Главная > Судебная практика > Увольнение по сокращению > Апелляционное определение Московского городского суда от 24.01.2019 № 33-2216/2019


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Увольнение по сокращению на больничном законно, если работник заранее знал, что у него в день увольнения будет операция, но не сообщил об этом работодателю

« о дате и основаниях увольнения истцу было известно с 15.08.2017 со дня вручения уведомления об увольнении, в нарушение положений локальных нормативных актов истец своевременно не уведомила работодателя о причинах отсутствия на рабочем месте 01.11.2017 и о получении листка нетрудоспособности, в связи с чем не усмотрел оснований для возложения на работодателя ответственности за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие указанных действий со стороны работника »

Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 22.10.2014 № 33-10163
Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 05.02.2014 № 33-617
Апелляционное определение Брянского областного суда от 02.10.2012
Кассационное определение Московского городского суда от 04.10.2010 № 33-29086

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-2216

24 января 2019 г.


Судья Миронова А.А.


Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего Семченко А.В.
и судей Климовой С.В., Лобовой Л.В.,
при секретаре Р.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Климовой С.В. дело по апелляционной жалобе С. на решение Савеловского районного суда города Москвы от 03 сентября 2018 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований С. к ООО "Алкон Фармацевтика" о признании увольнения незаконным, изменении даты увольнения, взыскании пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда, восстановлении срока исковой давности - отказать,

УСТАНОВИЛА:

С. 15.06.2018 обратилась в Савеловский районный суд города Москвы с иском к ООО "Алкон Фармацевтика" о признании увольнения 01.11.2017 незаконным, изменении даты увольнения на 03.04.2018, т.е. день после окончания периода временной нетрудоспособности, взыскании пособия по временной нетрудоспособности за период с 01.11.2017 по 02.04.2018 в размере 313 702,40 руб., компенсации морального вреда в размере 300 000 руб., мотивируя обращение тем, что с 29.12.2012 работала в ООО "Алкон Фармацевтика", 01.11.2017 уволена по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ в связи с сокращением штата работников, однако увольнение 01.11.2017 истец полагает незаконным ввиду прекращения трудовых отношений в период ее временной нетрудоспособности, кроме того, работодатель неправомерно отказал ей в выплате пособия по временной нетрудоспособности, что нарушает трудовые права истца и причиняет ей моральный вред.

В судебном заседании истец требования поддержала.

Представитель ответчика иск не признал, заявил о пропуске истцом срока обращения в суд, установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ.

03.09.2018 судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит истец С. по доводам своей апелляционной жалобы от 04.10.2018.

В заседании судебной коллегии истец С. доводы апелляционной жалобы поддержала, представитель ответчика ООО "Алкон Фармацевтика" по доверенности М. против удовлетворения жалобы возражал.

Исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав стороны, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда в части отказа в удовлетворении требований истца о взыскании пособия по временной нетрудоспособности и компенсации морального вреда, в остальной части не находит оснований для отмены решения суда.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что С., *** года рождения, 29.12.2012 принята на работу в ООО "Алкон Фармацевтика" на должность регионального представителя Отдела контрактной коррекции с осуществлением трудовой деятельности в городе Москве, с 01.04.2016 ей установлен размер оплаты труда в сумме *** руб., состоящий из должностного оклада в размере *** руб. и надбавки за разъездной характер работы в размере *** руб., о чем сторонами заключен трудовой договор от 29.12.2012 и дополнительные соглашения к нему (л.д. 11 - 40).

10.08.2017 приказом N *** работодателем принято решение сократить численность работников ООО "Алкон Фармацевтика" по г. Москве и исключить из штатного расписания 1 шт. ед. по должности регионального представителя Отдела контактной коррекции, с 01.11.2017 введено в действие новое штатное расписание ООО "Алкон Фармацевтика" по г. Москве, которым указанная должность не предусмотрена (л.д. 48); согласно указанному приказу такое решение принято работодателем в связи с необходимостью оптимизации бизнеса и более эффективного использования рабочего времени региональными представителями отдела контактной коррекции в г. Москве.

На основании приказа N *** 10.08.2017 создана комиссия по определению преимущественного права на оставление на работе, согласно протоколу заседания которой от 10.08.2017 из 5 работников, занимающих должность регионального представителя отдела контактной продукции, у истца отсутствует преимущественное право на оставление на работе, как по рейтингу ежегодной оценки деятельности за 2016 год, так и с учетом семейного положения (л.д. 136 - 141).

15.08.2017 С. вручено уведомление N ***, в котором указано о предстоящем сокращении занимаемой ею должности и ее увольнении 01.11.2017 (л.д. 40).

15.08.2017 и 29.08.2017 истцу предлагались имеющие у ответчика вакантные должности, также 22.08.2017, 30.08.2017, 10.10.2017 и 17.10.2017 в ее адрес работодателем были направлены предложения вакантных должностей (л.д. 152 - 164), согласия на замещение которых истец не выразила.

Приказом N *** от 27.10.2017 С. уволена 01.11.2017 по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ в связи с сокращением штата работников организации, основанием увольнения в приказе указан приказ о сокращении численности организации N *** от 10.08.2017, уведомление о сокращении численности и предстоящем увольнении N *** от 15.08.2017; также на данном приказе имеется отметка о невозможности ознакомления истца с ним ввиду отсутствия С. на работе в день увольнения, о чем также составлен акт (л.д. 183, 188); при увольнении с истцом произведен окончательный расчет, в том числе выплачено выходное пособие (л.д. 184 - 187).

Проверяя доводы истца о незаконности увольнения ввиду прекращения трудовых отношений по инициативе работодателя в период ее временной нетрудоспособности, суд первой инстанции установил, что в соответствии с п. 5.5 Правил внутреннего трудового распорядка ООО "Алкон Фармацевтика", с которыми истец ознакомлена, при возникновении обстоятельств, когда опоздание или отсутствие на работе нельзя предотвратить, работнику необходимо сообщить об этом непосредственно своему руководителю, работник считается "не явившимся" на работу, если он не уведомил об этом своего руководителя в течение четырех часов с момента начала рабочего дня, в этом случае к работнику могут быть применены дисциплинарные взыскания, предусмотренные Трудовым кодексом РФ (л.д. 167 - 178).

В соответствии с представленной в материалы дела перепиской истца с ее непосредственным руководителем, которая сторонами не оспаривалась, 01.11.2017 в 09:01 последний направил истцу сообщение: "Привет. Ты во сколько будешь в офисе?", на которое истец в 10:48 дала ответ: "Я только машину заправила. С 08:00 на заправке была инкассация. А у меня в начале месяца, как всегда, пустой бак. Лимита бензина не хватает даже для работы", в 12:59 представитель работодателя пытался дозвониться до истца, однако абонент был недоступен для звонка; в 14:35 С. направила сообщение: "Я не приеду", на вопрос "Почему?" в 15:49 истец сообщила "Я на больничном" (л.д. 50, 166).

В соответствии с представленными в материалы дела листками нетрудоспособности истец была временно нетрудоспособна в период с 01.11.2017 по 02.04.2018 (л.д. 58 - 80).

Согласно ответу на адвокатский запрос ФГБУ "ЦНИИС и ЧЛХ" Минздрава России от 29.08.2018, выдавшего С. листок нетрудоспособности 01.11.2017 на период с 01.11.2017 по 10.11.2017, удаление двух восьмых зубов на верхней челюсти справа и нижней челюсти справа было рекомендовано истцу 13.10.2017, однако за операцией по удалению двух зубов истец обратилась только 31.10.2017 (л.д. 281 - 282).

Разрешая требования С. о признании увольнения незаконным по заявленным в иске основаниям, с учетом установленных обстоятельств на основании собранных по делу доказательств в виде объяснений сторон, письменных доказательств, показаний свидетеля *** Н.В., руководствуясь положениями ст. 21 Трудового кодекса РФ, ст. 10 ГК РФ, п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ", принимая во внимание события, имевшие место 01.11.2017, суд первой инстанции правомерно исходил из общеправового принципа недопустимости злоупотребления правом, и пришел к обоснованному выводу об отсутствии нарушения прав истца со стороны ответчика при ее увольнении 01.11.2017, поскольку о дате и основаниях увольнения истцу было известно с 15.08.2017 со дня вручения уведомления об увольнении, в нарушение положений локальных нормативных актов истец своевременно не уведомила работодателя о причинах отсутствия на рабочем месте 01.11.2017 и о получении листка нетрудоспособности, в связи с чем не усмотрел оснований для возложения на работодателя ответственности за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие указанных действий со стороны работника.

Выводы суда по вопросу пропуска С. срока обращения в суд по спору об увольнении, установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ, не влекут отмену судебного решения, поскольку не влияют на правильность изложенных в нем выводов об отсутствии условий для признания увольнения незаконным и изменении даты увольнения с 01.11.2017 на 03.04.2018 по заявленным в иске основаниям.

Доводы апелляционной жалобы истца в указанной части о том, что о своей нетрудоспособности истец сообщила работодателю до истечения рабочего времени, не влекут отмену решения суда, поскольку не опровергают установленные судом обстоятельства увольнения истца и не влияют на изложенные в судебном решении выводы об отсутствии оснований для признания увольнения С. незаконным.

Разрешая требования С. о взыскании пособия по временной нетрудоспособности за период с 01.11.2017 по 02.04.2018 на основании 14 листков нетрудоспособности, суд установил, что 14.03.2018 С. обратилась к работодателю с различными заявлениями, в том числе о выплате бонусов и премий, выдаче документов, связанных с работой, а также представила 13 листков нетрудоспособности за период с 01.11.2017 по 13.03.2018 (л.д. 214 - 230); 11.04.2018 истец обратилась к ответчику с заявлением об оплате 14 листков нетрудоспособности, приложив их к заявлению (л.д. 84), на которое 17.04.2018 ответчик сообщил об отсутствии оснований для их оплаты ввиду прекращения с истцом трудовых отношений 01.11.2017 (л.д. 85).

Отказывая в удовлетворении требований истца о взыскании пособия по временной нетрудоспособности за период с 05.12.2017 по 02.04.2018, руководствуясь положениями Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством", Порядка выдачи листков нетрудоспособности, утвержденного Приказом Минздравсоцразвития России от 29.06.2011 N 624н, суд обоснованно исходил из того, что листки нетрудоспособности на указанный период выданы по заболеваниям, наступившим по истечении 30 календарных дней со дня прекращения работы у ответчика, что основано на положения ст. 5 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ, устанавливающей случаи обеспечения пособием по временной нетрудоспособности.

Доводы апелляционной жалобы истца о несогласии с решением суда в указанной части были предметом исследования суда первой инстанции в ходе которого получили надлежащую правовую оценку, направлены на переоценку собранных по делу доказательств и основаны на неверном толковании подлежащего применению законодательства, в связи с чем не могут повлечь отмену постановленного решения.

Отказ в удовлетворении требований истца о взыскании пособия по временной нетрудоспособности за период с 01.11.2017 по 04.12.2017 по трем листкам нетрудоспособности (с 01.11.2017 по 10.11.2017, с 11.11.2017 по 24.11.2017 и с 25.11.2017 по 04.12.2017) суд основывал на нарушениях Порядка выдачи листков нетрудоспособности, утвержденного Приказом Минздравсоцразвития России от 29.06.2011 N 624н, при их оформлении, поскольку не в них не указано место работы истца - наименование организации и не прочеркнуты пустые строки таблицы "Освобождение от работы", они представлению работодателю для оплаты лишь 14.03.2018.

С указанными выводами суда первой инстанции судебная коллегия согласиться не может, поскольку они не основаны на положениях трудового законодательства.

Так, в соответствии со ст. 183 Трудового кодекса РФ при временной нетрудоспособности работодатель выплачивает работнику пособие по временной нетрудоспособности в соответствии с федеральными законами. Размеры пособий по временной нетрудоспособности и условия их выплаты устанавливаются федеральными законами.

В силу ст. 5 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" обеспечение застрахованных лиц пособием по временной нетрудоспособности осуществляется, в частности, в случаях утраты трудоспособности вследствие заболевания или травмы, в том числе в связи с операцией по искусственному прерыванию беременности или осуществлением экстракорпорального оплодотворения (ч. 1); пособие по временной нетрудоспособности выплачивается застрахованным лицам при наступлении случаев, указанных в ч. 1 настоящей статьи, в период работы по трудовому договору, осуществления служебной или иной деятельности, в течение которого они подлежат обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, а также в случаях, когда заболевание или травма наступили в течение 30 календарных дней со дня прекращения указанной работы или деятельности либо в период со дня заключения трудового договора до дня его аннулирования (ч. 2).

Согласно ч. 1 ст. 6 указанного Федерального закона пособие по временной нетрудоспособности при утрате трудоспособности вследствие заболевания или травмы выплачивается застрахованному лицу за весь период временной нетрудоспособности до дня восстановления трудоспособности (установления инвалидности), за исключением случаев, указанных в частях 3 и 4 настоящей статьи.

В ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ указано, что пособие по временной нетрудоспособности назначается, если обращение за ним последовало не позднее шести месяцев со дня восстановления трудоспособности (установления инвалидности), а также окончания периода освобождения от работы в случаях ухода за больным членом семьи, карантина, протезирования и долечивания.

Как установлено выше С. были выданы листки нетрудоспособности: 01.11.2017 ФГБУ ЦНИИС и ЧЛХ Минздрава России - N *** на период с 01.11.2017 по 10.11.2017, 10.11.2017 ООО "ЛЦ" - N *** на период с 11.11.2017 по 24.11.2017, 24.11.2017 ГБУЗ МО ЭГБ - N *** на период с 25.11.2017 по 04.12.2017; кроме того, из ответа ФСС РФ от 19.12.2018 следует, что была проведена проверка соблюдения порядка выдачи, продления и оформления указанных листков нетрудоспособности, которой установлено, что они выданы на основании записей о состоянии здоровья в первичной медицинской документации, обосновывающих необходимость освобождения от работы, при этом ввиду того, что в них не заполнена строка "Место работы - наименование организации" и не прочеркнуты одной горизонтальной линией пустые строки таблицы "Освобождение от работы" они подлежат дооформлению, после чего могут быть приняты к оплате.

Учитывая изложенное, а также принимая во внимание, что увольнение истца произведено 01.11.2017, заболевания, в связи с которыми выданы вышеуказанные листки нетрудоспособности, наступили в течение 30 календарных дней со дня прекращения работы у ответчика, работодателю они представлены до истечения установленного шестимесячного срока, то у работодателя отсутствовали основания для отказа в выплате истцу пособия по временной нетрудоспособности по мотивам, изложенным в письме от 17.04.2018, а у суда - основания для отказа в удовлетворении требований истца о взыскании пособия по временной нетрудоспособности, право на получение которого установлено действующим законодательством, в связи с чем решение суда в указанной части не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене.

Согласно запискам-расчетам, представленным ответчиком, размер пособия по временной нетрудоспособности истца составит: за период нетрудоспособности с 01.11.2017 по 10.11.2017 - 19 013,70 руб., с 11.11.2017 по 24.11.2017 - 26 619,18 руб., с 25.11.2017 по 04.12.2017 - 19 013,70 руб., а всего - 64 646,58 руб. (л.д. 235 - 237); оснований не согласиться с представленным ответчиком расчетом судебная коллегия не усматривает, в связи с чем приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца пособия по временной нетрудоспособности в размере 64 646,58 руб.

В соответствии со ст. 237 Трудового кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Требования истца о возмещении морального вреда в размере 300 000 рублей судебная коллегия удовлетворяет частично, при определении размера компенсации учитывает характер нарушения работодателем прав работника отказом в выплате пособия по временной нетрудоспособности, степень и объем нравственных страданий истца, фактические обстоятельства дела, требования разумности и справедливости и определяет к возмещению компенсацию морального вреда в размере 3 000 рублей, полагая заявленную истцом сумму компенсации 300 000 рублей необоснованной и несоразмерной последствиям неправомерных действий ответчика.

Размер государственной пошлины, подлежащей взысканию с ответчика в доход бюджета города Москвы в соответствии со ст. 333.19 Налогового кодекса РФ и ст. 103 ГПК РФ, учитывая, что истец освобождена от ее уплаты на основании ч. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ, составит 2 439,40 руб. (64 646,58 руб. - 20 000 руб.) x 3% + 800 руб. + 300 руб.).

На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Савеловского районного суда города Москвы от 03 сентября 2018 года в части отказа в удовлетворении требований С. к ООО "Алкон Фармацевтика" о взыскании пособия по временной нетрудоспособности и компенсации морального вреда отменить,

принять по делу в этой части новое решение, которым взыскать с ООО "Алкон Фармацевтика" в пользу С. пособие по временной нетрудоспособности в размере 64 646 (шестьдесят четыре тысячи шестьсот сорок шесть) рублей 58 коп., компенсацию морального вреда в размере 3 000 (три тысячи) рублей, в остальной части данных требований отказать,

взыскать с ООО "Алкон Фармацевтика" государственную пошлину в доход бюджета города Москвы в размере 2 439 (две тысячи четыреста тридцать девять) рублей 40 коп.,

в остальной части решение Савеловского районного суда города Москвы от 03 сентября 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу С. - без удовлетворения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по сокращению > Апелляционное определение Московского городского суда от 24.01.2019 № 33-2216/2019