Главная > Судебная практика > Увольнение по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ > Решение Череповецкого районного суда Вологодской области от 05.03.2010


Юрист по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение по сокращению признано незаконным, поскольку не было учтено преимущественное право на оставление на работе. Также суду не представлено доказательств, что на день увольнения работнице вновь были предложены все имеющиеся вакансии, учитывая, что в день уведомления о предстоящем сокращении она отказалась от ознакомления с имеющимися вакансиями
Аналогичная позиция:
Решение Центрального районного суда г.Омска от 26.03.2010
Решение Бурлинского районного суда Алтайского края от 03.02.2010
Решение Советского районного суда г.Брянска от 13.01.2010
Решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 25.11.2009
Решение Ардатовского районного суда Республики Мордовия от 05.07.2007
Кассационное определение Архангельского областного суда от 28.07.2005 № 33–1706

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

05 марта 2010 года

г.Череповец

Череповецкий районный суд Вологодской области в составе:
судьи Гуслистовой С.А.
с участием прокурора С.
при секретаре Ж.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К. к ГП ВО «Ч Э» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за временя вынужденного прогула и возмещении морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

К. работала бухгалтером в ГП ВО «Ч Э» с 05 июня 2006 года. Приказом № * от 28 декабря 2009 года она уволена с работы с 06 января 2010 года по ст.81 п.2 ТК РФ по сокращению штата.

К. обратилась в суд с иском о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула и компенсации морального вреда, считая увольнение незаконным, указав в обоснование иска, что 06 ноября 2009 года директором ГП ВО «Ч Э» издан приказ № * о сокращении штата бухгалтеров организации на одну штатную единицу «Бухгалтер» структурного подразделения «Бухгалтерский учет», а также приказ № * об уведомлении меня о предстоящем увольнении в связи с сокращением, в тот же день она была ознакомлена с уведомлением от 06.11.2009 года о том, что под сокращение штата бухгалтеров организации подпадает именно она, и трудовой договор с ней будет расторгнут по истечении двух месяцев - 06 января 2010 года. Считает формулировку приказа № * от 6 ноября 2009 года надуманной, а сами приказы дискриминацией в области трудовых отношений и избавлением от неугодного сотрудника, поскольку она собирала подписи против сокращения штатной единицы «буфетчицы» и критиковала действия руководства организации, что стало известно директору ГП ВО «Ч Э» А., после чего она была извещена о сокращении. Считает, что при её сокращении нарушено требование статьи 179 Трудового кодекса РФ о преимущественном праве на оставление на работе при сокращении численности или штата работников организации, не учтено её преимущественное право на оставление на работе как имеющей более высокую квалификацию, поскольку она имеет высшее экономическое образование, стаж работы по специальности бухгалтера-экономиста - 12 лет, замужем, имеет на иждивении несовершеннолетнего сына десяти лет, без отрыва от работы в ГП ВО «Ч Э» получила два дополнительных образования к высшему в Вологодском государственном университете - специальность экономист по международной системе и специальность финансовый директор, и ей уступают оставленные в штате организации в должности бухгалтера сотрудники ГП ВО «Ч Э»: М. - 23 лет, имеющая средне-техническое образование, стаж работы 4 года, не замужем, детей не имеет, В. - 54 лет, не имеющая специального высшего образования по профессии бухгалтер, а лишь средне-техническое образование, не замужем, не имеющая детей на содержании и Ш. имеет школу бухгалтера и имеет самое низшее специальное образование. Ей было отказано в создании комиссии по трудовым спорам для рассмотрения и разрешения индивидуального трудового спора, возникшего между ею и руководителем. По вине директора ГП ВО «Ч Э» она была незаконно лишена возможности трудиться, начиная с 6 января 2010 года, была уволена 6 января 2010 года в выходной день, что также считает недопустимым. Незаконными действиями работодателя ей был причинен моральный вред, из-за переживаний она заболела, 29 декабря 2009 к ней на квартиру ответчик направил комиссию с проверкой, как она соблюдает больничный режим, напугав её престарелых родителей. Моральный вред я оцениваю в размере 50 000 рублей.

Просит признать приказ № * от 28 декабря 2009 года о её увольнении незаконным и отменить его, восстановить её на работе в качестве бухгалтера ГП ВО «Ч Э» с 6 января 2010 года, взыскать с ответчика в её пользу средний заработок за все время вынужденного прогула и взыскать с ответчика в её пользу денежную компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей, также просит взыскать с ответчика в её пользу стоимость услуг адвоката в сумме 20 000 рублей.

В судебном заседании истец К., а также её представитель адвокат Ч. исковые требования поддержали по основаниям, указанным в исковом заявлении, дополнительно пояснили, что увольнение считают незаконным, также по тем основаниям, что увольнение произведено во время нахождения К. на больничном. К., кроме того, пояснила, что с приказом об увольнении она знакомилась 11 января 2010 года, при этом никакие вакансии, имеющиеся на предприятии, в этот день ей не предлагались. Считает, что по своему образованию и квалификации она могла бы выполнять работу бухгалтеров, имеющих более низкую квалификацию, но оставленных на работе, полагает, что производительность труда у всех бухгалтеров одинаковая и учитываться должна в первую очередь квалификация, которая подтверждается наличием образования, а не стаж работы, как это сделал работодатель, исходя из представленной сравнительной таблицы. Также пояснила, что в период её сокращения из отпуска по уходу за ребенком вышла бухгалтер Т., на месте которой временно работала бухгалтер В., которая не была уволена, а оставлена на работе по трудовому договору и продолжает работать бухгалтером. С расчетом среднедневного заработка, произведенного ответчиком, с учетом того, что на предприятии было произведено с 01 января 2010 года повышение зарплаты, она согласна. Незаконным увольнением ей причинены нравственные переживания, она никак не ожидала сокращения, в центре занятости никаких вакансий ей до сих пор не предложено, моральный вред оценивают в 50 000 рублей, расходы на представителя в сумме 20 000 рублей также считают обоснованными.

Представитель ответчика ГП ВО «Ч Э» по доверенности Б. в судебном заседании исковые требования К. не признал и пояснил, что решение вопросов сокращения штата относится к компетенции работодателя, который вправе определять самостоятельно численность и штат работников согласно Уставу предприятия. В связи с проведением мероприятий по улучшению финансового положения ГП ВО «Ч Э», дальнейшей рационализации его штатной структуры и численности работников на предприятии за период с 24.11.2008 по 26.01.2010 на основании пункта 2 статьи 81 ТК РФ было сокращено 34 работника, поэтому считает, что доводы К. о дискриминации её в области трудовых отношений и избавления от неугодного работника не имеют под собой оснований. Также считает, что мероприятия по сокращению штата или численности работников в отношении К. проведены предприятием в соответствии с действующим трудовым законодательством РФ. 06 ноября 2009 года был издан приказ № * «О сокращении численности и штата работников», согласно которому с 07.11.2009 из штатного расписания ГП ВО «Ч Э» должность «Бухгалтер» структурного подразделения «Бухгалтерский учет» исключена. В соответствии с приказом от 06.11.2009 № * К. была уведомлена 06.11.2009, т.е. не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении в связи с сокращением численности и штата работников. В соответствии с пунктом 2 статьи 81 ТК РФ увольнение работника в связи с сокращением штата и численности работников организации правомерно, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу. Исходя из конституционного принципа о равенстве всех перед законом и судом (часть 1 статьи 19 Конституции РФ), а также учитывая положения части 1 статьи 180 и части 3 статьи 73 ТК РФ, работодатель на момент предупреждения о сокращении предложил К. имеющиеся на предприятии вакантные должности (акт от 06.11.2009 № *). На момент увольнения работника изменений в штатном расписании ГП ВО «Ч Э» не произошло. При отсутствии согласия со стороны К. по истечении двухмесячного срока с момента уведомления о сокращении от предложенных вакантных должностей в том числе и нижеоплачиваемых, трудовой договор с работником был расторгнут приказом от 28.12.2009 № * с 06 января 2010 года на основании пункта 2 статьи 81 ТК РФ. Дата 06 января 2010 года, обозначенная приказом от 28.12.2009 № *, фактически является датой истечения двухмесячного срока с момента уведомления работника о предстоящем сокращении. В силу статьи 14 ТК РФ сроки, исчисляемые годами, месяцами, неделями, истекают в соответствующее число последнего года, месяца или недели срока. В срок, исчисляемый в календарных неделях или днях, включаются и нерабочие дни. Если последний день срока приходится на нерабочий день, то днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день. Учитывая положения статьи 14 ТК РФ, днем прекращения трудового договора с работником считается 11 января 2010 года, так как дни 6,7,8,9,10 января 2010 года являлись нерабочими. К. была ознакомлена с приказом о расторжении трудового договора 11 января 2010 года, в этот день инспектором по кадрам были оформлены документы и выдана трудовая книжка. Также считает, что в ходе решения вопроса о преимущественном праве на оставление на работе при сокращении численности или штата работников предприятием были учтены положения статьи 179 ТКРФ. В штате ГП ВО «Ч Э» по состоянию на 06 ноября 2009 года в структурном подразделении «Бухгалтерский учёт» по должности «Бухгалтер» числились следующие работники: Т., В., Ш., К., Н. С учетом опыта работы, квалификации, нагрузки и специализации «Учет ТМЦ и готовой продукции» в соответствии со статьей 179 ТК РФ преимущественным правом на оставление на работе, по мнению работодателя, обладают Н. и Ш., что отражено в сравнительной таблице от 06.11.2009 № *. При расторжении трудового договора с К. на основании пункта 2 статьи 81 ТК РФ работнику был своевременно произведен расчет, предоставлены льготы и компенсации, предусмотренные статьями 178, 180 ТК РФ. Полагает, что правомерность и обоснованность расторжения трудового договора с К. на основании пункта 2 статьи 81 ТК РФ в связи с сокращением численности и штата работников организации обусловлена выполнением ГП ВО «Ч Э» всех условий: сокращение численности и штата на предприятии действительно (реально) имело место; работник не имел преимущественного права на оставление на работе; работник не менее чем за 2 месяца до увольнения, был предупрежден персонально о предстоящем увольнении по сокращению численности; невозможность перевести работника с его согласия на другую работу. К. в связи с предстоящим сокращением обращалась в прокуратуру Череповецкого района с заявлением о незаконном сокращении, по результатам проведенной проверки прокуратурой в адрес предприятия не было вынесено никаких предписаний. Также пояснил, что не оспаривает, что на предприятии при сокращении К. на работе по срочному трудовому договору осталась работать бухгалтер В., которая работала временно на период отпуска Т. Считает, что никакого морального вреда К. при увольнении причинено не было. Просил в удовлетворении заявленных исковых требований К. отказать.

Суд, заслушав участвующих в деле лиц, изучив материалы дела, заслушав заключение прокурора, полагавшей иск удовлетворить, находит исковые требования К. подлежащими удовлетворению по следующим основаниям и в следующем размере.

Из сопоставления штатных расписаний ГП ВО «Ч Э» до 07 ноября 2009 года и с 07 ноября 2009 года и приказа № * от 06 ноября 2009 года усматривается, что действительно сокращена 1 единица бухгалтера в структурном подразделении «Бухгалтерский учет», что относится к праву работодателя определять численность и штат работников. В соответствии с п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации. О предстоящем сокращении К. была уведомлена 06 ноября 2009 года.

В соответствии с ч.6 ст.81 ТК РФ не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.

В соответствии с ч.ч.1,2 ст.180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 ТК РФ. О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

В соответствии со ст.81 ч.2 ТК РФ увольнение по основанию, предусмотренному п.2 или 3 ч.1 настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности.

В соответствии с ч.1 ст.179 ТК РФ при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

Из представленного суду истцом листка нетрудоспособности следует, что в период с 28 декабря 2009 года по 05 января 2010 года она освобождалась от работы в связи с нетрудоспособностью. Из приказа о прекращении трудового договора с К. следует, что трудовой договор с ней расторгнут по инициативе работодателя 28 декабря 2009 года – до истечения двухмесячного срока, предусмотренного ст.179 ТК РФ, подлежащего исчислению в соответствии со ст.14 ТК РФ, а также в период её временной нетрудоспособности – в нарушение ч.6 ст.81 ТК РФ.

Также, исходя из представленных документов следует, что при увольнении К. не учитывалось её преимущественное право на оставление на работе, поскольку она имеет высшее экономическое образование, в то время, когда на работе были оставлены два бухгалтера, имеющие среднее бухгалтерское образование, хотя должностной инструкцией бухгалтера предусмотрено, что бухгалтер по учету основных средств, банковский операций 1 категории должен иметь высшее профессиональное (экономическое) образование.

Суду не представлено также доказательств, что на день увольнения К. вновь были предложены все имеющиеся вакансии, учитывая, что в день уведомления о предстоящем сокращении – 06 ноября 2009 года она отказалась от ознакомления с имеющимися вакансиями.

При установленных в судебном заседании обстоятельствах суд признает увольнение К. незаконным, произведенным с нарушением установленного порядка увольнения и считает необходимым признать приказ № * незаконным и восстановить её на прежней работе в соответствии со ст.394 ТК РФ.

Требования К. о взыскании оплаты за время вынужденного прогула подлежат удовлетворению на основании ст.394 ч.2 ТК РФ с зачетом выплаченного ей пособия по сокращению, а также выплаченной в связи с увольнением компенсации за неиспользованный отпуск в сумме 15 132 рубля 78 копеек из следующего расчета: среднедневной заработок истца за 12 месяцев, предшествующих её увольнению, составляет с учетом повышения заработной платы в период сокращения - 1351 рубль 06 копеек, время вынужденного прогула с 11 января по 05 марта 2010 года включительно составляет 39 дней, выплачено выходное пособие в сумме 24 564 рубля 80 копеек, отсюда оплате подлежит: 39 дней х 1351 рубль 06 копеек = 52 691 рубль 34 копейки – 15 132 рубля 78 копеек (компенсация за отпуск) – 24 564 рубля 80 копеек (выходное пособие) = 12 993 рубля 76 копеек.

Требования К. о компенсации ей морального вреда, причиненного незаконным увольнением, являются обоснованными и подлежат удовлетворению в соответствии со ст.394 ТК РФ, при этом суд полагает взыскать в пользу К. денежную компенсацию в размере 10 000 рублей в возмещение морального вреда, учитывая характер причиненных ей нравственных страданий, а также требования разумности и справедливости.

Требования К. о взыскании в её пользу расходов на оплату услуг представителя суд полагает удовлетворить на основании ст.100 ГПК РФ в разумных пределах и взыскать с ответчика в её пользу 5000 рублей.

На основании ст.103 ГПК РФ с ответчика подлежит взысканию госпошлина в бюджет, исходя из каждого удовлетворенного искового требования в отдельности.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199, 211 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Признать незаконным приказ № * от 28 декабря 2010 года о прекращении действия трудового договора с К. и восстановить К. на работе в качестве бухгалтера ГП ВО «Ч Э» с 06 января 2010 года.

Взыскать с ГП ВО «Ч Э» в пользу К. оплату за время вынужденного прогула в сумме 12 993 рубля 76 копеек.

Решение суда в этой части подлежит исполнению немедленно.

Взыскать с ГП ВО «Ч Э» в пользу К. в счет компенсации морального вреда 10 000 рублей и в возмещение расходов на оплату услуг представителя 5000 рублей, а всего 15 000 рублей.

Взыскать с ГП ВО «Ч Э» госпошлину в федеральный бюджет в сумме 8519 рублей 75 копеек.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Вологодский областной суд через Череповецкий районный суд в течение 10 дней со дня составления мотивированного решения.


Судья: подпись


Решение вступило в законную силу.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ > Решение Череповецкого районного суда Вологодской области от 05.03.2010