Главная > Судебная практика > Увольнение по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ > Решение Центрального районного суда г.Читы


Юрист по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение по сокращению признано незаконным, поскольку работнице не были предложены все имеющиеся на предприятии вакантные должности


РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

**.**.2005 года

Центральный районный суд г.Читы в составе:
председательствующего судьи Коберской М.В.,
при секретаре Д.,
с участием прокурора Камратовой А.Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Чите гражданское дело по иску И*** Т.П. к ОАО «СИБИРЬТЕЛЕКОМ» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, расходов по оплате услуг представителя, взыскании удержанного налога и недополученных сумм при увольнении,

УСТАНОВИЛ:

15.03.2004 г. Центральным районным судом г. Читы было вынесено решение о восстановлении И*** Т.П. на работе в ОАО «Сибирьтелеком» в должности начальника отдела договоров и взаиморасчетов с 30 декабря 2002 г.

16.03.2004 г. ОАО «Сибирьтелеком» во исполнение решения суда был издан приказ № 47-К о восстановлении И*** Т.П. на работе и в этот же день Администрацией ОАО «Сибирьтелеком» ей было выдано извещение о том, что занимаемая ею должность будет сокращена в соответствии с приказом ОАО «Электросвязь» Читинской области с 17 мая 2004 г.

Не согласившись со своим увольнением по п.2 ст.81 ТК РФ, истица обратилась в суд с вышеназванным иском, мотивируя свои требования следующим. При ее увольнении работодатель не известил об этом профсоюзную организацию, на момент предупреждения об увольнении ей не были предложены все имеющиеся на предприятии вакантные должности, не учитывалось ее преимущественное право на оставлении на работе как работника с более высокой квалификацией, стажем и опытом работы в отрасли связи, а также как лица, не имеющего в семье других работников с самостоятельным заработком. Просила суд восстановить ее на работе в прежней должности, взыскать с ответчика зарплату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей и расходы по оплате услуг представителя в размере 10 000 рублей.

В судебном заседании истица и ее представитель по доверенности Н*** И.В. исковые требования поддержали, пояснив суду изложенное выше, а также дополнили иск. Истица пояснила, что при восстановлении ее на работе по решению суда от 15.03.04 г. ей не была выплачена надбавка за высокую квалификацию в размере 10% от должностного оклада, действующая на момент увольнения, в результате чего ей было не доплачено 11 524 руб. 33 коп.; при увольнении 02.06.2004 г. с нее был взыскан подоходный налог в размере 28 968 рублей с суммы вынужденного прогула, взысканной по решению суда в размере 221 тыс. 829 руб. 24 коп., хотя эта выплата является компенсационной и не облагается подоходным налогом. При расчете выходного пособия и компенсации за отпуск не учитывалась премия за второй квартал 2004 г., в результате чего ей было не доплачено 2082 руб. 88 коп. Просит взыскать с ответчика общую сумму недоплаченных ей денежных средств по состоянию на 2 июня 2004 г. в размере 42 575 руб. 21 коп., т.к. недополученные суммы повлияют на расчёт среднего заработка за время вынужденного прогула. По расчету, произведенному истицей, сумма заработной платы за время вынужденного прогула составляет 283 250 руб. 02 коп.; эту сумму и просит взыскать с ответчика за период вынужденного прогула.

Обосновывая свои требования о восстановлении на работе, истица пояснила, что на момент предупреждения о предстоящем сокращении, ответчик не предложил ей имеющиеся в аппарате управления «Читателеком» вакантные должности экономиста отдела маркетинга, начальника отдела по имуществу и экономиста отдела правового обеспечения и договоров. Эти должности соответствовали ее квалификации, поскольку у нее два высших образования: одно – по специальности экономика и организация связи с присвоением квалификации инженер-экономист и второе – по специальности многоканальная связь с присвоением квалификации инженер электросвязи, при этом стаж ее работы в аппарате управления связи г.Читы составлял свыше 27 лет. Однако названные ею должности были предложены работникам, уровень образования у которых ниже, чем у нее, и стаж работы несравнимо меньше. Ей же в аппарате управления были предложены вакансии главного метролога и специалиста по связям с общественностью с более низким размером заработной платы и кроме того, ее квалификация не соответствовала тем дополнительным требованиям, которые предъявляются к лицам, претендующим на занятие этих должностей. А вакансии, предложенные в других регионах, были связаны со сменой места жительства, при этом жилье ей не предлагалось; кроме того, размер заработной платы по предложенным ей должностям также был ниже той, которую получала она. Также во всех извещениях о предстоящем увольнении указывалось, что в случае отказа от предложенных должностей она будет уволена, при этом должности предлагались уже за истекшие к моменту их предложения периоды времени. Все эти действия ответчика истица расценивала как желание любым путем избавиться от нее, чем ей был нанесен моральный вред. Просила суд удовлетворить ее требования в полном объеме.

Представитель истицы Н*** И.В., также поддержавшая в полном объеме требования и доводы истицы, кроме того, пояснила, что при проведении процедуры сокращения численности или штата работников необходимо наличие экономической целесообразности предстоящего сокращения. Согласно представленных штатных расписаний наблюдается тенденция к увеличению численности работников предприятия, а также увеличение фонда оплаты труда, что свидетельствует о дискриминации со стороны ответчика по отношению к истице. Неправомерными действиями ответчика истице были причинены физические и нравственные страдания, выразившиеся в том, что она была вновь сокращена ответчиком уже после того, как суд признал незаконным ее первое увольнение и восстановил на работе; в связи с этим истица очень переживала, была временно нетрудоспособна из-за высокого давления, ответчик представлял в суд документы со многими техническими ошибками, поэтому требования о компенсации морального вреда в заявленном размере просила удовлетворить.

Представитель ответчика К*** С.А., действующая по доверенности, исковые требования не признала, пояснив, что в первый раз И*** Т.П. была восстановлена на работе, т.к. руководством ОАО «Сибирьтелеком» порядок увольнения действительно не был соблюден и тогда ответчик иск признал. Однако при втором увольнении истицы процедура вся была соблюдена. Профсоюзная организация, действительно, не извещалась, однако истица не являлась членом профсоюза. Кроме того, на момент уведомления истицы о предстоящем сокращении профсоюзной организации не существовало, шла реорганизация. Кроме того, И*** Т.П. было предложено более 500 подходящих для нее имеющихся вакансий, которые были в штате по всему ОАО «Сибирьтелеком», однако она от всех предложений отказалась. Те же конкретные должности, на которые претендует истица, не были вакантными. Просила отказать в удовлетворении всех заявленных требований, кроме того, указала, что требования о взыскании недополученных сумм и суммы удержанного налога заявлены с пропуском 3-х месячного срока и с нарушением правил подсудности.

Выслушав доводы сторон, показания свидетелей, исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора о частичном удовлетворении исковых требований, суд приходит к следующему.

Согласно приказу генерального директора ОАО «Электросвязь» № 174 от 18.09.2002 г. «О сокращении численности и штата работников ОАО «Электросвязь» Читинской области, с 18 ноября 2002 г. из штата выводился отдел договоров и взаиморасчетов и наряду с другими должностями, входившими в этот отдел, сокращалась и должность начальника отдела, которую занимала истица. (т.1, л.д.18).

Из материалов дела следует, что первый раз истица была уволена с работы по п.2 ст.81 ТК РФ 30.12.02 г. приказом зам. генерального директора ОАО «Сибирьтелеком» директора регионального филиала «Читателеком» C*** С.А.; его же приказом № 47-к от 16.03.2004 г. на основании решения суда она была восстановлена на работе в должности начальника отдела договоров и взаиморасчетов с 30.12.2002 г.(т.1, л.д.8)

В этот же день – 16 марта 2004 г. истица под роспись была предупреждена о том, что занимаемая ею должность будет сокращена в соответствии с тем же приказом ОАО «Электросвязь» № 174 от 18.09.2002 г. и она будет уволена с 17 мая 2004 г. Одновременно И*** Т.П. были предложены вакансии в ОАО «Сибирьтелеком» по состоянию на 09.03.04 г. согласно приложению - 592,21 ед., также разъяснялось, что в случае отказа от перевода на указанные должности она будет уволена по п.2 ст.81 ТК РФ. (т.1, л.д.13)

Аналогичные извещения были представлены истице 29 марта, 6 апреля и 2 июня 2004 г., с которыми она была ознакомлена 31 марта, 26 апреля и 2 июня 2004 г. соответственно.(т.1, л.д.10-12).

Приказом № 71-к от 02.06.2004 г. И*** Т.П. была уволена с работы по п.2 ст.81 ТК РФ на основании приказа генерального директора ОАО «Электросвязь» Читинской области № 174 от 18.09.2002 г.; в этот же день истица была ознакомлена с приказом. (т.1, л.д.9)

Основанием расторжения трудового договора с работником по инициативе работодателя, предусмотренным п.2 ст.81 ТК РФ, является сокращение численности или штата работников организации.

Из представленного ответчиком Устава ОАО «Сибирьтелеком» следует, что общество реорганизовано путем присоединения к нему региональных ОАО «Электросвязь», в том числе и ОАО «Электросвязь» Читинской области. Прекращение деятельности ОАО «Электросвязь» Читинской области зарегистрировано в инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Ингодинскому административному району г. Читы Читинской области 30.11.2002 г. в результате его реорганизации путем присоединения к ОАО «Сибирьтелеком». Последнее является правопреемником всех прав и обязанностей ОАО «Электросвязь» Читинской области по всем обязательствам в отношении всех их кредиторов и должников.(т.1, л.д.143-146)

При таких обстоятельствах суд полагает, что ответчик при увольнении И*** Т.П. был вправе руководствоваться приказом генерального директора ОАО «Электросвязь» Читинской области за № 174 от 18.09.02 г.

О предстоящем увольнении истица была уведомлена в надлежащей форме и с соблюдением установленного двухмесячного срока.

Вместе с тем, суд не может согласиться с доводами истицы и ее представителя о том, что ответчиком было нарушено преимущественное право И*** Т.П. на оставление на работе. В данном конкретном случае вопрос о преимущественном праве и не должен был обсуждаться, поскольку сокращалась только одна должность начальника отдела, которую занимала истица. Последнее обстоятельство истицей не оспаривалось. (т.2, л.д.).

Также из материалов дела следует, что объединенная профсоюзная организация регионального филиала «Читателеком» ОАО «Сибирьтелеком» была создана на учредительной конференции Читинской областной организации общероссийского профсоюза работников связи только 12.08.2004 г., т.е. после того, как увольнение истицы уже состоялось.

Таким образом, увольняя И*** Т.П. с работы в июне 2004 г. ответчик не имел возможности соблюсти требования ч.1 ст.82 ТК РФ по независящим от него обстоятельствам.

Тот факт, что это требование не было соблюдено ответчиком при увольнении истицы в декабре 2002 г., установлен в судебном решении от 15.03.2004 г. (т.1, л.д.24-25).

В то же время, согласно ч.2 ст.81 ТК РФ, увольнение по основаниям, указанным в п.2 настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу.

Однако это требование ответчиком не было выполнено, поскольку в судебном заседании нашли свое подтверждение доводы истицы о том, что ей на момент предупреждения о предстоящем увольнении не была предложена соответствующая ее квалификации должность экономиста в отделе маркетинга аппарата управления «Читателеком».

При этом утверждение ответчика о том, что в отделе маркетинга не было вакантной должности экономиста, своего подтверждения в суде не нашло и опровергается представленными в суд доказательствами.

Так, приказом № 34 от 23.01.2004 г. было утверждено Единое штатное расписание регионального филиала «Читателеком» на 01.01.2004 г. (т.1, л.д.168).

Согласно данному штатному расписанию, в отделе маркетинга аппарата управления имеются две должности экономиста: одна – с окладом 5300 рублей и вторая – с окладом 6300 рублей. (т.1, л.д.173).

Как следует из материалов дела и свидетельских показаний П*** Т.В и М*** В.И, должность экономиста с окладом 6300 рублей занята Я*** Я.В на основании трудового договора от 28.02.2003 г. (т.1, л.д.182), в декабре 2003 г. Я*** Я.В уходит в очередной отпуск, затем в отпуска по беременности и родам и по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет. В связи с этим с 22.12.2003 г. на должность Я*** Я.В на период ее отпуска была принята по совместительству П*** Т.В (т.1, л.д.80), а затем с 29.03.2004 г. также на период отсутствия Я*** Я.В на эту должность была принята Д*** Е.С (т.1, л.д.185-186), причем, по условиям трудового договора, ей был установлен должностной оклад в размере 5300 рублей в месяц.(т.1, л.д.187).

Из свидетельских показаний Д*** Е.С следует, что эту должность она занимала до 1 июля 2004 г., а с 1 июля стала начальником созданного отдела по обслуживанию клиентов. (т.2, л.д.).

Таким образом, должность экономиста в отделе маркетинга с окладом 6300 руб. сохранялась за Я*** Я.В, т.е. не была вакантной в период сокращения истицы и не могла быть ей предложена. При этом согласиться с доводами И*** Т.П. относительно того, что совместительство не является основной работой и в связи с этим эту должность должны были предложить ей, суд не может, поскольку сокращаемому работнику работодатель обязан предлагать только вакантные должности, а не временную работу.

Согласно представленному ответчиком по запросу суда штатному расписанию аппарата управления филиала на период с 01.01.2004 г. по 02.06.2004 г., заверенному надлежащим образом, должность экономиста в отделе маркетинга с окладом 5300 руб. (т.2. л.д.) обозначена как вакансия, а затем сокращена с 01.02.04 г. приказом № 8 от 09.01.2004 г. Однако, согласно этого приказа, также представленного ответчиком, с 01.02.2004 г. выводится должность экономиста с окладом 6300 рублей. (т.2, л.д.63). Кроме того, из приказа № 34 от 23.01.2004 г. (т.1, л.д.168) следует, что утвержденное приказом № 238 от 29.10.2003 г. Единое штатное расписание (с изменениями и дополнениями) признано недействующим. Исходя из этого, признается недействующим и приказ № 8 от 09.01.2004 г., вносивший изменения в приказ № 238 от 29.10.2003 г.

Доводы представителя ответчика о том, что на самом деле выводилась с 1 февраля 2004 г. должность экономиста с окладом 5300, а в документах допущена опечатка, суд оценивает критически. Более того, в предыдущих судебных заседаниях представитель ответчика неоднократно утверждала, что с 1 февраля 2004 г. из штатного расписания выводилась должность экономиста с окладом 6300.

Опечатка, по всей видимости, допущена в графе штатного расписания, где указано, что должность экономиста с окладом 6300 «занята с 22.02.2004 г.» (л.д.), тогда как в судебном заседании было установлено, что она была занята с 22.12.2003 г. Между тем, все эти данные заверены подлинными подписью и печатью.

Обращает на себя внимание также следующее. Учитывая, что оклад 6300 по должности Я*** Я.В. был уже в штатном расписании на 1 января 2004 г. и по соглашению с Д*** Е.С. ей был установлен оклад в размере 5300 рублей, как уже указывалось выше, только с 29 марта 2004 г., тогда становится более непонятно, кому именно был установлен оклад в размере 6300 с 15.04.2004 г. по приказу № 90 от 15.03.2004 г. (т.2 л.д.37). При таких обстоятельствах получается, что по состоянию на 15 апреля 2004 г. в штате ответчика в отделе маркетинга было две должности экономиста и обе с окладом 6300 рублей.

Представитель ответчика пояснить что-либо конкретное по этому поводу не смогла.

Следует отметить, что на протяжении всего судебного разбирательства в суд представлялись документы, вызывающие сомнения у суда и истицы по тому или иному поводу.

Так, приказ № 54-К от 20.04.04 г., по которому уволили Ш*** В.В с должности исполняющего обязанности начальника отдела по имуществу с 23.04.04 г., в книге приказов числится от 14.04.04 г. и он о переводе С*** Т.А, а не об увольнении Ш*** В.В.

П*** Т.В была ознакомлена с приказом № 394 от 30.12.2003 г. в день его издания (т.1 л.д. 184), при этом приказ оформлен на бланке унифицированной формы Т-11, утверждённой Постановлением Госкомстата РФ от 05.01.2004 г. как «приказ (распоряжение) о поощрении работника» и официально опубликованной только весной 2004 г. (т.2, л.д.90-92).

Дать какие-либо конкретные пояснения относительно возникавших в ходе судебного разбирательства сомнений по поводу этих представленных ответчиком в суд документов представитель ответчика К*** С.А. не могла, ограничившись пояснением, что все документы выдавались отделом кадров, их изготовлением занималась специалист Г***, к работе которой было много претензий, в связи с чем она и уволилась. (Прот-л от 21.02.05 г., л.4)

Учитывая, что во вновь утвержденное штатное расписание не вносились изменения, касающиеся сокращения должностей экономистов, следует сделать вывод, что на момент предупреждения истицы об увольнения в отделе маркетинга все-таки существовало две дожности экономиста: одна должность с окладом 6300 сохранялась за Я*** Я.В., другая была вакантной, однако истице она не предлагалась.

При таких установленных судом обстоятельствах ответчик обязан был сначала предложить истице именно эту должность, поскольку она соответствовала квалификации истицы, а уже в случае ее отказа от этой должности, предлагать другие вакансии.

Также судом установлено, что истица обоснованно отказалась от предложенных ей ответчиком должностей главного метролога и специалиста по связям с общественностью.

Из имеющихся в материалах дела должностных инструкций по названным должностям следует, что на должность главного метролога назначается лицо, имеющее высшее профессиональное (техническое) образование, (тогда как у истицы образование экономическое) и стаж работы по специальности на инженерно-технических руководящих должностях по метрологическому обеспечению производства не менее 5 лет; лицо, назначаемое на должность специалиста по связям с общественностью, должно иметь высшее профессиональное (гуманитарное) образование и кроме того, дополнительную подготовку в области менеджмента и опыт работы в соответствующих сферах не менее трех лет. (л.д.). Каких-либо предложений пройти переподготовку извещение, в котором ответчик предлагает И*** Т.П. эти должности, не содержит.(т.1 л.д.10).

Между тем, доводы истицы о том, что ей также не были предложены вакантные должности начальника отдела по имуществу и экономиста в отделе правового обеспечения и договоров, суд находит несостоятельными, поскольку судом было установлено, что должность экономиста в отделе правового обеспечения и договоров была выведена из штатного расписания приказом № 87 от 12.03.2004 г. (т.1, л.д.79). Это обстоятельство также нашло свое подтверждение в показаниях свидетеля Г*** Ю.М. Ее же свидетельские показания подтверждают доводы ответчика о том, что должность начальника отдела по имуществу не была вакантной до 24.04.04 г. Кроме того, это обстоятельство подтверждается и материалами дела. Так, из имеющегося в деле заявления Ш*** В.В., исполнявшей обязанности начальника отдела по имуществу, следует, что она просила уволить ее с занимаемой должности с 23 апреля 2004 г.(т.1 л.д.75); в соответствии с ее заявлением и был издан приказ № 54-К от 20.04.2004 г.(т.1, л.д.76).

Учитывая, что порядок увольнения истицы был нарушен, ее требования о восстановлении на работе подлежат удовлетворению.

Также в соответствии со ст.394 ТК РФ должны быть удовлетворены требования истицы о взыскании с ответчика заработной платы за время вынужденного прогула за период с 3 июня 2004 г. по день вынесения решения суда.

При определении размера заработка за этот период суд берет за основу представленную ответчиком справку о размере среднедневного заработка И*** Т.П. (т.2, л.д.), который составляет 987 рублей 90 коп.

Учитывая, что с 1 июля 2004 г. в соответствии с приказом № 71 от 18.08.2004 г. в Региональном филиале «Читателеком» были увеличены должностные оклады, суд соглашается с доводами истицы о том, что средний коэффициент увеличения должностных окладов по сравнению с должностными окладами, введенными с 1 января 2004 г., составит 1,31. Свои доводы истица обосновала тем, что она работала начальником отдела в аппарате управления «Читателеком», а эта должность не относится к категории «специалисты», как утверждал ответчик. Исходя из представленного ею расчета (т.2, л.д.) коэффициент 1,31 был взят как среднее изменение при сопоставлении должностных окладов всех работников аппарата управления.

В расчете, который представил ответчик, указан коффициент 17%, который применяется для категории «специалисты».(т.2, л.д.).

Таким образом, суд определяет размер заработка за период вынужденного прогула по следующему расчету:

987 руб. 90 коп. х 1,31 х 244 = 315 772 руб. 35 коп., где:
987,90 – среднедневной заработок,
1.31 – коэффициент увеличения должностных окладов,
244 – это количество рабочих дней за период вынужденного прогула с 3 июня 2004 г. по 27 мая 2005 г.

Учитывая, что в июне, июле и августе 2004 г. истице было выплачено 64 629 рублей 30 коп., и это обстоятельство ей в суде не отрицалось, в ее пользу с ответчика должен быть взыскан заработок за время вынужденного прогула за вычетом указанной суммы, а именно, 315 772 руб. 35 коп. – 64 629 руб. 30 коп. = 251 тыс. 143 руб. 05 коп.

Также суд вправе удовлетворить требование работника, уволенного с нарушением установленного порядка увольнения, о компенсации морального вреда. Учитывая, что истица проработала на предприятии свыше 27 лет, имела поощрения за добросовестный труд и уже во второй раз была уволена с нарушением требований трудового законодательства, что несомненно явилось причиной ее нравственных и физических страданий, суд считает возможным удовлетворить требования истицы в этой части в размере 3000 рублей.

Что касается исковых требований о взыскании незаконно удержанной суммы подоходного налога и взыскании недоплаченных сумм, суд находит их подлежащими частичному удовлетворению.

Как было установлено судом, свои требования о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула и компенсации морального вреда истица дополнила требованием о взыскании с ответчика недоплаченных при увольнении сумм в размере 37118 руб. 38 коп. в судебном заседании 10 августа 2004 г. (т.1, л.д.70), включив эти требования в п.3 заявленного суду ходатайства. (т.1, л.д.124). Надлежащим образом эти требования были оформлены и предъявлены в судебном заседании 14.09.2004 г. (т.1, л.д.127,142).

О том, что ей не начисляется установленная ранее 10-ти процентная надбавка за высокую квалификацию, истица уже знала 16 марта 2004 г. при ознакомлении с приказом о восстановлении на работе. О своем несогласии с установленным окладом истица в тот же день указала в приказе.(т.1, л.д.8) Это же она подтвердила и в суде. (л.д.) Однако в установленный трехмесячный срок она с требованием по этому поводу не обратилась, предъявила это требование о взыскании невыплаченной 10-ти процентной надбавки только в августе 2004 г. При этом расчет сумм был указан истицей только в ее дополнительном заявлении, поданном в суд 14.09.2004 г.

Таким образом, в данном случае заявление ответчика о пропуске истицей установленного трехмесячного срока для обращения в суд с таким требованием, является обоснованным. Доказательств того, что срок пропущен по уважительной причине, истица суду не представила. В связи с этим в удовлетворении требований о взыскании с ответчика 11 524 руб. 33 коп. следует отказать.

Вместе с тем, об удержании подоходного налога в размере 28 968 руб. с суммы вынужденного прогула и о том, что при расчете выходного пособия и компенсации за отпуск не учитывалась премия за 2-й квартал 2004 г., истице стало известно при увольнении 2 июня 2004 г. Учитывая, что требования о взыскании недополученных сумм были заявлены ею впервые 10 августа 2004 г., трехмесячный срок соблюден.

Между тем, суд находит обоснованным и подлежащим удовлетворению только требование о взыскании удержанного ответчиком налога.

В связи с тем, что налог был удержан с суммы вынужденного прогула, которая является компенсационной выплатой и в соответствии с п.1 и п.3 ст.217 Налогового Кодекса РФ не подлежит налогообложению, сумма в размере 28 968 рублей должна быть взыскана в пользу истицы.

Сумма за вынужденный прогул была перечислена 28.04.04 г. на расчётный счёт истицы в полном размере, а налог был удержан из причитающихся ей сумм при увольнении, что противоречит п.4 ст.226 НК РФ, в котором говорится, что налоговые агенты, каковым является региональный филиал «Читателеком», обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате.

Требования истицы о взыскании 2082 руб. 88 коп. недополученного выходного пособия и компенсации за неиспользованный отпуск не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Поскольку истица была уволена 2 июня 2004 г., при расчете среднего заработка для выплаты выходного пособия должны быть учтены фактически начисленные суммы в период с июня 2003 г. по май 2004 г. Для расчета среднего заработка для выплаты компенсации за неиспользованные отпуска – фактически начисленные суммы заработной платы в марте, апреле, мае 2004 г.

Премия за второй квартал 2004 г. была начислена работникам «Читателеком» в июле 2004 г., а выплачена в августе 2004 года. Эти обстоятельства истицей не оспаривались.

Таким образом, премия за второй квартал 2004 г. в расчетный период для начисления среднего заработка не попадает и расчет ответчиком был произведен в соответствии с п.3 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы.

Также суд находит возможным удовлетворить требования И*** Т.П. о взыскании в ее пользу расходов по оплате услуг представителя в размере 10 тысяч рублей, исходя из принципа разумности, а также учитывая сложность дела, количество судебных заседаний, в которых представитель истицы участвовала постоянно.

То обстоятельство, что именно эта сумма была оплачена истицей представителю Н*** И.В., подтверждается заключенным между ними соглашением от 17.06.2004 г. и квитанцией за № 3578. (т.1, л.д.57,58).

Исходя из вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования И*** Т.П. удовлетворить частично.

Восстановить И*** Т.П. на работе в ОАО «Сибирьтелеком» в должности начальника отдела договоров и взаиморасчетов со 2 июня 2004 года.

Взыскать в пользу И*** Т.П. с ОАО «Сибирьтелеком» заработную плату за время вынужденного прогула в размере 251 143 рублей 05 копеек, компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 10 000 рублей и возврат удержанного налога в размере 28 968 рублей, всего взыскать 293 111 рублей 05 копеек.

В удовлетворении требований о взыскании 11 524 рублей 33 копеек отказать за пропуском срока, в остальной части требований отказать за необоснованностью.

Взыскать с ОАО «Сибирьтелеком» государственную пошлину в федеральный бюджет в размере 6 401 руб. 11 копеек.

Решение суда в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Решение может быть обжаловано в течение 10 дней в Читинский областной суд с подачей жалобы или представления в Центральный районный суд г.Читы.


Судья Коберская М.В.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ > Решение Центрального районного суда г.Читы