Главная > Судебная практика > Увольнение по сокращению > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 16.08.2018 № 33-14194/2018



При увольнении по сокращению работнику обязаны предлагать вакантные должности на неполные ставки

« работодателем ему не были предложены имеющиеся вакантные 0,5 ставки специалиста, в связи с чем исковые требования о восстановлении на работе и отмене в связи с этим приказа ответчика ... об увольнении истца подлежат удовлетворению »

Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 13.07.2017 № 33-6613/2017
Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 13.04.2011 № 33-4388/2011

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-14194/2018

16 августа 2018 г.


Судья Афанасьева Л.А.


Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего судьи Ивановой Т.С.,
судей Кокшарова Е.В., Сорокиной С.В.,
при секретаре судебного заседания Ц.

рассмотрела в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело по иску К. к Муниципальному казенному учреждению Камышловского муниципального района "Эксплуатационно-хозяйственная организация" о признании незаконной процедуры сокращения штата, отмене приказа о сокращении штата, отмене приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда, по апелляционной жалобе ответчика на решение Камышловского районного суда Свердловской области от 22.05.2018.

Заслушав доклад судьи Ивановой Т.С., объяснения истца, возражавшего против доводов и требований апелляционной жалобы; объяснения представителя ответчика С., поддержавшей доводы и требования апелляционной жалобы; заключение прокурора отдела по обеспечению участия прокурора в гражданском процессе прокуратуры Свердловской области Удаловой К.С., полагавшей решение суда законным, обоснованным и не подлежащим отмене, судебная коллегия

УСТАНОВИЛA:

К. 12.04.2018 обратился с иском к МКУ Камышловского муниципального района "Эксплуатационно-хозяйственная организация" с вышеназванным иском.

В обоснование требований указал, что на основании трудового договора с 01.03.2012 занимал у ответчика должность специалиста по юридическим вопросам на условиях совместительства на 0,5 ставки на неопределенный срок. 12.01.2018 уведомлен о предстоящем увольнении в связи с сокращением занимаемой им должности. На основании приказа N 86-Л от 15.03.2018 трудовой договор с ним прекращен по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Полагая процедуру увольнения нарушенной, истец просил:

- признать незаконной процедуру сокращения штата и отменить приказ ответчика N 3-Л от 11.01.2018;

- признать незаконным приказ ответчика N 86-Л от 15.03.2018 о прекращении трудового договора;

- восстановить истца на работе у ответчика на ранее занимаемой должности;

- взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 1000 рублей.

Ответчик иск не признал, полагая, что увольнение истца законно, обоснованно, произведено с соблюдением процедуры увольнения.

Решением Камышловского районного суда Свердловской области от 22.05.2018 исковые требования удовлетворены частично:

- приказ ответчика от 15.03.2018 N 86-л о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) признан незаконным;

- истец восстановлен на работе у ответчика в должности контролера торгового зала специалиста по юридическим вопросам;

- с ответчика в пользу истца взыскана заработная плата за время вынужденного прогула в размере 20543 рублей 85 копеек, компенсация морального вреда в размере 1000 рублей 00 копеек.

Истец решение суда не обжаловал.

С решением суда не согласился ответчик, принес на него апелляционную жалобу, в которой указал, что не согласен с решением суда в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, неправильным применением норм материального права (в той части, в которой суд пришел к выводу о нарушении ответчиком процедуры увольнения в связи с не предложением истцу 0,5 ставки специалиста), несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела (в той части, в которой суд пришел к выводу о возможности замещения истцом должности специалиста).

В заседание суда апелляционной инстанции явились:

- истец, возражавший против доводов и требований апелляционной жалобы, пояснивший, что после восстановлении на работе по решению Камышловского районного суда Свердловской области от 22.05.2018, обращенному в части восстановления на работе к немедленному исполнению, он вновь был уволен по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. При повторном увольнении ему было предложено 0,5 ставки специалиста, обязанность предложения которых при увольнении оспаривает в апелляционной жалобе по данному гражданскому делу ответчик,

- представитель ответчика С., поддержавшая доводы и требования апелляционной жалобы,

- прокурор отдела по обеспечению участия прокурора в гражданском процессе прокуратуры Свердловской области Удалова К.С., полагавшая решение суда законным, обоснованным и не подлежащим отмене.

Учитывая надлежащее извещение лиц, участвующих в деле (размещение информации о месте и времени рассмотрения дела на официальном сайте Свердловского областного суда), руководствуясь положениями ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила о рассмотрении дела при данной явке.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в ее пределах (ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда, ввиду следующего.

Судом первой инстанции правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, верно применены нормы материального права, регулирующие возникшие правоотношения, на основании исследования и оценки имеющихся в деле доказательств в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации сделан обоснованный вывод об отказе в удовлетворении заявленных истцом требований с учетом положений ст. ст. 22, 81, 84.1, 178, 179, 394 Трудового кодекса Российской Федерации.

Суд первой инстанции, приходя к выводу об обоснованности заявленных исковых требований о признании увольнения незаконным, исходил из следующих фактических обстоятельств, подтвержденных совокупностью письменных и иных доказательств, исследованных судом первой инстанции.

Из материалов дела усматривается, что истец работал у ответчика на основании трудового договора специалистом по юридическим вопросам на 0,5 ставки по трудовому договору о работе по совместительству, заключенному на неопределенный срок.

На основании распоряжения главы МО Камышловский муниципальный район от 28.12.2017 N 310 "О реализации постановления главы МО Камышловский муниципальный район от 06.12.2017 N 894" в целях оптимизации расходов на содержание и обеспечение численности органов местного самоуправления Камышловского муниципального района и подведомственных им муниципальных учреждений установлена предельная штатная численность, в том числе, МКУ Камышловского муниципального района "Эксплуатационно-хозяйственная организация" в количестве 26 единиц, утверждена организационная структура муниципальных казенных учреждений, директорам учреждений в срок до 01.03.2018 предписано разработать штатное расписание, провести организационно-штатные мероприятия, осуществить передачу имущества для осуществления уставных задач учреждений.

В целях выполнения указанного распоряжения, ответчиком издан приказ N 3-л от 11.01.2018 "О сокращении штата работников МКУ Камышловского муниципального района "Эксплуатационно-хозяйственная организация".

Разрешая требования истца о незаконности приказа ответчика N 3-л от 11.01.2018 в связи с изданием его по указанию учредителя, не являющегося работодателям и не обладающего, по мнению истца, в связи с этим исключительным правом самостоятельно определять структуру и предельную штатную численность работников, приходя к выводу о необоснованности требований истца в данной части, суд первой инстанции указал на законность приказа N 3-Л от 11.01.2018, принятие его в пределах полномочий муниципального казенного учреждения. В указанной части решение суда сторонами не обжалуется, не является предметом проверки судебной коллегии.

Удовлетворяя требования истца о признании приказа о расторжении трудового договора от 15.03.2018 N 86-л незаконным и восстановлении истца на работе у ответчика в прежней должности, суд первой инстанции исходил из того, что ответчиком, в нарушение требований ст. 56 Трудового кодекса Российской Федерации, не представлено доказательств, отвечающих критериям относимости и допустимости, свидетельствующих о соблюдении при увольнении истца гарантий, предусмотренных ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия отмечает следующее. Увольнение работников по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (в связи с сокращением численности или штата работников организации) в силу прямого указания ст. 77 указанного Кодекса относится к расторжению трудового договора по инициативе работодателя.

По смыслу ч. 1 ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации, расторжение трудовых договоров с работниками в порядке и на условиях, которые установлены указанным Кодексом и иными федеральными законами, является правом работодателя.

Как следует из правовой позиции, изложенной в абз. 2 п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" работодатель в целях эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимает необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала). В связи с чем, приняв решение о предстоящем сокращении численности или штата работников организации и уведомив о предстоящем сокращении работников в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 180 указанного Кодекса, работодатель, вправе произвести увольнение работников, соблюдая при этом требования трудового законодательства о предоставлении работникам гарантий, связанных с таким увольнением. Согласно ч. 1 названной статьи, при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Норма ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации носит гарантийный характер, относится к числу норм, регламентирующих порядок увольнения в связи с сокращением штата работников, не предоставление соответствующей гарантии при увольнении свидетельствует о не соблюдении работодателем установленного Трудовым кодексом Российской Федерации порядка увольнения и о незаконности увольнения работника.

Из материалов дела усматривается, что 12.01.2018 истец уведомлен ответчиком о сокращении занимаемой им на 0,5 ставки по совместительству должности специалиста по юридическим вопросам. Ему предложена вакантная должность водителя.

Из штатного расписания ответчика, утвержденного ответчиком 15.03.2018, в штатном расписании также имелись 2 штатные единицы специалиста. Одна штатная единица специалиста была занята работником БСВ; 0,5 ставки специалиста по трудовому договору о работе по совместительству были заняты ПЮА; 0,5 ставки специалиста на момент сокращения должности истца являлись вакантными, но в нарушение требований ч. 1 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации не были предложены истцу.

Суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что предложение истцу вакантных 0,5 ставки специалиста не нарушало трудовых прав работника ПЮА, поскольку не требовало от ответчика увольнения специалиста ПЮА, денежные средства на оплату вакантной 0,5 ставки ответчиком не использовались.

Суд первой инстанции обоснованно учитывал, что из должностной инструкции специалиста следует, что на указанную должность может быть принято лицо, имеющее высшее профессиональное образование без предъявления требований к стажу работы или среднее профессиональное образование и стаж работы не менее 3 лет, специалист должен знать нормативные акты органов государственной власти федерального уровня и субъекта Федерации, нормативно-правовые акты органов местного самоуправления, относящиеся к его компетенции, правила внутреннего трудового распорядка, правила и нормы охраны труда, правила составления и оформления документов, а также обладать навыками работы на персональном компьютере, уметь пользоваться средствами вычислительной техники, коммуникаций и связи, уметь работать с людьми и владеть нормами делового этикета. Истец, имеющей высшее юридическое образование, опыт работы и стаж работы с 2012 года специалиста по юридическим вопросам, как верно указал суд первой инстанции в постановленном решении, соответствовал квалификационным требованиям и требованиям к стажу и образованию, предъявляемым к должности специалиста. Соответствие истца по состоянию здоровья занимать должность специалиста ответчиком не оспаривалась.

Доводы ответчика о том, что истец в силу занимаемой должности заместителя председателя комиссии по координации работы по противодействию коррупции в МО Камышловский муниципальный район не мог быть назначен на должность специалиста, поскольку в обязанности ПЮА входит работа секретаря комиссии, как верно указано в решении суда первой инстанции, правового значения не имеют, поскольку специалист выполняет и другие должностные обязанности, а предусмотренная трудовым законодательством обязанность работодателя предложить истцу при сокращении штата все имеющиеся вакантные должности, ответчиком не была исполнена.

С учетом установленных по делу обстоятельств, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что при сокращении штата ответчиком не была выполнена в полном объеме обязанность, предусмотренная ч. 1 ст. 181 Трудового кодекса Российской Федерации, что привело к нарушению трудовых прав истца, работодателем ему не были предложены имеющиеся вакантные 0,5 ставки специалиста, в связи с чем исковые требования о восстановлении на работе и отмене в связи с этим приказа ответчика N 86-л от 15.03.2018 об увольнении истца подлежат удовлетворению, истец подлежит восстановлению на работе в прежней должности специалиста по юридическим вопросам.

Решение суда мотивировано, отвечает требованиям ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Выводы суда, изложенные в вынесенном решении, подтверждаются материалами дела.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛA:

решение Камышловского районного суда Свердловской области от 22.05.2018 оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика - без удовлетворения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по сокращению > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 16.08.2018 № 33-14194/2018