Главная > Судебная практика > Увольнение по соглашению сторон > Апелляционное определение Ульяновского областного суда от 04.02.2014 № 33-401/2014


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Заявление работника об увольнении по соглашению сторон и изданный работодателем приказ об увольнении по данному основанию свидетельствуют о достижении сторонами договоренности о расторжении трудового договора. Отсутствие при этом отдельного письменного соглашения не свидетельствует об обратном, поскольку нормы о форме подобного соглашения между сторонами трудового договора в Трудовом кодексе отсутствуют
Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 18.05.2017 № 33-17013/2017
Апелляционное определение Московского городского суда от 10.04.2017 № 33-13005/2017
Апелляционное определение Московского городского суда от 18 марта 2016 № 33-9523/16
Апелляционное определение Саратовского областного суда от 29.10.2015 № 33-7168/2015
Апелляционное определение Московского городского суда от 16.06.2015 № 33-18901/2015
Апелляционное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 29.04.2015 № 33-1536/2015
Апелляционное определение Челябинского областного суда от 09.04.2015 № 11-4133/2015
Апелляционное определение Московского областного суда от 06.04.2015 № 33-7632/2015
Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 25.05.2011 № 33-7694
Кассационное определение Ленинградского областного суда от 16.12.2010 № 33-6017/2010
Кассационное определение Московского городского суда от 24.08.2010 № 33-26190


УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ


№ 33-401/2014

4 февраля 2014 г.

Судья: Скобенко Е.М.


Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:
председательствующего Мирясовой Н.Г.
судей Казаковой М.В., Чурбановой Е.В.
при секретаре М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Б.С.И. на решение Заволжского районного суда г. Ульяновска от 19 ноября 2013 года, по которому постановлено:
в удовлетворении исковых требований Б.С.И. к Открытому акционерному обществу "Ульяновскдорстрой" о возложении обязанности изменить запись об увольнении по соглашению сторон по пункту 1 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ на запись о прекращении трудового договора в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица решения о прекращении трудового договора по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ, взыскании денежного вознаграждения по результатам работы общества за год в размере 2% от полученного обществом дохода за 2012 год в сумме 4 306 334 рубля 88 копеек, компенсации при прекращении трудового договора в сумме 105 000 рублей, процентов за задержку выплат при увольнении в сумме 99 924 рубля 56 копеек, компенсации морального вреда в сумме 40 000 рублей, возложении обязанности внести в трудовую книжку Б.С.И. соответствующие записи в сведения о поощрении отказать.

Заслушав доклад судьи Казаковой М.В., пояснения Б.С.М., его представителя - Р., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителей ОАО "Ульяновскдорстрой" - К., М.И., возражавших против доводов жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Б.С.И. обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу "Ульяновскдорстрой" об изменении формулировки основания увольнения, взыскании денежного вознаграждения, компенсации при прекращении трудового договора, процентов за задержку выплат, компенсации морального вреда, внесении в трудовую книжку сведений о поощрении. В обоснование иска указал, что ***2007 был принят на работу в ОАО "Ульяновскдорстрой" на должность г***, заработная плата с ***2011 составляла 35 000 руб. в месяц. Кроме того, трудовым договором была предусмотрена выплата денежного вознаграждения по результатам работы общества за год в размере 2% от полученного дохода.

***.2013 он был уволен с должности г*** ОАО "Ульяновскдорстрой" по соглашению сторон (п. 1 часть 1 ст. 77 ТК РФ), но соглашение о расторжении трудового договора с ним не заключали, желания увольняться с работы у него не было.

Кроме того, в день увольнения расчет с ним произведен не полностью, в частности, не выплачено вознаграждение по результатам работы за 2012 год в размере 2% от дохода общества, составляющего 215 316 744 руб.; компенсация в размере 3-х окладов в соответствии с п. 2 ст. 278 ТК РФ; премия по итогам 2012 года в размере одной заработной платы, которая была выплачена всем работникам в июле 2013 года. В связи с тем, что денежные суммы своевременно не выданы, работодатель обязан выплатить ему компенсацию за задержку выплат.

Просил взыскать с ответчика денежное вознаграждение по результатам работы общества за 2012 год в сумме 4 306 334,88 руб., компенсацию при прекращении трудового договора с руководителем в сумме 105 000 руб., проценты за задержку выплат при увольнении в сумме 99 924 рубля 56 копеек, компенсацию морального вреда в сумме 40 000 рублей; обязать ответчика изменить запись об увольнении по соглашению сторон (п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ) на запись о прекращении трудового договора в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица решения о прекращении трудового договора (п. 2 ст. 278 Трудового кодекса РФ); обязать ответчика внести в трудовую книжку записи о поощрениях.

Рассмотрев заявленные требования, суд постановил вышеприведенное решение.

В апелляционной жалобе Б.С.И. не соглашается с решением суда, просит его отменить. Указывает, что договоренность о расторжении трудового договора должна быть оформлена в письменном виде, такого документа он не подписывал. Суд не принял во внимание, что условие о выплате ежегодного вознаграждения в размере 2% от дохода общества является обязанностью работодателя, а не правом, так как включено в условия трудового договора. Выводы суда о том, что данное вознаграждение носит стимулирующий характер и подпадает под действие Положения об оплате труда работников общества, в то время как доход за 2012 год был распределен обществом на другие цели, не основаны на доказательствах и противоречат условиям трудового договора. Суд неправильно истолковал понятия "доход общества" и "чистая прибыль общества", сделал неправильную привязку выплаты вознаграждения в размере 2% от полученного обществом дохода к распределению чистой прибыли общества на общем собрании акционеров, в связи с чем решение подлежит отмене. Кроме того, суд не рассмотрел его требование о выплате компенсации в размере 265,94 руб. за несвоевременное перечисление причитающихся ему при увольнении денежных средств; неправомерно отказал во взыскании компенсации за задержку перечисления годовой премии в размере 35 000 руб., внесении сведений о поощрениях в его трудовую книжку, компенсации морального вреда.

В возражениях на жалобу ОАО "Ульяновскдорстрой" просит оставить решение суда без изменения, а апелляционную жалобу Б.С.И. - без удовлетворения.

В судебном заседании Б.С.М., его представитель - Р. доводы апелляционной жалобы поддержали.

В судебном заседании представители ОАО "Ульяновскдорстрой" - К., М.И. просили оставить решение суда без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Из материалов дела следует, что Б.С.И. в период с ***2007 по ***.2013 работал в должности г*** ОАО "Ульяновскдорстрой" по срочному трудовому договору.

Приказом от ***.2013 действие трудового договора с истцом прекращено на основании п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации - по соглашению сторон.

Обращаясь в суд с иском к ОАО "Ульяновскдорстрой" о защите трудовых прав, Б.С.И. указывал на отсутствие с его стороны согласия на увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации и фактическое увольнение на основании решения ответчика о досрочном прекращении с ним трудового договора (п. 2 ст. 278 ТК РФ), а также на нарушение работодателем его прав на получение причитающихся денежных сумм при увольнении.

Принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и обоснованно пришел к выводу, что оснований, предусмотренных законом для удовлетворения требований Б.С.И., не установлено.

Вывод суда мотивирован, соответствует собранным по делу доказательствам и оснований для признания его неправильным не имеется.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является соглашение сторон.

Согласно ст. 78 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть в любое время расторгнут по соглашению сторон трудового договора.

Пунктом 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при рассмотрении споров, связанных с прекращением трудового договора по соглашению сторон (пункт 1 части первой статьи 77, статья 78 ТК РФ), судам следует учитывать положения статьи 78 Кодекса, согласно которой при достижении договоренности между работником и работодателем трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, или срочный трудовой договор может быть расторгнут в любое время в срок, определенный сторонами. Аннулирование договоренности относительно срока и основания увольнения возможно лишь при взаимном согласии работодателя и работника.

Судом установлено, что ***2013 Б.С.И. в Совет директоров общества было подано заявление с просьбой о созыве внеочередного общего собрания акционеров для рассмотрения вопроса о досрочном прекращении его полномочий.

***2013 им подано заявление об увольнении с занимаемой должности по соглашению сторон, которое он поддержал на внеочередном общем собрании акционеров, принявшим решение о досрочном прекращении трудового договора с Б.С.И.

Указанные обстоятельства, как правильно указал суд первой инстанции, подтверждают факт наличия договоренности сторон относительно расторжения трудового договора с ***2013, при этом инициатива в части досрочного прекращения данного договора принадлежала истцу.

Доказательств обратного, в том числе принятие уполномоченным органом юридического лица решения о прекращении трудового договора с руководителем предприятия, которое могло являться основанием для увольнения истца по п. 2 ст. 278 Трудового кодекса Российской Федерации, Б.С.И. не представлено, в связи с чем в удовлетворении требований об изменении формулировки основания его увольнения судом обоснованно отказано.

Доводы апелляционной жалобы Б.С.И. относительно необходимости подписания сторонами письменного соглашения о досрочном расторжении трудового договора, какового в данном случае не имелось, являются несостоятельными и не могут повлечь отмену решения суда, поскольку нормы о форме подобного соглашения между сторонами трудового договора в Трудовом кодексе Российской Федерации отсутствуют.

В связи с отказом в удовлетворении данных требований, оснований для взыскания в пользу истца компенсации в размере не ниже трехкратного среднего месячного заработка (105 000 руб.), предусмотренной ст. 279 Трудового кодекса Российской Федерации, не имелось.

Согласно ст. 129 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата (оплата труда работника) - это вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

В соответствии с ч. 1 ст. 135 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Заявляя требования о взыскании денежного вознаграждения в размере 2% от полученного обществом дохода за 2012 год, Б.С.И. ссылался на п. 3.4 заключенного с ним трудового договора.

Между тем, согласно п. 4 Положения об оплате труда работников и материального стимулирования открытого акционерного общества "Ульяновскдорстрой" вознаграждение по итогам работы за год работникам общества может устанавливаться при наличии финансовых возможностей.

Согласно п. 1 Положения о порядке и условиях выплаты работникам вознаграждения по итогам работы за год выплата вознаграждения за общие результаты производится из прибыли ОАО "Ульяновскдорстрой" за год.

Проанализировав указанные локальные нормы, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что дополнительное вознаграждение, предусмотренное п. 3.4 трудового договора с истцом, должно определяться на основании общих положений о премировании работников общества, то есть начисление и выплата указанного вознаграждения производится при наличии финансовых возможностей по результатам работы общества за год из прибыли общества.

Согласно подп. 21 п. 13.1 Устава ОАО "Ульяновскдорстрой" вопросы распределения прибыли общества, полученной по результатам финансового года, относятся к компетенции общего собрания общества.

Вопрос об утверждении отчета о распределении прибыли общества за 2012 год, которая составила 4 130 тыс.руб. решался на общем собрании акционеров от ***.2013: прибыль была направлена на выплату дивидендов, премирование работников по итогам года, приобретение новой техники и создание резервного фонда. Решение о выплате д*** вознаграждения в размере 2% от дохода общества собрание акционеров не принимало. При этом отчет о распределении прибылей и убытков был подготовлен и удостоверен подписью самого Б.С.И. как д*** общества.

Кроме того, истцом не отрицалось, что денежное вознаграждение в размере 2% от полученного обществом дохода ранее ему никогда не начислялось и не выплачивалось, за его выплатой он к ответчику не обращался.

При таких обстоятельствах суд правомерно отказал во взыскании денежного вознаграждения по результатам работы общества за год в размере 2% от полученного обществом дохода за 2012 год в сумме 4 306 334,88 руб.

Доводы апелляционной жалобы Б.С.И. о том, что указанное вознаграждение подлежало выплате в безусловном порядке, так как предусмотрена трудовым договором, причем не от прибыли, а от дохода предприятия, как это указано в договоре, судебная коллегия находит несостоятельными.

Системы оплаты труда, включая системы премирования, согласно ч. 2 ст. 135 Трудового кодекса Российской Федерации, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Способ и порядок дополнительного материального стимулирования работников общества определен вышеуказанными Положениями ОАО "Ульяновскдорстрой" о премировании, каких-либо отдельных локальных актов в отношении руководителя, принятых в установленном законом порядке, не представлено, в связи с чем дополнительная оплата труда руководителя по итогам работы за год должна производиться на основании общих положений о премировании работников предприятия.

Рассматривая требования истца о взыскании с ответчика компенсации за задержку причитающихся при увольнении денежных сумм, суд обоснованно указал на отсутствие оснований для их удовлетворения.

В частности, такая компенсация не подлежит взысканию в отношении трехкратной заработной платы при досрочном расторжении трудового договора с руководителем предприятии и денежного вознаграждения по итогам работы за год, так как в удовлетворении иска в этой части отказано.

Годовая премия, начислялась работникам предприятия, в том числе истцу в размере 35 000 руб., только в июле 2013 года, в связи с чем не могла быть выплачена при его увольнении в июне 2013 года, была депонирована работодателем, поэтому основания для взыскании компенсации за задержку ее выплаты отсутствовали.

Согласно ч. 4 ст. 84.1 и ч. 1 ст. 140 Трудового кодекса Российской Федерации при прекращении трудового договора работодатель обязан произвести расчет с работником и выплатить все причитающиеся ему суммы в день увольнения, а если работник в этот день не работал, то не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.

Как следует из материалов дела, начисленная истцу при увольнении заработная плата и компенсация за отпуск в размере 174 911 руб. была ему перечислена не в день увольнения, а ***2013. Между тем, согласно протоколу общего собрания акционеров, на котором решался вопрос о прекращении трудового договора с истцом, собрание закончилось ***2013 в 14 час. 25 мин., следующие дни - *** 2013 года - явились выходными днями, ***.2013 - первый рабочий день после увольнения Б.С.И. При таких обстоятельствах суд обоснованно посчитал, что выплаты произведены истцу своевременно и правомерно отказал во взыскании компенсации за задержку.

Доводы апелляционной жалобы Б.С.И. о том, что суд не разрешил требования о взыскании компенсации за задержку указанных выплат, судебная коллегия находит несостоятельными, так как решением суда отказано в удовлетворении требований о взыскании компенсации, предусмотренной ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации, в полном объеме. Данная сумма, согласно расчету истца, включала и компенсацию за задержку выплаты 174 911 руб.

В соответствии со ст. 66 Трудового кодекса Российской Федерации в трудовую книжку вносятся сведения о награждениях работника за успехи в работе.

Согласно п. п. 4, 24 Правил ведения и хранения трудовых книжек, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 N 225 (в редакции от 25.03.2013), в трудовую книжку вносятся сведения о награждении государственными наградами; о награждении почетными грамотами, присвоении званий и награждении нагрудными знаками, значками, дипломами, почетными грамотами, производимом работодателями; о других видах поощрения, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также коллективными договорами, правилами внутреннего трудового распорядка, уставами и положениями о дисциплине.

Учитывая, что Почетная грамота, сведения о награждении которой истец просил занести в его трудовую книжку, выдана Б.С.И. в 2009 году Ульяновской городской Думой, к вышеуказанным наградам не относится, суд правомерно отказал в удовлетворении требований истца в этой части.

В отсутствие нарушений трудовых прав Б.С.И. основания для взыскания в его пользу компенсации морального вреда на основании ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации также отсутствовали.

Таким образом, обстоятельства дела исследованы судом с достаточной полнотой, всем представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка. Материальный и процессуальный закон применены судом правильно.

В силу изложенного решение суда является правильным и отмене по доводам апелляционной жалобы не подлежит.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Заволжского районного суда г. Ульяновска от 19 ноября 2013 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Б.С.И. - без удовлетворения.


Председательствующий:

Судьи:




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по соглашению сторон > Апелляционное определение Ульяновского областного суда от 04.02.2014 № 33-401/2014