Главная > Судебная практика > Увольнение по собственному желанию > Апелляционное определение Московского городского суда от 08.11.2017 № 33-36402/2017


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Если день увольнения приходится на выходной, то днем увольнения считается ближайший следующий за ним рабочий день

« Поскольку данный день являлся праздничным выходным днем, то днем увольнения истца с занимаемых должностей, в соответствии с положениями ст. 14 ТК РФ, является ближайший следующий за ним рабочий день »

Если день увольнения приходится на выходной, то увольнение накануне в пятницу незаконно. См. Апелляционное определение Новгородского областного суда от 03.09.2014 № 2-2177-33-2000
МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-36402/2017

8 ноября 2017 года


Судья: Бугынин Г.Г.


Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:
председательствующего судьи Бельченко И.В.,
судей Дегтеревой О.В., Рачиной К.А.,
при секретаре Ильиной Д.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Рачиной К.А. гражданское дело по апелляционной жалобе и дополнениям к ней Бондаренко М.В. на решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 28 февраля 2017 г., которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Бондаренко Мирославы Владимировны к коммерческому банку «Альба Альянс» (ООО) отказать.

УСТАНОВИЛА:

Бондаренко М.В. обратилась в суд с иском, уточненным в порядке ст. 39 ГПК РФ, к коммерческому банку «Альба Альянс» (ООО) (далее - КБ «Альба Альянс») о расторжении трудовых договоров от 28 марта 2006 г. и от 16 октября 2013 г., взыскании заработной платы за время вынужденного прогула за период с 13 по 30 декабря 2016 г. в размере 233 897 руб. 94 коп., компенсации за неиспользованный отпуск в размере 1 342 524 руб. 94 коп., задолженности по заработной плате в размере 956 614 руб. 20 коп., компенсации морального вреда в размере 1 000 000 руб. и судебных расходов в размере 184 700 руб.

В обоснование заявленных требований Бондаренко М.В. указала, что с 28 марта 2006 г. состоит в трудовых отношениях с КБ «Альба Альянс», занимает должность заместителя начальника Департамента информационных технологий на основании трудового договора, заключенного 28 марта 2006 г. На основании трудового договора от 16 октября 2013 г. она назначена на должность заместителя начальника отдела защиты информации по совместительству.

По утверждению Бондаренко М.В., с декабря 2016 г. ей стали чиниться препятствия в допуске на рабочее место, в связи с чем она обращалась к работодателю с заявлениями об увольнении, однако в нарушение требований трудового законодательства увольнение истца не было произведено, расчет при увольнении, включая компенсацию за неиспользованный отпуск, не выплачен, кроме того, в период работы ей не в полном размере производилась выплата заработной платы, суммы начисленной и выплаченной заработной платы различны, оплата по трудовому договору по совместительству производилась не в том размере, который был определен по условиям заключенного трудового договора.

Представитель истца в судебном заседании суда первой инстанции уточненные исковые требования поддержал.

Представители ответчика в судебном заседании суда первой инстанции исковые требования не признали, просили отказать в их удовлетворении.

Судом постановлено указанное решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы дополнениям к ней просит Бондаренко М.В.

Изучив материалы дела, проверив в соответствии со статьей 3271 ГПК РФ законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов апелляционной жалобы, обсудив доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, судебная коллегия полагает, что решение суда подлежит отмене в части по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Согласно абзацу первому пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении»).

Судом установлено, что Бондаренко М.В. работала в КБ «Альба Альянс» в должности заместителя начальника Департамента информационных технологий на основании трудового договора, заключенного 28 марта 2006 г. В соответствии с трудовым договором от 16 октября 2013 г. она назначена на должность заместителя начальника отдела защиты информации КБ «Альба Альянс» на условиях совместительства.

В период с 30 ноября по 19 декабря 2016 г. истцом было подано работодателю несколько заявлений об увольнении с работы по обеим занимаемым должностям, в том числе: 30 ноября 2016 г. – заявления об увольнении с работы по собственному желанию 5 декабря 2016 г. и заявления о предоставлении очередного отпуска с 5 по 19 декабря 2016 г. с последующим увольнением; 9 декабря 2016 г. - заявление о возможности увольнения с 20 декабря 2016 г.; 19 декабря 2016 г. - заявления об увольнении 19 декабря 2016 г.

Разрешая спор в части требований Бондаренко М.В. о расторжении трудовых договоров, заключенных с КБ «Альба Альянс» 28 марта 2006 г. и 16 октября 2013 г., суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения данных требований. При этом суд исходил из того, что со стороны работодателя, которым поданные Бондаренко М.В. заявления об увольнении по собственному желанию были оставлены без удовлетворения, нарушения трудовых прав работника не допущено. По мнению суда первой инстанции заявления истца от 30 ноября 2016 г. об увольнении с 5 декабря 2016 г. удовлетворению не подлежали, поскольку указанная истцом дата увольнения (до истечения срока предупреждения об увольнении) сторонами согласована не была, а сами заявления были фактически отозваны Бондаренко М.В. путем подачи 30 ноября 2016 г. заявлений о предоставлении очередного отпуска с 5 по 19 декабря 2016 г. с последующим увольнением. Поданное истцом 9 декабря 2016 г. заявление о возможном увольнении с 20 декабря 2016 г. носило предположительный характер, в связи с чем не было принято работодателем к исполнению. Также, по мнению суда первой инстанции, не имелось оснований и для удовлетворения заявлений Бондаренко М.В. от 19 декабря 2016 г. об увольнения 19 декабря 2016 г. в связи с недостижением между сторонами трудовых договоров соглашения о дате их расторжения и необходимостью двухнедельной отработки.

Судебная коллегия не может согласиться с такими выводами суда первой инстнации.

Согласно части 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

В соответствии с абзацами первым и вторым части 1 статьи 21 Трудового кодекса РФ работник имеет право на заключение, изменение и расторжение трудового договора в порядке и на условиях, которые установлены данным Кодексом, иными федеральными законами.

Согласно части 1 и 2 статьи 80 Трудового кодекса РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен указанным кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении. По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

Частью 5 статьи 80 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что работник по истечении срока предупреждения об увольнении имеет право прекратить работу. В последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет.

Таким образом, расторжение трудового договора по собственному желанию (ст. 80 ТК РФ) является реализацией гарантированного работнику права на свободный выбор труда и не зависит от воли работодателя.

Обстоятельств, в силу которых работодатель вправе отказать работнику в расторжении трудового договора на основании статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации, действующее законодательство не предусматривает.

Право работника расторгнуть трудовой договор по собственному желанию предусмотрено законом и может быть реализовано им в любое время, при этом он обязан лишь предупредить работодателя письменно за две недели.

Из системного толкования приведенных норм, следует, что по истечении 14 дней с момента получения работодателем заявления об увольнении, работник подлежит увольнению.

Как усматривается из заявлений Бондаренко М.В. от 19 декабря 2016 г. об увольнении с занимаемых должностей, в них выражено четкое волеизъявление работника не расторжение трудовых договоров с работодателем, данные заявления были получены работодателем 19 декабря 2016 года, о чем имеются штампы.

Соответственно, судебная коллегия соглашается с доводами апелляционной жалобы о том, что истец подлежала увольнению по инициативе работника и приходит к выводу о том, что двухнедельный срок, предусмотренной законом отработки заканчивался 02 января 2017 года. Поскольку данный день являлся праздничным выходным днем, то днем увольнения истца с занимаемых должностей, в соответствии с положениями ст. 14 ТК РФ, является ближайший следующий за ним рабочий день, то есть 09 января 2017 года.

Таким образом, судебная коллегия полагает, что требования истца о расторжении трудовых договоров подлежат частичному удовлетворению, с обязанием Коммерческий банк «Альба Альянс» (ООО) расторгнуть с 9 января 2017 г. по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ трудовой договор, заключенный 28 марта 2006 г. между Бондаренко Мирославой Владимировной и Коммерческим банком «Альба Альянс» (ООО), по должности заместителя начальника Департамента технологий и трудовой договор, заключенный 16 октября 2013 г. между Бондаренко Мирославой Владимировной и Коммерческим банком «Альба Альянс» (ООО) на условиях совместительства, по должности заместителя начальника отдела информации.

Согласно части 4 статьи 234 Трудового кодекса РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки, внесения в трудовую книжку неправильной или не соответствующей законодательству формулировки причины увольнения работника.

Со ссылкой на положения данной статьи истец заявила требования о взыскании заработной платы за весь период лишения ее возможности трудиться - с 13 декабря 2016 года, когда она была не допущена к выполнению трудовых обязанностей.

Судебная коллегия приходит к выводу, что данные требования удовлетворению не подлежат, как за период с 13 декабря 2016 года до 09 января 2017 года (до момента увольнения), так и в последующий период до момента рассмотрения дела судом апелляционной инстанции и удовлетворения требований о расторжении трудового договора по следующим основаниям.

В соответствии со ст. ст. 12, 56 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон; каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. В силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон, как субъектов доказательственной деятельности; наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений, и принять на себя все последствия совершения или не совершения процессуальных действий.

Истцом, в нарушение приведенных правовых норм не представлено каких-либо доказательств того, что ей чинились препятствия в осуществлении трудовой деятельности с 13 декабря 2016 года, либо имелись какие-либо уважительные причины ее отсутствия на рабочем месте. Вместе с тем, как следует из материалов дела, Бондаренко М.В. до 13 декабря 2016 года находилась на листке нетрудоспособности, должна была приступить к работе с 14 декабря 2016 года, однако, на работу не вышла и с указанной даты отсутствовала на рабочем месте без уважительных причин, что подтверждается представленными в материалы дела актами об отсутствии на рабочем месте и уведомлениями работодателя.

Также из материалов дела, в том числе выписки из ЕГРЮЛ, усматривается, что с 01.12.2016 года истец является генеральным директором ООО «Финтеллер». В судебном заседании суда апелляционной инстанции Бондаренко М.В. пояснила, что данную фирму ей подарил супруг на Новый год и она не осуществляла в ней фактически трудовую деятельность, также пояснила, что совместно с другим сотрудником Коммерческого банка «Альба Альянс» (ООО) – Т., который также являлся сотрудником Коммерческого банка «Альба Альянс» (ООО), а в последующем сотрудником ООО «Финтеллер», они готовили проекты для развития деятельности ООО «Финтеллер».

Также в материалы дела представлены ответы из ГУ МРО ФСС РФ, данные в ответ на запрос Коммерческого банка «Альба Альянс» (ООО) о предоставлении сведений о правомерности выдачи многочисленных листков нетрудоспособности с одинаковыми датами открытия и закрытия Бондаренко М.В. и Т., из которых следует, что указанными лицами неоднократно нарушался амбулаторный режим, листки нетрудоспособности оформлены ненадлежащим образом и подлежат переоформлению. Кроме того, после декабря 2016 года в выданных Бондаренко М.В. листках нетрудоспособности с ее слов указано основное место работы – ООО «Финтеллер».

Таким образом, с учетом установленных по делу обстоятельств, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что требования Бондаренко М.В. о взыскании заработной платы за период лишения ее возможности трудиться - с 13 декабря 2016 года удовлетворению не подлежат, как до момента увольнения – 09 января 2017 года в связи с недоказанностью факта не допуска на работу и чинения препятствий, так и после увольнения, поскольку из представленных документов следует, что истец была трудоустроена в ООО «Финтеллер», позиционировала данное общество как основное место работы, вела в указанном обществе деятельность, таким образом, не была лишена возможности трудиться по вине ответчика, кроме того, заявляя такие требования при наличии трудоустройства с 01 декабря 2016 года, истец злоупотребляет своими правами, что недопустимо в соответствии с положениями ст. 10 ГК РФ.

В соответствии со ст. 21 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы; возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами.

При этом в силу ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии Трудовым кодексом Российской Федерации, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

Согласно ст. ст. 129, 132 ТК РФ заработная плата является вознаграждением за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы. Максимальным размером заработная плата не ограничивается. Оплата труда осуществляется работодателем в соответствии с законами, иными нормативными правовыми актами, коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами и трудовыми договорами.

Часть 1 статьи 282 Трудового кодекса РФ определяет совместительство как выполнение работником другой регулярной оплачиваемой работы на условиях трудового договора в свободное от основной работы время. В трудовом договоре обязательно указание на то, что работа является совместительством (часть 4 статьи 282 Трудового кодекса РФ).

Статья 284 ТК РФ предусматривает, что продолжительность рабочего времени при работе по совместительству не должна превышать четырех часов в день. В дни, когда по основному месту работы работник свободен от исполнения трудовых обязанностей, он может работать по совместительству полный рабочий день (смену). В течение одного месяца (другого учетного периода) продолжительность рабочего времени при работе по совместительству не должна превышать половины месячной нормы рабочего времени (нормы рабочего времени за другой учетный период), установленной для соответствующей категории работников.

Согласно ст. 285 ТК РФ оплата труда лиц, работающих по совместительству, производится пропорционально отработанному времени, в зависимости от выработки либо на других условиях, определенных трудовым договором.

Как усматривается из трудового договора, заключенного с Бондаренко М.В. по должности заместителя начальника Департамента информационных технологий 28 марта 2006 г. и дополнительных соглашений к нему, ежемесячное вознаграждение истца составляло с 16 октября 2013 года 308 250 руб.

В соответствии с трудовым договором от 16 октября 2013 г., заключенным по совместительству по должности заместителя начальника отдела защиты информации и дополнительным соглашением к нему, ежемесячное вознаграждение истца по данной должности составляло 129 375 руб. При этом, п. 5.2 трудового договора определено, что нормальная продолжительность рабочего времени не должна превышать 16 часов в неделю.

С учетом изложенного, соглашается судебная коллегия с выводами суда об отказе в удовлетворении требований о взыскании заработной платы за период работы, поскольку из представленных в материалы дела расчетных листков и платежных ведомостей следует, что Бондаренко М.В. в полном объеме выплачена заработная плата за весь период ее работы по обеим должностям, работа по совместительству, в соответствии с положениями ст. 285 ТК РФ, с момента заключения трудового договора оплачивалась исходя из 16 часовой рабочей недели, расчет производился исходя из размеров должностных окладов, установленных в трудовом договоре пропорционально отработанному времени, при этом также полностью были оплачены листки нетрудоспособности по декабрь 2016 года. Факт получения денежных средств, указанных в расчетных листках истец не отрицает.

Также судебная коллегия полагает, что не подлежат удовлетворению требования о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, поскольку из представленных в материалы дела справок о расчете компенсации за неиспользованный отпуск и платежного поручения от 03 октября 2017 года следует, что истцу выплачена такая компенсация по должности заместителя начальника Департамента технологий за 123,98 дней неиспользованного отпуска в размере 1 350 237 руб. 66 коп., и по занимаемой по совместительству должности заместителя начальника отдела информации за 27 дней неиспользованного отпуска в размере 39 786 руб. 93 коп.

При этом, судебная коллегия учитывает, что по должности заместителя начальника Департамента технологий истцу за весь период работы до момента увольнения (10 лет 9 месяцев) полагалось 300, 97 дней отпуска, использовано истцом, в соответствии с приказами о предоставлении отпусков по данной должности 156 дней отпуска, соответственно, компенсация полагалась за 144,97 дней неиспользованного отпуска, что составит 1 182 810 руб. 23 коп. (2 868 710,47 руб. (заработная плата по данной должности за 12 месяцев, предшествующих увольнению): 12 : 29,3 х 144,97), что меньше выплаченной истцу суммы компенсации. По должности заместителя начальника отдела информации истцу за весь период работы до момента увольнения (3 года 3 месяца) полагалось 90,99 дней отпуска, использовано истцом, в соответствии с приказами о предоставлении отпусков по данной должности 111 дней отпуска, соответственно, компенсация к выплате не полагалась.

В соответствии со статьей 237 ТК РФ компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Судебная коллегия с учетом наличия установленных неправомерных действий работодателя, не расторгнувшего своевременно трудовые договоры, считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 3 000 руб.

В соответствии со ст. 98 ч. 1 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.

С учетом положений указанной статьи, а также положений ст. 100 ГПК РФ судебная коллегия приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца подтвержденных договорами и чеками расходов на юридические услуги, включая расходы на оплату услуг представителя, подлежащие снижению с учетом объема оказанных услуг, и принципа разумности и определению ко взысканию суммы в размере 10 000 руб.

В соответствии со ст. 103 ГПК Российской Федерации, ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации и в соответствии с порядком, установленным ст. 50, 61.1, 61.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации, с ответчика исходя из удовлетворенных требований неимущественного характера подлежит взысканию государственная пошлина в доход бюджета г. Москвы в размере 300 руб.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 28 февраля 2017 г. отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований Бондаренко Мирославы Владимировны к коммерческому банку «Альба Альянс» (ООО) о расторжении трудовых договоров, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов.

Принять в указанной части новое решение, которым исковые требования Бондаренко Мирославы Владимировны к коммерческому банку «Альба Альянс» (ООО) о расторжении трудовых договоров, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов удовлетворить частично.

Обязать Коммерческий банк «Альба Альянс» (ООО) расторгнуть с 09 января 2017 г. по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ трудовой договор, заключенный 28 марта 2006 года между Бондаренко Мирославой Владимировной и Коммерческим банком «Альба Альянс» (ООО), по должности заместителя начальника Департамента технологий и трудовой договор, заключенный 16 октября 2013 года между Бондаренко Мирославой Владимировной и Коммерческим банком «Альба Альянс» (ООО) на условиях совместительства, по должности заместителя начальника отдела информации.

Взыскать в пользу Бондаренко Мирославы Владимировны с Коммерческого банка «Альба Альянс» (ООО) компенсацию морального вреда в размере 3 000 руб., расходы на оплату юридических услуг в размере 10 000 руб.

Взыскать с Коммерческого банка «Альба Альянс» (ООО) государственную пошлину в доход бюджета г. Москвы в размере 300 руб.

В остальной части решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 28 февраля 2017 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу и дополнения к ней Бондаренко Мирославы Владимировны – без удовлетворения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по собственному желанию > Апелляционное определение Московского городского суда от 08.11.2017 № 33-36402/2017