Главная > Судебная практика > Увольнение по собственному желанию > Апелляционное определение Московского городского суда от 08.08.2018 № 33-29065/2018


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Увольнение беременной по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по собственному желанию) неправомерно

« иные источники дохода, а также предложения о трудоустройстве у истца отсутствовали, в связи с чем увольняться с работы и лишаться последующих причитающихся в связи с рождением ребенка выплат по собственной воле истец не имела намерения »

Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 06.08.2018 № 33-33919/2018
Апелляционное определение Московского городского суда от 28.03.2018 № 33-13175/2018
Апелляционное определение Московского городского суда от 24.11.2015 № 33-41300/15
Апелляционное определение Московского городского суда от 22.10.2015 № 33-35618/2015
Апелляционное определение Московского городского суда от 12.08.2015 № 33-24260/2015
Кассационное определение Московского областного суда от 15.02.2011 № 33-3110
Решение Якутского городского суда

Противоположная позиция:
Апелляционное определение Тамбовского областного суда от 21.09.2015 № 33-2682
Решение Заречного районного суда Свердловской области от 10.02.2009

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-29065/2018

8 августа 2018 г.


Судья: Жолудова Т.В.


Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего Климовой С.В.,
судей Мызниковой Н.В., Рачиной К.А.,
с участием прокурора Левенко С.В.,
при секретаре Р.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Мызниковой Н.В. дело по апелляционной жалобе ОАО "РЖД" на решение Мещанского районного суда г. Москвы от 11 декабря 2017 года, которым постановлено:

"Отменить приказ ОАО "РЖД" N *** от 07.09.2017 об увольнении Б.

Восстановить Б. на работе в ОАО "РЖД" в должности юрисконсульта 1 категории отдела правового обеспечения Центральной дирекции здравоохранения - филиала ОАО "РЖД".

Взыскать с ОАО "РЖД" в пользу Б. средний заработок за время вынужденного прогула в размере 240106,10 руб., компенсацию морального вреда в размере 3000,00 руб.

Взыскать с ОАО "РЖД" государственную пошлину в доход бюджета города Москвы в размере 5901,06 руб.",

УСТАНОВИЛА:

Б. обратилась в суд с иском, уточненным в порядке ст. 39 ГПК РФ, к ОАО "РЖД" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, - ссылаясь в обоснование заявленных требований на то, что с 23.09.2016 г. осуществляла трудовую деятельность в Центральной дирекции здравоохранения - филиале ОАО "РЖД" в должности юрисконсульта 1 категории и была уволена 08.09.2017 г. по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ (по собственному желанию). Истец полагает свое увольнение незаконным, поскольку заявление об увольнении по собственному желанию она написала под давлением со стороны работодателя, добровольного волеизъявления на увольнение у нее не было, а кроме того, в момент расторжения трудового договора она находилась в состоянии беременности. Эмоциональное потрясение из-за незаконного увольнения стало причиной утраты беременности. Действия ответчика истец полагает незаконными, нарушающими ее трудовые права и, причинившими моральный вред.

Истец в судебном заседании суда первой инстанции исковые требования поддержала; представитель ответчика в судебном заседании исковые требования не признала.

Судом постановлено указанное решение, об отмене которого просит ответчик ОАО "РЖД" в лице Центральной дирекции здравоохранения - филиала ОАО "РЖД" по доводам апелляционной жалобы.

Судебная коллегия, выслушав объяснения представителя ответчика - А., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, возражения истца Б., заслушав заключение прокурора Левенко С.В., полагавшей решение суда законным и обоснованным, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены решения суда постановленного в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Согласно ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В соответствии со статьей 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений судом первой инстанции при рассмотрении настоящего спора допущено не было.

Судом при рассмотрении дела установлено, что 23.09.2016 г. между Б. и ОАО "РЖД" в лице Центральной дирекции здравоохранения - филиала ОАО "РЖД" заключен трудовой договор N ***, согласно которому истец была принята на работу на должность юрисконсульта 1 категории отдела правового обеспечения Центральной дирекции здравоохранения - филиала ОАО "РЖД".

Приказом N *** от 07.09.2017 г. истец была уволена 08.09.2017 г. по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (по собственному желанию).

Основанием для издания приказа об увольнении послужило заявление Б. от 07.09.2017 г., в котором она просила уволить ее по собственному желанию 08.09.2017 г.

Кроме того, судом установлено, что согласно справке, выписке из медицинской карты, заключению УЗИ НУЗ "Центральная поликлиника ОАО "РЖД" от 08.09.2017 г., Б. при обследовании установлен диагноз - маточная беременность малого срока.

Давая оценку установленным по делу обстоятельствам, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии у истца намерения на расторжение трудового договора с ответчиком.

Согласно ст. 80 Трудового кодекса РФ, работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

В соответствии с п. 3 ст. 77 Трудового кодекса РФ основанием прекращения трудового договора является расторжение трудового договора по инициативе работника (статья 80 Трудового кодекса РФ).

Согласно пп. "а" п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении и споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (п. 3 ч. 1 ст. 77, ст. 80 Трудового кодекса РФ) судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

В соответствии со ст. 261 ТК РФ расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной женщиной не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

В силу части 3 статьи 11 ГПК РФ в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).

Защита беременности, в том числе путем установления гарантий для беременных женщин в сфере труда, является согласно Конвенции Международной организации труда N 183 "О пересмотре Конвенции (пересмотренной) 1952 года об охране материнства" (заключена в г. Женеве 15.06.2000 г.) общей обязанностью правительств и общества (преамбула).

В пункте 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.01.2014 г. N 1 "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних" разъяснено, что поскольку увольнение беременной женщины по инициативе работодателя запрещается, отсутствие у работодателя сведений о ее беременности не является основанием для отказа в удовлетворении иска о восстановлении на работе.

Беременная женщина, трудовой договор с которой расторгнут по инициативе работодателя, подлежит восстановлению на работе и в том случае, если к моменту рассмотрения в суде ее иска о восстановлении на работе беременность не сохранилась.

Как уже указывалось выше, факт нахождения истца в состоянии беременности на день увольнения подтвержден справкой, выпиской из медицинской карты, заключением УЗИ НУЗ "Центральная поликлиника ОАО "РЖД" от 08.09.2017 г., а также справкой ООО "Служба домашняя медицина" о приеме Б. 14.09.2017 г. с диагнозом "беременность 4 - 5 недель, ***", выпиской из медицинской карты НУЗ "Центральная поликлиника ОАО "РЖД" о приеме 20.09.2017 г., заключением УЗИ от 20.09.2017 г. с диагнозом "маточная беременность раннего срока. ***".

Давая оценку доводам истца и ответчика, суд учел, что сама по себе правовая природа права работника на расторжение трудового договора по статье 80 Трудового кодекса РФ предполагает отсутствие спора между работником и работодателем по поводу его увольнения, за исключением случаев отсутствия добровольного волеизъявления.

Таким образом, вывод суда о вынужденном характере увольнения является правильным и основан на положениях закона. Кроме того, доводы истца подтверждаются тем, что иные источники дохода, а также предложения о трудоустройстве у истца отсутствовали, в связи с чем увольняться с работы и лишаться последующих причитающихся в связи с рождением ребенка выплат по собственной воле истец не имела намерения. Также на день подписания заявления об увольнении истец находилась в состоянии беременности, что могло повлиять на принятие ею решения, дабы избежать конфликтной ситуации с работодателем в дальнейшем.

Согласно разъяснений, содержащихся в подпункте 2 пункта 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя. При этом необходимо иметь в виду, что не допускается увольнение работника (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (часть шестая статьи 81 ТК РФ); беременных женщин (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем), а также женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида - до восемнадцати лет), других лиц, воспитывающих указанных детей без матери, за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 - 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 ТК РФ (статья 261 ТК РФ).

Принимая во внимание изложенное, суд пришел к выводу о признании увольнения Б. незаконным и наличии достаточных оснований для восстановления истца на работе в прежней должности.

Руководствуясь ст. ст. 237, 394 Трудового кодекса РФ, суд первой инстанции также правомерно взыскал компенсацию морального вреда в пользу истца и заработную плату за время вынужденного прогула.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ, суд обоснованно взыскал с ответчика в доход бюджета г. Москвы государственную пошлину в размере 5 901 руб. 06 коп., от уплаты которой истец при обращении в суд с настоящим иском был освобожден.

Доводы ответчика о злоупотреблении истцом правом, выразившимся в сокрытии факта беременности, не могут быть признаны судебной коллегией обоснованными. При этом коллегия исходит из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, высказанной им в Постановлении от 06.12.2012 г. N 31-П и Определении от 04.11.2004 г. N 343-О, согласно которой, часть первая статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации относится к числу специальных норм, закрепляющих для беременных женщин повышенные гарантии по сравнению с другими нормами Трудового кодекса Российской Федерации, регламентирующими вопросы расторжения трудового договора, и является по своей сути трудовой льготой, обеспечивающей стабильность положения беременных женщин как работников и их защиту от резкого снижения уровня материального благосостояния, обусловленного тем обстоятельством, что поиск новой работы для них в период беременности затруднителен. Названная норма, предоставляющая женщинам, которые стремятся сочетать трудовую деятельность с выполнением материнских функций, действительно равные с другими гражданами возможности для реализации прав и свобод в сфере труда, направлена на обеспечение поддержки материнства и детства в соответствии со статьями 7 (часть 2) и 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Таким образом, часть первая статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, согласующаяся с конституционными положениями, с целями и задачами трудового законодательства (статья 1 названного Кодекса), не может расцениваться как нарушающая баланс прав и законных интересов работников и работодателей. Факт не уведомления Б. работодателя о беременности, на что ссылается в апелляционной жалобе ответчик, не может быть расценен как злоупотребление правом по смыслу ст. 10 ГК РФ и не влечет отказа Б. в защите ее прав, гарантированных ей ст. 261 ТК РФ.

В силу положений ч. ч. 3 и 6 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РФ не могут служить основанием к отмене или изменению обжалуемого судебного акта доводы апелляционной жалобы о не разрешении судом ходатайства ответчика об исключении аудиозаписей, приложенных истцом на соответствующем носителе к исковому заявлению, из числа доказательств по делу. При этом, сам же ответчик ссылается в апелляционной жалобе на то, что указанные доказательства несмотря на их наличие в материалах дела, не являлись предметом исследования в ходе судебного разбирательства, в связи с чем не разрешение судом ходатайства об их исключении из числа доказательств по делу не свидетельствует о неправильности выводов суда об удовлетворении исковых требований, основанных на совокупности исследованных доказательств.

Доводы ответчика о неполноте протокола судебного заседания от 06.12.2017 г., неверном изложении в нем показаний допрошенных свидетелей *** Е.И., *** О.Ф. опровергаются определением Мещанского районного суда г. Москвы от 16.04.2018 г. об отклонении замечаний на протокол судебного заседания от 06.12.2017 г., содержащимся в ходатайстве о повторном допросе в качестве свидетеля *** О.Ф. (л.д. 167 - 168, 178), вынесенным в соответствии с требованиями закона.

Иных доводов, которые имеют значение для разрешения спора, нуждаются в дополнительной проверке и могут повлиять на оценку законности и обоснованности обжалуемого судебного акта, апелляционная жалоба ответчика не содержит.

При рассмотрении дела судом не допущено нарушения норм процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, а поэтому оснований к отмене решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в апелляционной жалобе, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства и не могут служить основанием для отмены решения суда. На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Мещанского районного суда г. Москвы от 11 декабря 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ОАО "РЖД" - без удовлетворения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по собственному желанию > Апелляционное определение Московского городского суда от 08.08.2018 № 33-29065/2018