Главная > Судебная практика > Увольнение по срочному трудовому договору > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 01.11.2017 № 33-19107/2017



При продолжении работы поcле окончании срока трудового договора трудовой договор считается бессрочным

« после истечения срока действия трудового договора от 01.11.2016 N 03/33, ответчик с учетом перечисленных выше положений, фактически признал обстоятельства продолжения истцом выполнения работы в интересах работодателя, влекущих невозможность увольнения Г. по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации »

Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 14.03.2018 № 33-4731/18
Апелляционное определение Московского городского суда от 08.06.2016 № 33-19436/2016
Решение Светловского городского суда Калининградской области от 23.12.2009
Решение Чулымского районного суда Новосибирской области от 19.01.2009

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ


№ 33-19107/2017

1 ноября 2017 г.


Судья Коркина Я.С.


Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего Колесниковой О.Г.,
судей Кокшарова Е.В., Федина К.А.,
с участием прокурора Киприяновой Н.В.,
при секретаре М.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в порядке апелляционного производства гражданское дело по иску Г. к акционерному обществу "Главное управление жилищно-коммунального хозяйства" о признании срочного трудового договора, заключенным на неопределенный срок, приказа о расторжении трудового договора незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, по апелляционной жалобе ответчика акционерного общества "Главное управление жилищно-коммунального хозяйства" на решение Березовского городского суда Свердловской области от 02.05.2017.

Заслушав доклад судьи Кокшарова Е.В., объяснения истца Г., заключение прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры Свердловской области Киприяновой Н.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Г. обратился в суд с иском к акционерному обществу "Главное управление жилищно-коммунального хозяйства" (далее - АО "ГУ ЖКХ") о признании срочного трудового договора от 01.11.2016 N 03/033, заключенным на неопределенный срок; приказа от 09.01.2017 N 03-336у о прекращении (расторжении) трудового договора на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации незаконным; восстановлении на работе в должности начальника котельной N 4 обособленного подразделения "Екатеринбургское" эксплуатационного участка N 03 группы теплового хозяйства; взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула в размере 102156 руб. 24 коп.; компенсации морального вреда в размере 50000 руб.; расходов по оплате услуг представителя в размере 25000 руб.

В обоснование иска указал, что на основании срочного трудового договора от 01.11.2016 N 03/033, заключенного на срок до 31.12.2016, исполнял в АО "ГУ ЖКХ" трудовые функции в должности начальника котельной N 4 обособленного подразделения "Екатеринбургское" эксплуатационного участка N 03 группы теплового хозяйства. Приказом от 09.01.2017 N 03-336у, трудовой договор с Г. расторгнут в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с истечением срока его действия. Полагал, что у работодателя отсутствовали основания для увольнения истца, поскольку после истечения срока действия трудового договора трудовые отношения между сторонами фактически продолжились. Неправомерными действиями ответчика нарушены личные неимущественные права Г.

Ответчик, не оспаривая обстоятельства нахождения с Г. в трудовых отношениях, иск не признал и, ссылаясь на необоснованность требований, указал, что истец исполнял трудовые функции в качестве начальника котельной N 4 обособленного подразделения "Екатеринбургское" эксплуатационного участка N 03 группы теплового хозяйства АО "ГУ ЖКХ" на период оказания последним услуг по государственному контракту от 28.10.2016 N 6-ТХ по поставке тепловой энергии и горячего водоснабжения для нужд Министерства обороны Российской Федерации с 01.11.2016 по 31.12.2016. После истечения указанного периода у работодателя имелись безусловные основания для расторжения, заключенного с Г. срочного трудового договора, на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Прокурором в порядке ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дано заключение о наличии оснований для удовлетворения иска Г. в части восстановления на работе в прежней должности.

Решением Березовского городского суда Свердловской области от 02.05.2017 иск Г. удовлетворен частично.

Судом постановлено: признать срочный трудовой договор от 01.11.2016 N 03/33 между АО "ГУ ЖКХ" и Г., заключенным на неопределенный срок; признать приказ АО "ГУ ЖКХ" от 09.01.2017 N 03-336у о прекращении трудового договора с Г. по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации незаконным; восстановить Г. в должности начальника котельной обособленного подразделения "Екатеринбургское" эксплуатационного участка N 03 группы теплового хозяйства с 10.01.2017; взыскать с АО "ГУ ЖКХ" в пользу Г. средний заработок за время вынужденного прогула за период с 10.01.2017 по 02.05.2017 в размере 76 548 руб. 78 коп., с удержанием при выплате обязательных платежей; компенсацию морального вреда в размере 3 000 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере 8 000 руб.; в удовлетворении иска в остальной части отказать; взыскать с АО "ГУ ЖКХ" в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 2 496 руб. 46 коп.

Не согласившись с решением суда, ответчиком подана апелляционная жалоба, содержащая просьбу отменить судебное постановление, принять по делу новое решение об отказе Г. в удовлетворении исковых требований в полном объеме, поскольку выводы суда, изложенные в судебном постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом неправильно применены нормы материального права.

В суд апелляционной инстанции явился истец, указавший на законность и обоснованность решения суда, вынесенного с правильным применением норм материального права, не подлежащего отмене по доводам апелляционной жалобы.

Прокурором отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры Свердловской области Киприяновой Н.В. дано заключение, согласно которому решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, вынесенным с учетом правильно установленных обстоятельств, имеющих значение для дела, применением норм материального и процессуального права. Всем представленным сторонами по делу доказательствам судом дана надлежащая правовая оценка. Нарушение норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного постановления, судом не допущено.

Представители ответчика АО "ГУ ЖКХ", третьих лиц в/ч 58661 - 25, Государственной инспекции труда Свердловской области в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились.

В материалах дела имеются сведения об их извещении о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, в том числе, путем направления судебных извещений (N 33-19107/2017 от 16.10.2017).

Также лица, участвующие в деле, извещены о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции посредством размещения соответствующей информации на официальном сайте Свердловского областного суда в сети "Интернет".

До начала судебного заседания в суде апелляционной инстанции от ответчика поступило ходатайство о рассмотрении дела без участия его представителя.

Судебная коллегия не нашла оснований для отложения судебного разбирательства и сочла возможным рассмотреть дело при данной явке.

Выслушав объяснения истца, заключение прокурора, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений на нее, в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не находит правовых оснований для отмены либо изменения решения суда.

Разрешая спор, суд правильно установил характер правоотношений сторон и нормы закона, которые их регулируют, исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, собранным по делу доказательствам дал оценку в их совокупности в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые договоры могут заключаться как на неопределенный срок, так и на определенный срок (срочные трудовые договоры).

В соответствии с ч. 2 ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации, причина, послужившая основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с положениями Кодекса или иным федеральным законом, должна указываться в трудовом договоре в качестве его обязательного условия.

Из разъяснений, изложенных в п. 13 Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" следует, что срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных частью первой ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации, а также в других случаях, установленных Кодексом или иными федеральными законами (ч. 2 ст. 58, ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 15.05.2007 N 378-О-П, Трудовой кодекс Российской Федерации, закрепляя требования к содержанию трудового договора, права сторон по определению его условий, предусматривает, что трудовой договор может заключаться на неопределенный срок и на определенный срок - не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен данным Кодексом и иными федеральными законами (ч. 1 ст. 58).

Предусмотрев возможность заключения срочных трудовых договоров, законодатель вместе с тем ограничивает их применение: по общему правилу, такие договоры могут заключаться только в случаях, когда трудовые отношения с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения не могут быть установлены на неопределенный срок, а также в некоторых иных случаях, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации или иными федеральными законами; трудовой договор, заключенный на определенный срок при отсутствии достаточных к тому оснований, установленных судом, считается заключенным на неопределенный срок (ч. 2 и 5 ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации).

Помимо общих правил заключения срочного трудового договора и критериев установления трудовых отношений на определенный срок Трудовой кодекс Российской Федерации предусматривает в ст. 59 и перечень конкретных случаев, когда допускается заключение такого договора в силу характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а также без учета указанных обстоятельств.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что 01.11.2016 между АО "ГУ ЖКХ" и Г. заключен трудовой договор N 03/33, по условиям которого истец принят к ответчику на работу в качестве начальника котельной N 4 обособленного подразделения "Екатеринбургское" эксплуатационного участка N 03 группы теплового хозяйства (п. 1.2).

Трудовой договор заключен на определенный срок с 01.11.2016 по 31.12.2016, если ни одна из сторон не направит уведомление о расторжении за 10 рабочих дней до окончания срока его действия (п. 2.1, 2.2).

Стороны предусмотрели возможности пролонгации срока действия трудового договора до 31.10.2017, в случае вступления в силу Распоряжения Правительства Российской Федерации "Об определении АО "ГУ ЖКХ" единственным исполнителем осуществляемых Министерством обороны России закупок работ и услуг, связанных с поставкой, передачей тепловой энергии и теплоносителя, водоснабжением, транспортировкой и подвозом воды, водоотведением. Транспортировкой и очисткой сточных вод, обслуживанием казарменно-жилищного фонда и объектов коммунальной и инженерной инфраструктуры, включая электросетевое хозяйство, для нужд Минобороны России и подведомственных ему государственных казенных, бюджетных и автономных учреждений с 01.01.2017 и последующие периоды" и заключения соответствующих государственных контрактов на оказание услуг по поставке тепловой энергии, водоснабжения и водоотведения для нужд Министерства обороны Российской Федерации и иных фондов, используемых в интересах Министерства обороны Российской Федерации; отсутствия уведомления любой из сторон о расторжении за 10 рабочих дней до окончания срока его действия (п. 2.3).

19.12.2016 Г. вручено уведомление о расторжении 09.01.2017 срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия.

Приказом от 09.01.2017 N 03-336у, трудовой договор с Г. расторгнут 09.01.2017 на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с истечением срока его действия.

Удовлетворяя требования истца о признании приказа об увольнении незаконным, трудового договора, заключенным на неопределенный срок, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. ст. 58, 59, ч. 1 ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации, представленными в материалы дела доказательствами, оцененными по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к обоснованным выводам о правомерности заключения срочного трудового договора с Г., как с лицом, принимаемым для выполнения заведомо определенной работы, на основе добровольного согласия работника и работодателя, сохранения между сторонами трудовых отношений после истечения срока действия трудового договора.

Оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции у судебной коллегии не имеется, поскольку изложенные в решении суда выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела, подтверждаются письменными доказательствами, имеющимися в деле.

Из правильно установленных судом первой инстанции обстоятельств следует, что 28.10.2016 между Министерством обороны Российской Федерации (государственный заказчик) и АО "ГУ ЖКХ" (исполнитель) заключен государственный контракт на оказание услуг по поставке тепловой энергии и горячего водоснабжения для нужд Министерства обороны Российской Федерации N 6-ТХ. Срок действия контракта установлен до 31.03.2017, услуги должны быть оказаны в срок с 01.11.2016 по 31.12.2016 (п. 12.1, 12.2).

Как следует из объяснений сторон, которые соотносятся с содержанием п. 2.1, 2.2 трудового договора от 01.11.2016 N 03/33, заключенного между АО "ГУ ЖКХ" и Г., срок действия последнего имел определенный временной интервал, а именно с 01.11.2016 по 31.12.2016, т.е. на период предоставления ответчиком Министерству обороны Российской Федерации услуг по государственному контракту от 28.10.2016 N 6-ТХ.

Предусмотренных п. 2.3 трудового договора обстоятельств для пролонгации срока его действия до 31.10.2017, судом не установлено, сторонами на них также не указывалось.

С учетом изложенного, днем прекращения трудового договора должен был являться последний день работы работника (ст. 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации), а именно 31.12.2016.

В силу требований ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор, заключенный на время выполнения определенной работы, прекращается по завершении этой работы. При этом работодатель утрачивает право расторгнуть с работником срочный трудовой договор при наступлении события, с которым связано истечение его срока только в том случае, если он не выразил своего желания прекратить трудовые отношения с работником до истечения срока трудового договора, а работник продолжает работу и после истечения срока договора, что прямо корреспондирует к положениям ч. 4 ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающим, что в случае, когда ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия и работник продолжает работу после истечения срока действия трудового договора, условие о срочном характере трудового договора утрачивает силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок.

Уведомляя работника о прекращении трудовых отношений с 09.01.2017 и реализуя процедуру его увольнения по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации после истечения срока действия трудового договора от 01.11.2016 N 03/33, ответчик с учетом перечисленных выше положений, фактически признал обстоятельства продолжения истцом выполнения работы в интересах работодателя, влекущих невозможность увольнения Г. по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации и трансформацию условия о срочном характере трудового договора, в условие о заключении такого договора на неопределенный срок.

Поскольку законом не предусмотрено, что факт допущения работника к работе может подтверждаться только определенными доказательствами, суд при рассмотрении дела помимо этого, исходил из допустимости любых видов доказательств, указанных в ч. 1 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе свидетельских показаний.

Вопреки утверждению автора жалобы, суд надлежащим образом оценил свидетельские показания наряду с иными доказательствами по делу и в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, результаты оценки отразил в своем решении, привел мотивы, по которым показания свидетелей <...>5, <...>6 о продолжении выполнения истцом функциональных обязанностей по замещаемой должности после истечения срока действия трудового договора не только после 31.12.2016, но и в последующем после 09.01.2017, приняты в качестве средств обоснования выводов суда.

Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей, предупрежденных об уголовной ответственности по ст. ст. 307, 308 Уголовного кодекса Российской Федерации, у суда не имелось, поскольку они получены в соответствии с требованиями закона, последовательны, конкретны, не противоречивы, согласуются с объяснениями истцов, которые в силу ст. ст. 55, 68 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации являются доказательствами по делу и также подлежат оценке по правилам ст. 67 названного Кодекса, а также с другими материалами дела. Заинтересованности свидетелей в исходе рассмотрения настоящего дела не установлено.

Одновременно суд привел мотивы, по которым показания свидетеля <...>7 отвергнуты, как не подтвержденные какими-либо иными доказательствами.

Таким образом, несогласие в жалобе ответчика с оценкой доказательств не может повлечь отмену решения, поскольку в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Поскольку перечисленные выше положения работодателем учтены не были, то у ответчика отсутствовали основания для увольнения Г. по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

В силу требований ч. 1 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснений, содержащихся в п. 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Учитывая, что увольнение истца на основании приказа от 09.01.2017 N 03-336у признано незаконным, суд первой инстанции, установив обстоятельства сохранения между сторонами трудовых отношений после истечения срока действия трудового договора (31.12.2016), правомерно восстановил Г. в ранее занимаемой должности, правильно произвел расчет среднего заработка, подлежащего взысканию с работодателя в пользу работника за время вынужденного прогула.

Отсутствие в штатном расписании должности, которую занимал незаконно уволенный работник, равно как и отсутствие прежнего рабочего места не освобождает работодателя от обязанности по обеспечению работника работой, в связи с чем доводы апелляционной жалобы в указанной части подлежат отклонению.

Возлагая на ответчика обязанность по возмещению истцу морального вреда, причиненного вследствие незаконного увольнения, суд правильно руководствовался положениями ст. ст. 22, 237 Трудового кодекса Российской Федерации, ст. ст. 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, содержащимися в п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации".

Судебная коллегия полагает, что требования закона судом соблюдены, размер компенсации морального вреда определен с учетом требований разумности и справедливости, степени нравственных страданий, которые истец претерпел в связи с незаконным увольнением, а также индивидуальных особенностей истца и конкретных обстоятельств дела, которым судом первой инстанции дана надлежащая оценка.

В целом доводы апелляционной жалобы не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда, в связи с чем, признаются судебной коллегией несостоятельными, основанными на неправильной оценке фактических обстоятельств дела.

Решение суда в части распределения между сторонами судебных расходов постановлено в соответствии с требованиями ст. ст. 98, 100, 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

При распределении судебных издержек, связанных с рассмотрением настоящего дела в апелляционном порядке, судебная коллегия исходит из того, что определением Березовского городского суда Свердловской области от 15.06.2017 АО "ГУ ЖКХ" предоставлена отсрочка оплаты государственной пошлины при подаче апелляционной жалобы до момента ее рассмотрения судом апелляционной инстанции.

Поскольку апелляционная жалоба ответчика рассмотрена, оснований для ее удовлетворения не установлено, период, на который предоставлена отсрочка оплаты государственной пошлины истек, то на основании ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, п.п. 9 п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации, с АО "ГУ ЖКХ" в доход местного бюджета надлежит взысканию государственная пошлина за подачу апелляционной жалобы в размере 3000 руб.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 327, ст. 327.1, п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Березовского городского суда Свердловской области от 02.05.2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика акционерного общества "Главное управление жилищно-коммунального хозяйства" - без удовлетворения.

Взыскать с акционерного общества "Главное управление жилищно-коммунального хозяйства" в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 3000 руб.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по срочному трудовому договору > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 01.11.2017 № 33-19107/2017