Главная > Судебная практика > Увольнение по сокращению > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 05.07.2018 № 33-13981/2018


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


При сокращении статус одинокой матери сохраняется и после вступления женщины в брак

« законодателем не определено, что женщина автоматически утрачивает статус одинокой матери после вступления в брак в отсутствие сведений об усыновлении ребенка »

Разведенная женщина, не получающая алименты - не одинокая мать. См. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.02.2017 № 33-3393
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-13981/2018

5 июля 2018 г.


Судья: Проявкина Т.А.


Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Стешовиковой И.Г.
судей Барминой Е.А., Ягубкиной О.В.
с участием прокурора Махова Е.А.
при секретаре Ч.

рассмотрела в открытом судебном заседании 05 июля 2018 года гражданское дело N 2-477/2018 по апелляционной жалобе С.Н. и апелляционным представлением прокурора Московского района на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 21 марта 2018 года по иску С.Н. к ФГБОУ ВО "Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины" о признании незаконным увольнения и восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, отмене приказа об объявлении простоя, взыскании невыплаченной заработной платы, обязании оформить дубликат трудовой книжки, взыскании судебных расходов,

Заслушав доклад судьи Стешовиковой И.Г., объяснения истца С.Н., представителя истца - Г., заключение прокурора, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

С.Н. обратилась в суд с иском к ФГБОУ ВО "Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины", после уточнения заявленных требований в порядке ст. 39 ГПК РФ, просила признать незаконным увольнение по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, признать незаконным приказ N 103 л/с от 23.05.2017 года об увольнении; восстановить на работе с 24.05.2017 в должности начальника расчетного отдела на условиях согласно трудовому договору N 334-12-08 от 01.12.2008 с дополнительными соглашениями; взыскать заработную плату за время вынужденного прогула за период с 24.05.2017 по 14.03.2018 в размере 445 498 рублей; признать незаконным объявление простоя в отношении истицы, признать незаконным и отменить приказ N 86 от 03.04.2017; взыскать с ответчика в пользу истицы невыплаченную заработную плату за период с марта по май 2017 года в размере 56768 рублей 56 копеек: обязать ответчика оформить документы об изменении существенных условий труда в части оплаты; обязать ответчика оформить дубликат трудовой книжки истицы без записи об увольнении N 12 на основании приказа N 103 л/с от 23.05.2017; взыскать с ответчика в пользу истицы компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей, расходы по оплате юридических услуг в размере 41 500 рублей.

Требования мотивированы тем, что истец полагает незаконным произведенное ответчиком увольнение, поскольку в нарушение требований ТК РФ, ответчик не уведомил выборный орган первичной профсоюзной организации о возможном расторжении трудового договора с ним, не предложил истице имеющиеся у них вакансии, не была уволена в двухмесячный срок, кроме того, не принял во внимание положения ст. 261 ТК РФ, дающей гарантии одинокой матери, воспитывающей малолетнего ребенка в возрасте до четырнадцати лет. Также истец полагает незаконным объявления в отношении нее простоя.

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 21.03.2018 в удовлетворении иска отказано.

Полагая постановленное по делу решение незаконным и необоснованным, истец в апелляционной жалобе просит его отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении иска в полном объеме. В обоснование доводов жалобы истец ссылается на неправильное определение судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, неправильное применение судом первой инстанции норм материального права.

С постановленным решением суда в части отказа в удовлетворении требований о признании незаконным увольнения, приказа об увольнении, восстановлении истца на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула также не согласился прокурор Московского района Санкт-Петербурга, в апелляционном представлении указывает на нарушение ответчиком положений ч. 4 ст. 261 ТК РФ.

Выслушав объяснения участников процесса, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено, что на основании трудового договора N 334-12-08 от 01.12.2008 года С. (Т.) принята на работу в ФГОУ ВПО "Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины" на должность "бухгалтера (ведущий)" (т. 1 л.д. 20).

Согласно дополнительному соглашению к трудовому договору от 30.04.2009 года С. (Т.) изменен должностной оклад (т. 1 л.д. 21).

На основании дополнительного соглашения к трудовому договору от 14.10.2010 года С. (Т.) переведена на должность "начальника расчетного отдела" (т. 1 л.д. 22).

Дополнительным соглашением к трудовому договору от 01.10.2013 года С.Н. изменен должностной оклад (т. 1 л.д. 24).

Согласно свидетельству о рождении от <дата>, выданного ОЗАГС администрации Московского района Санкт-Петербурга, у С. (Т.) родилась <дата> дочь - Т.К. (т. 1 л.д. 25).

Согласно свидетельству о заключении брака Т.Н. вступила 03.05.2013 в брак с С.С., ей присвоена фамилия С-я (т. 1 л.д. 26).

Согласно свидетельству о рождении от 22.03.2014, у истицы С.Н. родился <дата> сын - С.К. (т. 1 л.д. 27), в связи с чем, в период с 01.01.2014 по 14.03.2017 истица находилась в отпуске по уходу за ребенком до 3 лет.

На основании приказа ректора ФГБО ВПО "Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины" N 24 от 15.01.2015 установлено провести реорганизацию структурных подразделений, в том числе "расчетного отдела" (т. 1 л.д. 33-34).

Приказом N 1 ш/р от 15.01.2015 исключен из "Штатного расписания административно-управленческого персонала N 2" ФГБОУ ВПО СПбГАВМ структурное подразделение "Расчетный отдел" и должность начальника расчетного отдела, занимаемая С.Н., по выходу ее из отпуска по уходу за ребенком (т. 1 л.д. 37-38).

Приказом N 1 ш/р от 25.01.2017 внесены изменения в пункт 5 вышеуказанного приказа с дополнением даты с 01.04.2017 года (т. 1 л.д. 39).

Приказом N 25 от 25.01.2017 сокращена должность "Начальник расчетного отдела" в штатном расписании административно-управленческого персонала N 2 ФГБОУ ВО СПбГАВМ в количестве 1 штатной единицы, исключена из штатного расписания с 01.04.2017 года (т. 1 л.д. 35-36).

15.03.2017 С.Н. ознакомлена с приказом N 25 от 25.01.2017 года о сокращении должности "Начальника расчетного дела", приказом N 66 от 15.03.2017 об определении подчиненности сотрудников и организации работы, ей также вручено уведомление о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата, в котором указано на отсутствие вакантных должностей или работы, соответствующей ее квалификации (т. 1 л.д. 40,56).

Как усматривается из уведомления о предстоящем увольнении, в связи с сокращением штата от 15.03.2017 N 01-363 работодатель сообщил С.Н., что в настоящее время в ФГБОУ ВО СПбГАВМ нет вакантных должностей, или работы, соответствующей квалификации истицы, так и вакантных нижестоящих должностей или нижеоплачиваемой работы. Если вакантные должности или работы, соответствующие квалификации истицы, или вакантные нижестоящие должности или нижеоплачиваемые работы появятся в период по 30.03.2017, обязались письменно проинформировать истицу об этом (т. 1 л.д. 40).

С указанным уведомлением и приказом С.Н. не согласилась ввиду нарушения ст. 261 ТК РФ.

14.04.2017 истица повторно уведомлена, что в Академии не имеется работы, которую она может выполнять с учетом ее состояния здоровья

Приказом N 2 ш/р от 30.03.2017 внесены изменения в п. 5 приказа N 1 ш/р от 15.01.2015 года в части даты с 17.05.2017 (т. 1 л.д. 57).

На основании служебной записки главного бухгалтера В. от 03.04.2017 года (т. 1 л.д. 59), а также вышеуказанных приказов, приказом N 86 от 03.04.2017 С.Н. объявлено о приостановлении работы - простое по причинам организационного и экономического характера на период с 04.04.2017 по 16.05.2017 по должности начальника расчетного отдела, с которым истица ознакомлена 04.04.2017 года (т. 1 л.д. 32).

Приказом N 103 л/с от 23.05.2017 о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) ФГБОУ ВО СПбГАВМ прекращено действие трудового договора от 01.12.2008 года N 334-12-08; с 23.05.2017 С.Н. уволена с должности начальника расчетного отдела на основании сокращения штата работников организации, пункт 2 части первой статьи 81 ТК РФ (т. 1 л.д. 16).

С указанным приказом истица ознакомлена 23.05.2017, что подтверждается соответствующей распиской на приказе.

Ссылки истца на наличие у ответчика вакантных должностей "ведущий бухгалтер" и "заместитель главного бухгалтера", которые не были ей предложены, обоснованно судом отклонены, поскольку должность "ведущий бухгалтер" не являлась вакантной, что подтверждается материалами дела, а для занятия должности "заместитель главного бухгалтера" требуется наличие высшего профессионального (экономического) образования, которое у истца отсутствует. Материалами дела не подтверждается соответствие истца квалификационным требованиям, предъявляемым к претендентам на должность "заместитель главного бухгалтера". При этом, право принятия кадровых решений (выбор кандидатов и принятие работников на вакантные должности), определение квалификационных требований, должностных обязанностей, устанавливаемых должностной инструкцией отнесено законодателем к прерогативе именно работодателя.

Также обоснованно судом отклонены доводы истца о нарушении ответчиком трудового законодательства, что выразилось в не уведомлении о планируемом расторжении трудового договора профсоюзной организации, поскольку согласно представленным материалам 27.01.2017 и 30.01.2017 ответчик направил уведомление в Первичную профсоюзную организацию работников ФГБОУ ВО СПб ГАВМ о планируемом расторжении трудового договора (увольнения) с работником С.Н. После получения сведений о членстве истца в профсоюзной организации, ответчиком направлен запрос на получение мотивированного мнения об увольнении С.Н. с приложением необходимых документов.

Таким образом, судом сделан верный вывод об отсутствии нарушений работодателем процедуры увольнения в части не уведомления профсоюзной организации.

При указанных обстоятельствах, разрешая заявленные исковые требования, суд первой инстанции, исходил из того, что порядок увольнения работодателем соблюден, истец своевременно уведомлен о предстоящем сокращении, уведомлен об отсутствии в организации вакантных должностей, соответствующих квалификации и опыту работы истца, увольнение осуществлено по истечении установленного ст. 180 ТК Российской Федерацией двухмесячного срока после уведомления, истцу произведены соответствующие выплаты, в связи с чем, пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований.

При этом, суд первой инстанции не согласился с доводами истца об отсутствии правовых оснований для расторжения с ней трудового договора на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в силу положений ч. 4 ст. 261 ТК РФ, указав, что в момент сокращения штатов и увольнения истицы, С.Н. состояла в зарегистрированном браке, в связи с чем, объективных оснований полагать, что истица является одинокой матерью в отношении кого-либо из своих детей в том смысле, который придает этому понятию ст. 261 ТК РФ, у работодателя не имелось.

Между тем, судебная коллегия находит данные выводы суда первой инстанции не соответствующими обстоятельствам дела и требованиям трудового законодательства, постановленными при неправильном применении норм материального права и оценке доказательств.

В соответствии с ч. 4 ст. 261 ТК РФ, расторжение трудового договора с женщиной, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, с одинокой матерью, воспитывающей ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет или малолетнего ребенка - ребенка в возрасте до четырнадцати лет, с другим лицом, воспитывающим указанных детей без матери, с родителем (иным законным представителем ребенка), являющимся единственным кормильцем ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет либо единственным кормильцем ребенка в возрасте до трех лет в семье, воспитывающей трех и более малолетних детей, если другой родитель (иной законный представитель ребенка) не состоит в трудовых отношениях, по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 - 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 настоящего Кодекса).

Аналогичная позиция содержится в п. 28 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28.01.2014 N 1 "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц, с семейными обязанностями и несовершеннолетних". Кроме того указано, что при разрешении споров о незаконности увольнения без учета гарантии, предусмотренной частью четвертой статьи 261 ТК РФ, судам следует исходить из того, что к одиноким матерям по смыслу данной нормы может быть отнесена женщина, являющаяся единственным лицом, фактически осуществляющим родительские обязанности по воспитанию и развитию своих детей (родных или усыновленных) в соответствии с семейным и иным законодательством, то есть воспитывающая их без отца, в частности, в случаях, когда отец ребенка умер, лишен родительских прав, ограничен в родительских правах, признан безвестно отсутствующим, недееспособным (ограниченно дееспособным), по состоянию здоровья не может лично воспитывать и содержать ребенка, отбывает наказание в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, уклоняется от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, в иных ситуациях.

Как усматривается из свидетельства о рождении от <дата> у С.Н. <дата> родилась дочь Т.К., в графе отец свидетельства о рождении указан прочерк.

Согласно справке о рождении N 87 отдела ЗАГС Московского района Комитета по делам ЗАГС Правительства Санкт-Петербурга имеется запись о рождении Т.К. за номером 856 от <дата>. В графе отец стоит прочерк. Мать - Т.Н..

Т.Н. установлен статус одинокой матери, 07.02.2005 получено удостоверение одинокой матери N 8/Т, с назначением ежемесячных выплат на ребенка Т.К. на срок с 01.05.2004 по 31.05.2020.

Как следует из Обзора законодательства и судебной практики Верховного суда Российской Федерации за первый квартал 2010 года, утвержденного Постановлением Президиума Верховного суда Российской Федерации от 16.06.2010, ни в Трудовом кодексе Российской Федерации, ни в иных федеральных законах официального определения понятия одинокой матери, равно как и лица, воспитывающего ребенка без матери, не содержится.

Вместе с тем при предшествовавшем регулировании в области социальной защиты материнства и детства общепризнанным считалось понятие одинокой матери как не состоящей в браке, если в свидетельствах о рождении детей запись об отце ребенка отсутствует или эта запись произведена в установленном порядке по указанию матери (при сохранении права на получение установленных выплат в случае вступления одинокой матери в брак). При этом наравне с такими матерями соответствующие денежные выплаты назначались женщинам, не состоящим в браке, записанным в качестве матерей усыновленных ими детей, а в отдельные периоды - также вдовам и вдовцам, имеющим детей и не получающим на них пенсию по случаю потери кормильца или социальную пенсию (например, п. 3 Постановления Совета Министров СССР от 12.08.1970 N 659 "Об утверждении Положения о порядке назначения и выплаты пособий беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям" и п. 8 названного Положения, п. 4 Временного положения о порядке назначения и выплаты единовременного пособия при рождении ребенка, единого ежемесячного пособия на детей, государственного пособия одиноким матерям, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 24.11.1990 г. N 1177, п. 41 Положения о порядке назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 4.09.1995 г. N 883).

Тем самым указанные граждане признавались нуждающимися в повышенной социальной защите, поскольку являлись единственными родителями (усыновителями) детей, то есть единственными лицами, наделенными родительскими правами и несущими родительские обязанности по воспитанию своих детей (родных или усыновленных).

Изложенное выше позволяет прийти к выводу, что мать обладает статусом одинокой, если является единственным лицом, наделенным родительскими правами и несущим родительские обязанности по воспитанию своих детей. Женщина сохраняет статус одинокой матери и при последующем вступлении в брак при условии сохранения выплат как одинокой матери.

Согласно справки N 33/7 отдела социальной защиты населения Московского района администрации Санкт-Петербурга от 02.02.2018 С.Н. получает ежемесячное пособие на ребенка школьного возраста из неполной семьи (ижд. Т.К.) в размере 1 225 рублей.

Согласно справке N 68/7 отдела социальной защиты населения Московского района администрации Санкт-Петербурга от 26.02.2018, С.Н. получила доход на ребенка школьного возраста из неполной семьи единоразово в размере 19 482 рублей.

Согласно пояснениям С.Н., ее муж С.С. ее ребенка Т.К. материально не содержит, в семье не ведется совместный бюджет, Т.К. не усыновлялась С.С. Кроме того, согласно справке о регистрации по адресу истца (Санкт-Петербург, <адрес>) зарегистрированы сама С.Н. и несовершеннолетние дети, С.С. по указанному адресу не зарегистрирован.

Таким образом, у суда не имелось оснований полагать, что вступление истца в брак влечет лишения ее статуса одинокой матери и гарантий, предоставляемых государством. Оснований полагать, что муж истца каким-либо образом осуществляет родительские права и обязанности в отношении несовершеннолетней Т.К., не имеется. При этом, законодателем не определено, что женщина автоматически утрачивает статус одинокой матери после вступления в брак в отсутствие сведений об усыновлении ребенка.

В связи с изложенным, С.Н. является единственным лицом, фактически осуществляющим родительские обязанности по содержанию и воспитанию несовершеннолетней дочери Т.К.

Таким образом, при осведомленности работодателя о наличие статуса одинокой матери у С.Н., отсутствии в личном деле сведений, подтверждающих усыновление несовершеннолетней Т.К. С.С., либо иным лицом, вывод суда о законности увольнения С.Н. нельзя признать правомерным.

При данных обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для признания незаконным увольнения истца по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, признания незаконным приказа N 103 л/с от 23.05.2017 года об увольнении.

Согласно ст. 394 ТК РФ, в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

С учетом, установленных по делу обстоятельств и положений приведенной трудового законодательства, истец подлежит восстановлению на работе, в ее пользу с ответчика подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула.

Средний дневной заработок истца, согласно представленному ответчиком расчету, который судебная коллегия проверила и признала верным, составляет 2 227,49 рублей и, учитывая количество рабочих дней в период с 24.05.2017 по 14.03.2018, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию средний заработок в сумме 445 498 рублей. Судебная коллегия полагает необходимым также произвести расчет заработной платы с 14.03.2018 по день вынесения решения суда.

Таким образом, в период с 15.03.2018 по 05.07.2018 с ответчика в пользу истца подлежит взысканию 171 516,73 рублей, из расчета 77 рабочих дней в указанном периоде, и исходя из среднего дневного заработка истца, что в общей сумме составит 617 014,73 рублей.

Установив факт нарушения трудовых прав истца, судебная коллегия приходит к выводу, что в силу ст. 237 Трудового кодекса РФ, истцу причинен моральный вред, размер которого определяется с учетом всех обстоятельств дела в сумме 20 000 рублей.

Между тем судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции в части отказа в иске об отмене приказа о простое и взыскании невыплаченной заработной платы.

Поскольку работодатель не имел возможности обеспечить выполнение истцом трудовых функций, то имелись основания для введения простоя, в связи с чем суд первой инстанции пришел в правомерному выводу об отказе в удовлетворении данной части исковых требований. При этом судом первой инстанции установлено, что истица отправлена в простой в соответствии с действующим законодательством.

С.Н. доказательств, опровергающих доводы ответчика об отсутствии возможности предоставить истцу работу, обусловленную трудовым договором, не представлено.

Также судом первой инстанции обоснованно отказано в требованиях о выплате заработной платы за период с марта 2017 по май 2017, учитывая, что истицей дополнительного соглашения к трудовому договору об изменении оклада не заключалось, все причитающиеся истице надбавки и доплаты произведены в срок. При этом судом принято во внимание, что в спорный период истица неоднократно находилась на листке нетрудоспособности, и в очередном отпуске, так в апреле она находилась на рабочем месте 4 дня, в мае - один день.

Учитывая, что требования истца удовлетворены частично, то в соответствии с положениями ст. 98 ГПК РФ, с ответчика в доход бюджета Санкт-Петербурга подлежит взысканию государственная пошлина в размере 9 670,15 рублей (9370,15 + 300).

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 21 марта 2018 года отменить в части.

Признать приказ N 103 л/с от 23.05.2017 об увольнении С.Н. незаконным.

Восстановить С.Н. на работе в должности начальника расчетного отдела ФГБОУ ВО "Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины".

Взыскать с ФГБОУ ВО "Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины" в пользу С.Н. заработную плату за время вынужденного прогула в размере 617 014,73 рублей и компенсацию морального вреда 20 000 рублей.

Взыскать с ФГБОУ ВО "Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины" в доход бюджета Санкт-Петербурга государственную пошлину в размере 9 670,15 рублей.

В остальной части решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 21 марта 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по сокращению > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 05.07.2018 № 33-13981/2018