Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с истечением срока трудового договора > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 14.03.2018 № 33-4731/18



Увольнение по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ признано незаконным, поскольку по истечении срока действия трудового договора ни одна из сторон не потребовала его расторжения, в связи с чем договор надлежит считать заключенным на неопределенный срок
Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 08.06.2016 № 33-19436/2016
Решение Светловского городского суда Калининградской области от 23.12.2009


САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело № 33-4731/18

14 марта 2018 г.

Судья: Бачигина И.Г.


Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Грибиненко Н.Н.
судей Медведкиной В.А., Мелешко Н.В.
с участием прокурора Рябенко Ю.Н.
при секретаре Ш.

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 марта 2018 года гражданское дело N 2-1779/17 по апелляционной жалобе Общества с ограниченной ответственностью "Эдванс Групп" на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 15 августа 2017 года по иску М.Ю. к Обществу с ограниченной ответственностью "Эдванс Групп" о признании срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, пособия по беременности и родам, пособия при ранней постановке на учет, расходов на оплату услуг представителя, Заслушав доклад судьи Грибиненко Н.Н., объяснения представителя ответчика ООО "Эдванс Групп" М.А., поддержавшего доводы жалобы, объяснения представителя истца М.Ю. - Н., возражавшего против жалобы, заключение прокурора, полагавшего решение оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

М.Ю. обратилась в суд с иском к ООО "Эдванс Групп" о признании срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, пособия по беременности и родам, пособия при ранней постановке на учет, пособия по уходу за ребенком до полутора лет, расходов на оплату услуг представителя, ссылаясь на то, что на основании трудового договора от 08.06.2015 она была принята на работу в ООО "Эдванс Групп" на должность помощника генерального директора. Трудовой договор был заключен на один год. Полагает данный договор заключенным на неопределенный срок, так как в трудовом договоре не указано основание заключения срочного трудового договора. После окончания срока действия трудового договора она продолжала работать, что свидетельствует о том, что работодатель признал данный договор заключенным на неопределенный срок. О том, что она уволена, узнала значительно позже издания приказа об увольнении. При этом для ознакомления ей было выдано уведомление от 18.07.2016 о том, что по причине намерения начать процедуру банкротства с ней не будет продлен срочный трудовой договор. Уточнив исковые требования в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, просила признать срочный трудовой договор от 08.06.2015 заключенным на неопределенный срок, восстановить ее в должности помощника генерального директора с 08.06.2016, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула за период с 01 сентября 2016 года по 16 января 2017 в сумме 60143 руб., пособие по беременности и родам в размере 56380 руб., ежемесячное пособие по уходу за ребенком до полутора лет в размере 11416 руб., единовременное пособие при ранней постановке на учет в размере 581 руб., компенсацию морального вреда в размере 300000 руб., в возмещение расходов на оплату услуг представителя 20000 руб.

Определением суда от 15 августа 2017 года производство по делу в части требований о взыскании единовременного пособия по рождению ребенка прекращено в связи с отказом истца от иска в данной части.

Решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 15 августа 2017 года, с учетом определения об исправлении описки от 01.12.2017, трудовой договор N 18 от 08 июня 2015 года, заключенный между М.Ю. и ООО "Эдванс Групп" признан заключенным на неопределенный срок; М.Ю. восстановлена на работе в ООО "Эдванс Групп" с 07 июня 2016 года в должности помощника генерального директора. С ответчика ООО "Эдванс Групп" в пользу М.Ю. взыскан средний заработок за время вынужденного прогула в размере 66048,71 руб., единовременное пособие женщинам, вставшим на учет в медицинских учреждениях в ранние сроки беременности в размере 581,73 руб., пособие по беременности и родам в размере 56380,80 руб., ежемесячное пособие по уходу за ребенком за период с 05.06.2017 по 15.08.2017 в размере 11510,77 руб., компенсация морального вреда в размере 10000 руб., возмещение расходов на оплату услуг представителя 20000 руб. В удовлетворении остальной части иска отказано. С ООО "Эдванс Групп" в доход бюджета Санкт-Петербурга взыскана государственная пошлина в размере 4 190 рублей 44 коп.

Дополнительным решением от 01.12.2017 отказано в удовлетворении ходатайства ООО "Эдванс Групп" о взыскании расходов на оплату услуг представителя.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права.

На рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции истец М.Ю., третье лицо Государственное учреждение Санкт-Петербургское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации не явились, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом, истец направила для участия в деле своего представителя. При таких обстоятельствах, в соответствии со статьей 167, частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия определила возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов жалобы в соответствии со статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Конституция Российской Федерации признает право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37, часть 1).

В силу статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

В силу пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (статья 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

На основании части 1 статьи 79 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения.

В соответствии со статьей 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случае признания увольнения незаконным работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Судом установлено и из материалов дела следует, что М.Ю. (до брака - Д.) состояла в трудовых отношениях с ответчиком с 08 июня 2015 года в соответствии с трудовым договором N 18 в должности помощника генерального директора. Трудовой договор заключен на срок один год (п. 1.7), должностной оклад составлял 15000 рублей в месяц (п. 3.1). Договором предусмотрено распространение на работника на период действия договора всех гарантий и компенсаций, предусмотренных трудовым законодательством РФ, локальными актами работодателя и договором (п. 6.1).

Приказом N 6/С от 07.06.2016 трудовой договор прекращен на основании статьи 79 Трудового кодекса РФ с 07.06.2016. Сведения об ознакомлении истца с приказом о прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия отсутствуют.

Удовлетворяя исковые требования истца о признании срочного договора заключенным на неопределенное время, суд первой инстанции, руководствуясь вышеуказанными нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о наличии оснований для признания заключенного между М.Ю. и ООО "Эдванс Групп" срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок, увольнение истца по основаниям ст. 79 Трудового кодекса РФ не может быть признано законным.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что согласно трудовому договору N 18 от 08.06.2015, заключенного между сторонами, срок его действия начинал течь с момента подписания и истекал 7 июня 2016 года. В соответствии со ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации работник о прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия не была предупреждена в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, доказательств обратного суду ответчиком не представлено. Работодателем такое уведомление о расторжении трудового договора направлено истцу лишь 18 июля 2016 года. Работником не было выражено желание прекратить действие трудового договора.

При этом в период с момента окончания срока действия трудового договора - июня 2016 - ответчиком истцу начислялась и выплачивалась заработная плата, что подтверждается платежными ведомостями и справками формы 2-НДФЛ, по август 2016 года включительно. Кроме того, за этот же период ответчик производил отчисление за работника М.Ю. налогов и страховых взносов, что подтверждается сведениями о состоянии индивидуального лицевого счета застрахованного лица.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии правовых оснований для признания увольнения истца на основании ст. 79 Трудового кодекса РФ законным в связи с истечением срока действия трудового договора, поскольку по истечении срока действия трудового договора ни одна из сторон не потребовала его расторжения, работодатель, исполняя возложенные на него обязанности по начислению и выплате заработной платы и уплате налогов и страховых взносов за работника, фактически признавал истца своим работником вплоть до августа 2016 года включительно, в связи с чем договор надлежит считать заключенным на неопределенный срок.

Удовлетворяя исковые требования М.Ю. о признании увольнения незаконным, суд первой инстанции, дав надлежащую оценку представленным сторонами и исследованным в судебном заседании доказательствам по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к правильному выводу о том, что поскольку договор надлежит считать заключенным на неопределенный срок, увольнение произведено с нарушением закона, в связи с чем истец подлежит восстановлению на работе.

Восстановив истца на работе, признав ее увольнение незаконным, с чем согласилась судебная коллегия, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии у истца права требовать выплаты компенсации за время вынужденного прогула.

В соответствии с ч. 3 ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации и Положением "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы", утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.12.2007 года N 922 среднедневной заработок исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за отработанные дни 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата, включая премии и вознаграждения, на количество фактически отработанных в этот период дней.

При определении среднего заработка за время вынужденного прогула, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истца, суд первой инстанции правомерно не принял во внимание расчет истца, поскольку он был произведен без учета Положения "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы", утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.12.2007 года N 922. Поскольку право незаконно уволенного работника на возмещение неполученного заработка прямо закреплено законом, суд должен произвести верный расчет размера среднего заработка за время вынужденного прогула в соответствии с действующим законодательством, что при увеличении суммы такого заработка по сравнению с заявленным истцом требованием выходом за пределы исковых требований не является. Доводы апелляционной жалобы ответчика об обратном являются несостоятельными, основанными на неверном толковании норм материального и процессуального права.

Суд правильно определил размер среднедневного заработка истца, исходя из фактически начисленной М.Ю. заработной платы и фактически отработанного времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата, определив к взысканию с ответчика в пользу истца заработную плату за время вынужденного прогула в размере 66048, 71 руб. за период с 01.09.2016 по 15.01.2016 (91 рабочий день * 725,81 руб. среднедневного заработка). Период вынужденного прогула определен судом правильно, с учетом предоставления истцу больничного по беременности и родам с 16.01.2017 и выплаты заработной платы по 31.08.2016. Расчет среднедневного заработка и количества рабочих дней за период вынужденного прогула не опровергнуты ответчиком.

С выводами суда первой инстанции о наличии оснований для взыскания с ответчика единовременного пособия женщинам, вставшим на учет в медицинских учреждениях в ранние сроки, пособия по беременности и родам, ежемесячного пособия по уходу за ребенком в период с июня по август 2017 года, судебная коллегия также соглашается, поскольку суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 255 Трудового кодекса РФ, Федеральным законом "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" от 19.05.1995 N 81-ФЗ, Федеральным законом от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством", Постановлением Правительства РФ от 28.01.2016 N 42 "Об установлении с 1 февраля 2016 года размера индексации выплат, пособий и компенсаций", а также п. 21 Приказа Минздравсоцразвития России от 23.12.2009 N 1012н "Об утверждении Порядка и условий назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей", пришел к выводу о наличии у истца права на указанные выплаты, поскольку М.Ю., чье увольнение признано незаконным, на момент возникновения права на получение пособия по беременности и родам, единовременного пособия женщинам, вставшим на учет в медицинских учреждениях в ранние сроки беременности, состояла в трудовых отношениях с ООО "Эдванс Групп", обращалась к работодателю с заявлением о выплате указанных пособий с предоставлением необходимых документов, однако, пособия выплачены не были. Согласно ст. 1.2, 1.3 и 13 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ, право истца на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком до достижения им полутора лет и, соответственно, обязанность работодателя по выплате такого пособия застрахованному лицу (истцу) возникает с момента рождения ребенка. 01.04.2017 у М.Ю. родился сын - М.Е.О., в связи с чем с ответчика подлежит взысканию указанное пособие.

Судебная коллегия соглашается с определенными судом первой инстанции размерами подлежащих взысканию с ответчика единовременного пособия женщинам, вставшим на учет в медицинских организациях в ранние сроки беременности, в размере 581,73 руб., пособия по беременности и родам в сумме 56380,80 руб., ежемесячного пособия по уходу за ребенком за период с 05.06.2017 по 15.08.2017 в размере 11510,77 руб., поскольку расчет размеров указанных выплат произведен в соответствии с действующим законодательством и на основании справки Государственного учреждения - Санкт-Петербургское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации. Расчет указанных пособий не опровергнут ответчиком.

Судом обоснованно отклонены доводы ответчика о том, что произведенные в июле и августе выплаты являются компенсацией за неиспользованный отпуск, заработная плата истцу за указанный период была начислена истцу ошибочно, поскольку заработная плата, согласно представленным платежным документам, выплачивалась истцу после 07 июня 2016 года в предусмотренном трудовым законодательством порядке - дважды в месяц под роспись в платежной ведомости, что свидетельствует о том, что ответчик не мог не знать о данном обстоятельстве, соответствующих мер по устранению возможной ошибки не принял, следовательно, не имел возражений против продолжения истицей работы. Соответствующие доводы апелляционной жалобы ответчика в связи с изложенным не могут быть приняты во внимание.

Согласно ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора (часть 1); в случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба (часть 2).

Как следует из разъяснений, изложенных в пункте 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Разрешая требование истца о взыскании компенсации морального вреда, суд первой инстанции, установив нарушение трудовых прав истца в связи с незаконным увольнением, пришел к правильному выводу о причинении М.Ю. морального вреда и обоснованности заявленного требования, определив размер компенсации - 10000 руб., отвечающий указанным положениям закона, требованиям разумности и справедливости, соответствующий характеру и объему нарушенного права, обстоятельствам увольнения истца, степени вины ответчика, длительности нарушения.

С учетом изложенного доводы апелляционной жалобы ответчика об отсутствии оснований для взыскания компенсации морального вреда нельзя признать обоснованными.

Довод апелляционной жалобы ответчика о невозможности представлять документы в обоснование своей позиции является голословным и необоснованным, поскольку как следует из материалов дела, ответчик был уведомлен о наличии и сути исковых требований истца, с марта 2017 года представитель ответчика участвовал в судебных заседания, слушание дела неоднократно откладывалось, в том числе и для предоставления сторонами доказательств.

В силу ст. 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами (ч. 1). Лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, установленные настоящим Кодексом, другими федеральными законами. При неисполнении процессуальных обязанностей наступают последствия, предусмотренные законодательством о гражданском судопроизводстве (ч. 2).

Ответчик при добросовестной реализации процессуальных прав не был лишен возможности представить возражения на иск и соответствующие доказательства в их подтверждение, реализовать иные процессуальные права и обязанности, предусмотренные ст. ст. 35, 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Довод апелляционной жалобы ответчика о невозможности восстановления истца на работе и выплаты взысканных сумм не имеют правового значения для разрешения настоящего спора.

Вопрос о возмещении ответчику судебных расходов был разрешен судом в дополнительном решении 01 декабря 2017 года, что не противоречит гражданскому процессуальному законодательству, не влечет отмену обжалуемого решения суда. С апелляционной жалобой на дополнительное решение суда ответчик не обращался.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия считает, что суд правильно определил обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Доводы ООО "Эдванс Групп", изложенные в апелляционной жалобе, не могут повлечь отмену постановленного судом решения, поскольку по существу они повторяют правовую позицию ответчика, высказанную в суде первой инстанции, сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования суда, и выражают несогласие с оценкой судом исследованных в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательств, оснований не согласиться с которой судебная коллегия не усматривает.

Обстоятельств, которые не были учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, но имели бы существенное значение для рассмотрения дела, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали изложенные в нем выводы, в апелляционной жалобе не содержится.

Нарушений норм процессуального права, которые в силу части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации являются безусловными основаниями к отмене решения суда первой инстанции, в ходе рассмотрения дела судом допущено не было.

При таком положении, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба, которая не содержит предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции, - оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 15 августа 2017 года - оставить без изменения, апелляционную жалобу Общества с ограниченной ответственностью "Эдванс Групп" - без удовлетворения.


Председательствующий

Судьи




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с истечением срока трудового договора > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 14.03.2018 № 33-4731/18