Главная > Судебная практика > Отстранение от работы, простой > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 06.07.2016 № 33-11505/2016


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Введение режима простоя в период предупреждения работника банка о предстоящем увольнении по сокращению незаконно

« издавая приказ об объявлении простоя в период срока предупреждения работников юридического отдела о предстоящем увольнении по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель фактически преследовал цель минимизировать свои расходы на оплату их труда, что является нарушением норм трудового законодательства, соответственно такой простой является незаконным »

Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 16.12.2015 № 33-47516/15
Постановление президиума Пермского краевого суда от 17.07.2015 № 44-Г-20/2015
Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 30.06.2015 № 33-3852/2015
Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 26.05.2015 № 33-3048/2015
Определение Верховного Суда РФ от 06.12.2013 № 46-КГ13-3
Определение Верховного Суда РФ от 21.09.2012 № 46-КГ12-6
Решение Уссурийского городского суда Приморского края от 19.04.2010

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-11505/2016

6 июля 2016 г.


Судья Торжевская М.О.


Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего Петровской О.В.,
судей Кокшарова Е.В., Лузянина В.Н.,
при секретаре Л.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в порядке апелляционного производства гражданское дело по иску Д. к обществу с ограниченной ответственностью "Леноблбанк" о признании введения простоя незаконным, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации морального вреда, по апелляционной жалобе конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью "Леноблбанк" - Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" на решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 29.03.2016.

Заслушав доклад судьи Кокшарова Е.В., объяснения истца Д., представителя ответчика Е., действующего на основании доверенности <...> от <...>, выданной в порядке передоверия, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Д. обратилась в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Леноблбанк" (далее - ООО "Леноблбанк") об отмене уведомления и приказа от <...> о введении режима простоя; взыскании задолженности по заработной плате за период с <...> года по <...> года в размере <...> руб <...> коп., компенсации морального вреда в размере <...> руб.

В обоснование иска указала, что с <...> состояла с ООО "Леноблбанк" в трудовых отношениях в должности главного юрисконсульта. Приказом Центрального банка России от 16.10.2015 у ООО "Леноблбанк" отозвана лицензия на осуществление банковских операций. Решением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга от 23.12.2015 общество признано несостоятельным (банкротом). <...> Д. вручено уведомление о сокращении замещаемой ею должности с <...> и расторжении трудового договора на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Приказом временной администрации общества от <...> для работников ООО "Леноблбанк" с <...> объявлен период простоя, в связи с отзывом лицензии на осуществление банковских операций и отсутствием необходимости исполнения должностных обязанностей. <...> истец письменно уведомлена об объявлении простоя. <...> Д. уволена, на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с сокращением штата работников. Оплата времени простоя за период с <...> по <...> произведена истцу в соответствии с ч. 2 ст. 157 Трудового кодекса Российской Федерации. Кроме того, ответчиком не произведена выплата премиальной части заработной платы за период с <...> года по <...> года в размере <...>% от должностного оклада. Полагала объявление простоя в период предупреждения ее о предстоящем увольнении незаконным, поскольку простой объявлен не временно, а на неопределенный срок и обусловлен не объективными причинами, а стремлением работодателя уменьшить расходы на оплату труда.

Представитель Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов", выполняющей функции временной администрации по управлению ООО "Леноблбанк" иск не признал. Приказом Центрального банка России от 16.10.2015 у общества отозвана лицензия на осуществление банковских операций, что в соответствии с требованиями ст. 20 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" влечет за собой ликвидацию кредитной организации. Решением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга от 23.12.2015 ООО "Леноблбанк" признано несостоятельным (банкротом). В связи с отзывом лицензии и недостаточностью активов для исполнения обязательств общества перед кредиторами у временной администрации в соответствии с Положением о временной администрации по управлению кредитной организацией (утверждено Банком России <...> <...>) имелись основания для проведения организационно-штатных мероприятий в целях сокращения административно-управленческих расходов, в том числе, за счет временного приостановления работы. Полагал, что объявление простоя в период предупреждения работника о предстоящем увольнении по сокращению штата работников организации не запрещено трудовым законодательством и не нарушает прав работника. Поощрение работников за добросовестный труд, в том числе, произведение доплат и надбавок стимулирующего характера, премий и иных поощрительных выплат является правом, а не обязанностью работодателя, который не установил оснований для выплаты работнику премии за <...> - <...> года, исходя из своего финансового положения.

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 29.03.2016 иск Д. удовлетворен частично.

Судом постановлено: признать незаконным введение с <...> в отношении Д. режима простоя; взыскать с ООО "Леноблбанк" в пользу Д. задолженность по заработной плате за период с <...> по <...> в размере <...> руб <...> коп., компенсацию морального вреда в размере <...> руб.; взыскать с ООО "Леноблбанк" в доход местного бюджета государственную пошлину в размере <...> руб <...> коп.; в удовлетворении иска в остальной части отказать.

Не согласившись с решением суда, ответчиком подана апелляционная жалоба, содержащая просьбу отменить судебное постановление, принять по делу новое решение об отказе Д. в удовлетворении исковых требований в полном объеме, поскольку выводы суда, изложенные в судебном постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом неправильно применены нормы материального права.

В суд апелляционной инстанции явились представитель ответчика, настаивавший на доводах апелляционной жалобы, истец, указавший на законность и обоснованность решения суда, вынесенного с правильным применением норм материального права, не подлежащего отмене по доводам апелляционной жалобы.

Поскольку все лица, участвующие в деле, явились в судебное заседание суда апелляционной инстанции, судебная коллегия не нашла оснований для отложения судебного разбирательства и сочла возможным рассмотреть дело при данной явке.

Проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений на нее, в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда исходя из следующего.

Судом первой инстанции правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, верно применены нормы материального права, регулирующие возникшие правоотношения, на основании исследования и оценки имеющихся в деле доказательств в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации сделан обоснованный вывод о наличии оснований для удовлетворения заявленных истцом требований с учетом положений ст. ст. 22, 56, 72, 72.2, 127, 135, 140, 157, 180, 237 Трудового кодекса Российской Федерации, правовых позиций, изложенных в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", положений ч. 1 ст. 56, ст. ст. 57, 68, ч. 2 ст. 150 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Фактические обстоятельства рассматриваемого гражданского дела судом первой инстанции установлены полно и верно, на основе совокупности представленных в материалы дела доказательств.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что с <...> Д. состояла с ООО "Леноблбанк" в трудовых отношениях в должности главного юрисконсульта.

Приказом Центрального банка России от 16.10.2015 у ООО "Леноблбанк" отозвана лицензия на осуществление банковских операций.

Решением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга от 23.12.2015 общество признано несостоятельным (банкротом).

<...> Д. вручено уведомление о сокращении замещаемой ею должности с <...> и расторжении трудового договора на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Приказом временной администрации общества от <...> для работников ООО "Леноблбанк" с <...> объявлен период простоя, в связи с отзывом лицензии на осуществление банковских операций и отсутствием необходимости исполнения должностных обязанностей.

<...> истец письменно уведомлена об объявлении простоя.

<...> Д. уволена, на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с сокращением штата работников.

Оплата времени простоя за период с <...> по <...> произведена истцу в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 157 Трудового кодекса Российской Федерации.

Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался положениями ст. ст. 22, 72.2, 157, 180 Трудового кодекса Российской Федерации и исходил из того, что объявление простоя в отношении истца противоречит закону и нарушает ее трудовые права, поскольку простой в данном случае не вызван приостановкой работы, как это определено в ст. 72.2 Трудового кодекса Российской Федерации, его введение связано исключительно с целью уменьшения расходов на оплату труда, что не соответствует основным принципам правового регулирования трудовых отношений.

Оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции у судебной коллегии не имеется, поскольку они основаны на правильном применении норм материального права, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, подтверждаются доказательствами, имеющимися в деле, которые оценены судом с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности.

В соответствии с ч. 3 ст. 72.2 Трудового кодекса Российской Федерации под простоем понимается временная приостановка работы по причинам экономического, технологического, технического или организационного характера. При этом обязанность доказать наличие указанных обстоятельств возлагается на работодателя (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

Как установлено материалами дела, введенный ответчиком с <...> простой в связи с отзывом у банка лицензии на осуществление банковских операций был сохранен до даты увольнения истца на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

При этом надлежащих доказательств наличия обстоятельств, которые в силу ч. 3 ст. 72.2 Трудового кодекса Российской Федерации могут являться основанием для введения режима простоя, ответчиком представлено не было.

В частности, деятельность банка в период простоя не приостанавливалась. Из объяснений истца, которые в силу абз. 2 ч. 1 ст. 55, ст. 68 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации являются одним из доказательств по делу, следует, что в простой была отправлена половина работников банка, остальная часть продолжала работать, большая часть из них являлись бухгалтерскими работниками и операционистами.

Доказательств того, что после отзыва у банка лицензии на осуществление банковских операций, у работодателя не имелось юридической работы, ранее выполняемой истцом, стороной ответчика в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не предоставлено, и как следствие не доказана законность введения простоя (ст. 72.2 Трудового кодекса Российской Федерации).

При таких обстоятельствах, как верно указано судом, предусмотренных законом оснований для объявления простоя у ответчика не имелось и, издавая приказ об объявлении простоя в период срока предупреждения работников юридического отдела о предстоящем увольнении по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель фактически преследовал цель минимизировать свои расходы на оплату их труда, что является нарушением норм трудового законодательства, соответственно такой простой является незаконным.

Признав простой незаконным, суд, обоснованно взыскал с ответчика недоначисленную и невыплаченную заработную плату за период с <...> по <...>. В части окончательно установленных судом сумм, подлежащих взысканию в пользу истца, решение суда сторонами не обжалуется и не проверяется судебной коллегией.

Положения ст. 37 Конституции Российской Федерации, обуславливая свободу трудового договора, право работника и работодателя посредством согласования воль устанавливать его условия и решать вопросы, связанные с возникновением, изменением и прекращением трудовых отношений, вместе с тем выступают в качестве конституционно-правовой меры этой свободы, границы которой стороны не вправе нарушать. Поэтому, заключая трудовой договор, работодатель обязан обеспечить работнику условия труда в соответствии с указанными требованиями Конституции Российской Федерации, а работник - лично выполнять определенную соглашением трудовую функцию, соблюдая действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка.

В силу п. 1 ст. 1 Трудового кодекса Российской Федерации целями трудового законодательства являются установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда, защиты прав и свобод работников и работодателей.

Введенная в действие Федеральным законом от 22.12.2014 N 432-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации" норма ст. 349.4 Трудового кодекса Российской Федерации не изменяет и не отменяет порядок и основания введения режима простоя в отношении работников кредитных организаций, в том правовом смысле, в котором они приведены законодателем в ч. 3 ст. 72.2 Трудового кодекса Российской Федерации.

Порядок оплаты времени простоя, то есть вынужденной временной приостановки работы, ст. 157 Трудового кодекса Российской Федерации ставит в зависимость от вины работника и работодателя. Время простоя оплачивается работнику в размере не менее 2/3 средней заработной платы, если он произошел по вине работодателя; не менее 2/3 тарифной ставки, оклада, если простой произошел по причинам, не зависящим от работодателя и работника.

Из системного толкования положений ст. 37 Конституции Российской Федерации, п. 1 ст. 1, абз. 2 ч. 2 ст. 22, ч. 3 ст. 72.2, 157, 180, 349.4 Трудового кодекса Российской Федерации в их взаимосвязи, следует, что норма ст. 349.4 Трудового кодекса Российской Федерации определяет порядок оплаты времени простоя работников кредитной организации в случае отзыва лицензии.

Положениями ст. 349.4 Трудового кодекса Российской Федерации, законодатель, исключил возможность толкования самого факта отзыва лицензии у банков как обстоятельства, исключающего виновность работодателя, с оплатой простоя работников из расчета 2/3 тарифной ставки (оклада). При этом соблюдение закрепленных трудовым законодательством гарантий для работников, в части обоснованности введения работодателем режима простоя, обеспечивается соблюдением последним положений ч. 3 ст. 72.2 Трудового кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, как было указано выше, стороной ответчика, обязанной по доказыванию законности введения режима простоя (в том числе для работников юридического отдела), таковых доказательств в материалы дела не предоставлено.

В соответствии со ст. 20 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" после отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций кредитная организация должна быть ликвидирована в соответствии с требованиями ст. 23.1 данного Закона, а в случае признания ее банкротом - в соответствии с требованиями Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве). В указанной статье Федерального закона "О банках и банковской деятельности" определен перечень операций, которые кредитная организация имеет право осуществлять в период после дня отзыва лицензии на осуществление банковских операций и до дня вступления в силу решения арбитражного суда о признании кредитной организации несостоятельной (банкротом) или о ее ликвидации.

В силу положений ст. 189.32 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" полномочия временной администрации по управлению кредитной организацией в случае отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций, аналогичны тем, которые предоставлены временной администрации в случае приостановления полномочий исполнительных органов кредитной организации (ст. 189.31).

Согласно ст. 189.31 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" временная администрация по управлению кредитной организацией осуществляет следующие функции: реализует полномочия исполнительных органов кредитной организации; проводит обследование кредитной организации; принимает меры по обеспечению сохранности имущества и документации кредитной организации; устанавливает кредиторов кредитной организации и размеры их требований по денежным обязательствам; принимает меры по взысканию задолженности перед кредитной организацией. При осуществлении указанных функций временная администрация по управлению кредитной организацией: получает от руководителя кредитной организации, других ее работников и иных лиц необходимую информацию и документы, касающиеся деятельности кредитной организации; предъявляет от имени кредитной организации иски в суды общей юрисдикции, арбитражные суды и третейские суды; обращается от имени кредитной организации в суд или арбитражный суд с требованием о признании сделок, совершенных кредитной организацией или иными лицами за счет кредитной организации, недействительными по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ст. ст. 61.1 - 61.9 настоящего Федерального закона.

В свою очередь, применительно к ч. 3 ст. 189.78 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" конкурсный управляющий обязан: принять в ведение имущество кредитной организации, провести его инвентаризацию; уведомить работников кредитной организации о предстоящем увольнении не позднее одного месяца со дня введения конкурсного производства; принять меры по обеспечению сохранности имущества кредитной организации; предъявить к третьим лицам, имеющим задолженность перед кредитной организацией, требования о ее взыскании.

Ни одна из вышеперечисленных норм права, не предусматривает безусловное введение процедуры простоя, минуя основания, установленные ч. 3 ст. 72.2 Трудового кодекса Российской Федерации в случае отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций, а напротив, свидетельствуют о востребованности юридической работы.

Учитывая вышеизложенные обстоятельства, судебная коллегия признает законными и обоснованными выводы суда первой инстанции о недоказанности ответчиком правомерности введения процедуры простоя в отношении истца.

Ссылки апеллянта на то, что в силу сложившейся судебной практики по аналогичным спорам, в случае отзыва у банки лицензии на осуществление банковских операций, у работодателя имеется безусловное право на выведение работника в простой, с оплатой заработной платы, в соответствии с требованиями ст. 157 Трудового кодекса Российской Федерации, исходя из фактических обстоятельств дела, не имеют юридического значения для рассматриваемого спора по смыслу ч. 2 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Отказывая Д. в удовлетворении иска в части взыскания задолженности по заработной плате в виде ее премиальной части за период с <...> года по <...> года, суд первой инстанции, оценив в совокупности представленные сторонами доказательства по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями ст. 37 Конституции Российской Федерации, ст. ст. 16, 22, 57, 129, 135 Трудового кодекса Российской Федерации, пришел к правильному выводу о том, что в данном случае ежемесячное (текущее) премирование истца не носило обязательный характер, зависело от результатов работы работника, качественных и количественных показателей работы, сохранение которых ввиду отзыва у банка лицензии не представлялось возможным в спорный период, а потому выплата спорной премии являлась правом работодателя, а не его обязанностью.

Частично удовлетворяя иск о взыскании компенсации морального вреда, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснениями, данными в п. 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", пришел к правильному выводу о наличии оснований для взыскания указанной компенсации, поскольку неправомерными действиями работодателя нарушены трудовые права истца, а именно право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы (ст. 21 Трудового кодекса Российской Федерации).

Принимая во внимание конкретные обстоятельства дела, характер допущенного работодателем нарушения трудовых прав истца и длительность такого нарушения, значимость нарушенного права, степень вины ответчика, не представившего доказательств наличия обстоятельств, объективно препятствовавших исполнению возложенной на него ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации обязанности по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, степень причиненных истцу нравственных страданий, а также учитывая требования разумности и справедливости, судебная коллегия соглашается с размером компенсации морального вреда, определенного судом.

Доводы апелляционной жалобы не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда, в связи с чем, признаются судебной коллегией несостоятельными, основанными на неправильной оценке фактических обстоятельств дела.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 327, 327.1, п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 29.03.2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью "Леноблбанк" - Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" - без удовлетворения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Отстранение от работы, простой > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 06.07.2016 № 33-11505/2016