчиков, как следует из их содержания, фактически направлены на переоценку и иное толкование заявителем доказательств, собранных по делу, оспариванию обоснованности выводов суда апелляционной инстанции об установленных им по делу обстоятельствах при том, что суд кассационной инстанции, в силу своей компетенции при рассмотрении жалобы должен исходить из признанных установленными судами фактических обстоятельств, проверять лишь правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами и правом переоценки доказательств не наделен.

Вместе с тем, президиум считает, что доводы кассационной жалобы О. о неверном исчислении размера заработной платы за время вынужденного прогула заслуживают внимания.

Взыскивая заработную плату за время вынужденного прогула, судебная коллегия исходила из того, что при определении периода, за который в пользу истца подлежит взысканию утраченный заработок, необходимо исключить период нахождения О. с 08.02.2016 по 15.06.2016 на листке нетрудоспособности, поскольку в указанный период истец была нетрудоспособна, а также периоды нахождения в отпусках по уходу за ребенком до полутора и до трех лет - с 16.06.2016 по 12.02.2017; с 01.06.2017 по 30.07.2017. По мнению судебной коллегии, в указанные периоды истец не могла получать заработную плату не в связи с незаконным увольнением, а по иным основаниям. Таким образом, судебная коллегия пришла к выводу, что размер утраченного истцом заработка составит 1406010,96 рублей: 5762,34 рубля (среднедневной заработок) x 244 (количество рабочих дней вынужденного прогула).

Однако, из материалов дела следует, что истец О. уволена 05.02.2016, при этом в период с 12.01.2016 по 30.05.2016 истец О. находилась на листке нетрудоспособности по беременности и родам (т. 1 л.д. 64), а в период с 31.05.2016 по 15.06.2016 на листке нетрудоспособности в связи с заболеванием (т. 1 л.д. 63).

В период вынужденного прогула О. работала у другого работодателя, что подтверждается материалами дела.

Приказом от 13.02.2017 О. принята в ФКУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы Кемеровской области" бюро N врачом-специалистом (т. 2 л.д. 27), приказом от 01.06.2017 О. предоставлена работа на условиях неполного рабочего времени (т. 2 л.д. 29). За период работы у другого работодателя, истица получала заработную плату, о чем представлена в суд справка по форме 2-НДФЛ (т. 2 л.д.).

Кроме того, из материалов дела следует, что в период с 16.06.2016 по 12.02.2017 истец О. не работала и получала пособие по уходу за ребенком как безработная мама.

Данным обстоятельствам судом апелляционной инстанции не дано надлежащей правовой оценки.

Между тем, в соответствии со статьями 234, 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случае восстановления работника на работе ему должен быть выплачен средний заработок за все время вынужденного прогула. Средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке, предусмотренном статьей 139 Трудового кодекса Российской Федерации.

Как разъяснено в абзаце 4 пункта 62 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при определении размера оплаты времени вынужденного прогула средний заработок, взыскиваемый в пользу работника за это время, не подлежит уменьшению на суммы заработной платы, полученной у другого работодателя, независимо от того, работал у него работник на день увольнения или нет, пособия по временной нетрудоспособности, выплаченные истцу в пределах срока оплачиваемого прогула, а также пособия по безработице, которое он получал в период вынужденного прогула, поскольку указанные выплаты действующим законодательством не отнесены к числу выплат, подлежащих зачету при определении размера оплаты времени вынужденного прогула.

В связи с этим при определении суммы среднего заработка за время вынужденного прогула, подлежащей взысканию с ответчика в пользу истца, суд не вправе уменьшать его размер на сумму пособия по временной нетрудоспособности и на суммы заработной платы, полученной у другого работодателя.

Суд кассационной инстанции не может согласиться с выводом суда апелляционной инстанции об исключении указанных периодов из расчета суммы вынужденного прогула при восстановлении истицы на работе.

Указанные нарушения норм материального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов заявителя жалобы О.

С учетом изложенного, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда нельзя признать законным в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула и государственной пошлины в доход местного бюджета, поскольку оно принято с существенными нарушениями норм права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов О., что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления в указанной части.

В связи с чем, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 10.02.2018 подлежит отмене в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула и государственной пошлины в доход местного бюджета, с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в указанной части.

При новом рассмотрении суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и принять судебное постановление в соответствии с требованиями закона и фактическими обстоятельствами дела.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, президиум

ПОСТАНОВИЛ:

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 10 апреля 2018 года по делу по иску О. к Комитету по управлению муниципальным имуществом Мысковского городского округа, Государственному бюджетному учреждению здравоохранения Кемеровской области "Мысковская городская больница", Департаменту охраны здоровья населения Кемеровской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, денежной компенсации морального вреда и государственной пошлины отменить в части взыскания с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Кемеровской области "Мысковская городская больница", в пользу О. утраченного заработка в размере 1406010, 96 рублей, и взыскания с Комитета по управлению муниципальным имуществом Мысковского городского округа в доход местного бюджета государственной пошлины в размере 15530 рублей, направить дело в отмененной части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В остальной части апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 10 апреля 2018 года оставить без изменения, кассационные жалобы представителя Комитета по управлению муниципальным имуществом Мысковского городского округа П., и.о. главного врача Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Кемеровской области "Мысковская городская больница" К.Ю., и.о. начальника Департамента охраны здоровья населения Кемеровской области Б., оставить - без удовлетворения.


Председательствующий:
А.Н.КИРЮШИН




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по собственному желанию > Постановление Президиума Кемеровского областного суда от 18.06.2018 № 44г-40