Главная > Судебная практика > Увольнение по сокращению > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 02.02.2018 № 33-2138/2018


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Срок уведомления по сокращению соблюден, поскольку этот срок начинает исчисляться со следующего дня после вручения работнику уведомления и истекает ровно через два месяца

« уведомление о предстоящем увольнении в связи с сокращением занимаемой должности получено А. 17.07.2017. Таким образом, установленный ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса РФ двухмесячный срок предупреждения работника о предстоящем увольнении начал течь с 18.07.2017 и истек в соответствующее число второго месяца - 18.09.2017. Соответственно, увольнение истца произведено с соблюдением двухмесячного срока, установленного ст. 180 Трудового кодекса РФ, трудовые отношения прекращены с 19.09.2017, по истечении двухмесячного срока предупреждения об увольнении. Утверждение апеллянта о том, что увольнение не могло быть произведено ранее 19.09.2017 (дня, следующего за днем истечения двухмесячного срока), ошибочно и основано на неверном толковании положений ст. ст. 14, 180 Трудового кодекса РФ »

Некоторые суды применяют иной порядок исчисления начала и окончания двухмесячного срока предупреждения о предстоящем увольнении.

По мнению одних судов этот срок начинает исчисляться со дня вручения работнику уведомления и истекает ровно через два месяца (см. Апелляционное определение Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 25.09.2017 № 33-3770/2017, Апелляционное определение Московского городского суда от 10.12.2015 № 33-46453/15).

По мнению других судов этот срок начинает исчисляться со следующего дня после получения работником уведомления и истекает на следующий день после окончания двух месяцев (см. Апелляционное определение Верховного Суда Республики Мордовия от 08.11.2016 № 33-2523/2016).

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-2138/2018

2 февраля 2018 г.


Судья Филатьева Т.А.


Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего Колесниковой О.Г.,
судей Зоновой А.Е., Федина К.А.,
при секретаре Б.,
с участием прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе Свердловской областной прокуратуры Удаловой К.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску А. к акционерному обществу "Научно-производственная корпорация "Уралвагонзавод" имени Ф.Э. Дзержинского" о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда, по апелляционной жалобе истца на решение Дзержинского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 25.10.2017.

Заслушав доклад судьи Колесниковой О.Г., объяснения истца и ее представителя по устному ходатайству Д., поддержавших доводы жалобы, пояснения представителя ответчика П. (доверенность N 77 от 29.12.2017 сроком до 31.12.2018), просившей отказать в удовлетворении апелляционной жалобы, заключение прокурора Удаловой К.С., полагавшей решение суда не подлежащим отмене, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

А. обратилась в суд с иском к АО "НПК "Уралвагонзавод" имени Ф.Э. Дзержинского" (далее по тексту - Корпорация, ответчик) об оспаривании законности увольнения.

В обоснование иска указала, что работала у ответчика со 02.06.1967, с 16.12.2009 - в должности начальника бюро отдела организации труда и заработной платы цеха 710, уволена приказом и.о. генерального директора N 2413/к от 18.09.2017 по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ. С увольнением не согласна, полагая нарушенным установленный законом порядок увольнения по указанному основанию. Так, ей не были предложены все имевшиеся в Корпорации вакансии, увольнение произведено ранее истечения двухмесячного срока предупреждения об увольнении.

На основании изложенного, А. просила признать приказ N 2413/к от 18.09.2017 незаконным, восстановить ее на работе в должности начальника бюро отдела организации труда и заработной платы цеха 710, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 10000 руб. Также просила взыскать с ответчика в возмещение расходов на оплату услуг представителя 15000 руб.

Ответчик иск не признал, настаивая на соблюдении порядка увольнения истца.

Представитель привлеченной к участию в деле в качестве третьего лица первичной профсоюзной организации НПК "Уралвагонзавод" Ш. полагала иск А. подлежащим удовлетворению.

Прокурор Рукавишникова Е.Е. дала заключение о законности увольнения истца.

Решением Дзержинского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 25.10.2017 исковые требования А. оставлены без удовлетворения.

С таким решением суда не согласилась истец.

В апелляционной жалобе А. просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении ее иска. Указывает на неправильное применение судом положений ст. ст. 14, 180 Трудового кодекса РФ, настаивает на доказанности факта нарушения работодателем срока предупреждения об увольнении.

В возражениях на жалобу представитель ответчика В., прокурор Коваленко Н.Н. просят оставить решение суда без изменения.

Первичная профсоюзная организация НПК "Уралвагонзавод", надлежащим образом извещенная о месте и времени апелляционного рассмотрения дела в порядке ст. 113 Гражданского процессуального кодекса РФ (почтой - исх. N 33-2138/2018 от 15.01.2018), своего представителя в судебное заседание не направила.

При таком положении, руководствуясь ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ, учитывая отсутствие сведений о причинах неявки представителя третьего лица и отсутствие у участников по делу ходатайств, препятствующих рассмотрению дела, судебная коллегия определила о рассмотрении дела при данной явке.

Заслушав пояснения сторон, заключение прокурора, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах этих доводов, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения.

Как следует из материалов дела, А. состояла с ответчиком в трудовых отношениях со 02.06.1967, с 05.06.2002 - в должности начальника бюро отдела организации труда и заработной платы (БОТиЗ) цеха 710 (копия трудового договора от 18.05.2002, копия трудовой книжки истца, приказы о переводе - т. 1 л. д. 5 - 7, 112 - 114).

На основании приказа генерального директора Корпорации N 671 от 12.12.2016 "О совершенствовании структуры управления" в рамках реструктуризации отдела организации труда и заработной платы (20) осуществлены следующие мероприятия: БОТиЗ цеха 120 переименован в БОТиЗ цехов 120, 710; из состава БОТиЗ цеха 710 с последующим перемещением в состав БОТиЗ цехов 120, 710 выделены ставки ведущего инженера по организации и нормированию труда 2 категории (К.) и 3 инженера по организации и нормированию труда 2 категории (Б., И., Ч.); все штатные единицы БОТиЗ цеха 710 (в том числе, штатная ставка начальника БОТиЗ, занимаемая истцом) упразднены; в БОТиЗ цехов 120, 710 введены ставка ведущего инженера по организации и нормированию труда и 3 ставки инженеров по организации и нормированию труда (т. 1 л. д. 115, 116).

Во исполнение приказа N 671 от 12.12.2016 в штатное расписание отдела 20 с 15.12.2016 внесены изменения: введен БОТиЗ цехов 120, 710 с соответствующими ставками. Со 02.01.2017 в штатное расписание внесены изменения об упразднении БОТиЗ цеха 120 и БОТиЗ цеха 710, при этом в последнем упразднены 3 ставки инженера по организации и нормированию труда 2 категории и ставка ведущего инженера по организации и нормированию труда. С 20.03.2017 в штатное расписание внесены изменения, согласно которым упразднена ставка начальника бюро БОТиЗ цеха 710 (т. 1 л. д. 121 - 130).

Приказом N 575/к от 17.03.2017 А. была уволена по п. 2 ч. 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ. Истец оспорила увольнение в судебном порядке, и вступившим в законную силу решением Дзержинского районного суда г. Нижний Тагил от 26.05.2017 вышеназванный приказ об увольнении признан незаконным, А. восстановлена на работе с 18.03.2017. Решение суда от 18.03.2017 исполнено ответчиком, 30.05.2017 издан приказ о восстановлении истца на работе с 18.03.2017 (т. 1 л. д. 118).

Приказом N 430 от 12.07.2017 "Об исполнении приказа N 671 от 12.12.2016 "О совершенствовании структуры управления" директором по персоналу Корпорации принято решение о возобновлении процедуры сокращения штатной единицы начальника БОТиЗ цеха 710, которую занимала А. (т. 1 л. д. 119).

17.07.2017 истец была письменно уведомлена о предстоящем увольнении в связи с сокращением занимаемой ею должности (т. 1 л. д. 32).

Приказом и.о. генерального директора Корпорации N 2413/к от 18.09.2017 истец уволена 18.09.2017 по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, в связи с сокращением занимаемой ею должности (т. 1 л. д. 36, 37).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска А. о признании незаконным увольнения и восстановлении ее на работе в прежней должности, суд, на основе тщательного анализа совокупности представленных сторонами доказательств, руководствуясь ст. ст. 22, 81, 180, 373 Трудового кодекса РФ, руководящими разъяснениями, содержащимися в п. п. 23, 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", пришел к выводам о доказанности фактического сокращения занимаемой истцом штатной единицы, то есть, наличии у работодателя оснований для увольнения истца по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ и соблюдении при этом порядка увольнения.

Судебная коллегия соглашается с такими выводами суда, поскольку они соответствует установленным по делу обстоятельствам и не противоречат положениям закона, регулирующим спорные правоотношения.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

В соответствии с ч. ч. 1, 2 ст. 180 Трудового кодекса РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса.

О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Согласно ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса РФ увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части первой настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Согласно п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17.03.2004 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя (п. 23 названного Постановления).

Факт действительного сокращения должности начальника БОТиЗ цеха 710 подтверждается представленными ответчиком приказами генерального директора Корпорации N 671 от 12.12.2016 "О совершенствовании структуры управления", N 430 от 12.07.2017 "Об исполнении приказа N 671 от 12.12.2016 "О совершенствовании структуры управления", извещениями об изменении в штатном расписании отдела 20, выписками из штатного расписания, штатным расписанием по состоянию на 30.03.2017 (т. 1 л. д. 121 - 130, 196 - 223) и истцом по существу не оспаривался.

В подтверждение факта неоднократного (17, 18, 21 и 27 июля, 04, 10, 17, 24 августа, 04, 14 и 18 сентября 2017 г.) ознакомления истца с вакансиями в период после ее уведомления о предстоящем увольнении и до момента увольнения ответчиком представлены врученное истцу 17.07.2017 уведомление о предстоящем увольнении, на обороте которого имеются выполненные сотрудником отдела кадров К. записи о том, что истцу предлагалась другая работа в соответствии с исчерпывающим перечнем вакансий, и выполненные самой А. записи о получении на руки перечней вакансий (т. 1 л. д. 32, 33), а также сами перечни вакансий по состоянию на указанные даты (т. 1 л. д. 44 - 111). Согласия на замещение предложенных ей вакансий истец не выразила.

Проверяя доводы истца о том, что ей были предложены не все имеющиеся в организации вакансии, суд обоснованно признал их несостоятельными. Выводы суда в указанной части достаточно мотивированы, основаны на подробном анализе представленных доказательств, несогласия с данными выводами в апелляционной жалобе истец не выразила.

Довод апеллянта о нарушении порядка увольнения по тому мотиву, что оно произведено с нарушением двухмесячного срока уведомления о предстоящем увольнении, судебная коллегия полагает несостоятельным.

В соответствии со ст. 14 Трудового кодекса РФ течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено окончание трудовых отношений. Сроки, исчисляемые годами, месяцами, неделями, истекают в соответствующее число последнего года, месяца или недели срока.

Как следует из материалов дела, уведомление о предстоящем увольнении в связи с сокращением занимаемой должности получено А. 17.07.2017. Таким образом, установленный ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса РФ двухмесячный срок предупреждения работника о предстоящем увольнении начал течь с 18.07.2017 и истек в соответствующее число второго месяца - 18.09.2017. Соответственно, увольнение истца произведено с соблюдением двухмесячного срока, установленного ст. 180 Трудового кодекса РФ, трудовые отношения прекращены с 19.09.2017, по истечении двухмесячного срока предупреждения об увольнении. Утверждение апеллянта о том, что увольнение не могло быть произведено ранее 19.09.2017 (дня, следующего за днем истечения двухмесячного срока), ошибочно и основано на неверном толковании положений ст. ст. 14, 180 Трудового кодекса РФ.

Иных доводов апелляционная жалоба не содержит.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РФ безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что при разрешении заявленных требований суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Дзержинского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 25.10.2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу истца - без удовлетворения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по сокращению > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 02.02.2018 № 33-2138/2018