Главная > Судебная практика > Взыскание выходного пособия при увольнении по соглашению сторон > Апелляционное определение Курского областного суда от 30.10.2014 № 33-2732/2014



Работодатель при расторжении трудового договора по соглашению сторон обязан выплатить работнику выходное пособие (денежную компенсацию), если данная выплата предусмотрена трудовым или коллективным договором либо соглашением сторон о расторжении трудового договора, независимо от того, предусмотрена ли она локальными нормативными актами
Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 01.07.2014 № 33-8806/2014
Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 31.01.2014 № 33-1126/2014
Апелляционное определение Московского городского суда от 06.12.2013 № 11-39856
Определение Верховного Суда РФ от 06.12.2013 № 5-КГ13-125
Апелляционное определение Свердловского областного суда от 01.10.2013 № 33-11824/2013
Апелляционное определение Свердловского областного суда от 20.08.2013 № 33-10009/2013
Определение Верховного Суда РФ от 24.05.2013 № 5-КГ13-48
Апелляционное определение Московского городского суда от 26.10.2012 № 11-24156
Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 28.08.2012 № 33-16973-12
Определение Верховного Суда РФ от 21.01.2010 № 9-В09-25

Противоположная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 30.03.2015 № 33-10396/2015
Решение Октябрьского районного суда г.Улан-Удэ от 22.12.2011 № 2-5185/2011
Кассационное определение Московского городского суда от 04.05.2011 № 33-13186
Кассационное определение Московского городского суда от 06.10.2010 № 33-31354


КУРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-2732/2014

30 октября 2014 г.

Судья: Митюшкин В.В.


Судебная коллегия по гражданским делам <данные изъяты> областного суда в составе:
председательствующего: Журавлева А.В.
судей: Леонтьевой И.В., Чупрыной С.Н.
при секретаре: Я.

рассмотрела в открытом судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ дело по иску С. к МУП "<данные изъяты>" о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда, по встречному иску МУП "<данные изъяты>" к С. о признании условий соглашения о расторжении договора недействительными в части, поступившее по апелляционной жалобе директора МУП "<данные изъяты>" и апелляционной жалобе С. на решение Ленинского районного суда <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ г., которым постановлено:
"Иск С. удовлетворить частично.
Взыскать с МУП "<данные изъяты>" в пользу С. компенсацию при расторжении договора в размере <данные изъяты>, компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> рублей, всего взыскать <данные изъяты>.
В остальной части иска о взыскании морального вреда отказать.
Взыскать с МУП "<данные изъяты>" в доход муниципального образования "<данные изъяты>" судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере <данные изъяты>.
В удовлетворении иска МУП "<данные изъяты>" к С. о признании условий соглашения о расторжении договора недействительными в части отказать".

Заслушав доклад судьи Леонтьевой И.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

С. обратилась в суд с иском к МУП "<данные изъяты>", в котором указала, что состояла с ответчиком в трудовых отношениях с ДД.ММ.ГГГГ Приказом N от ДД.ММ.ГГГГ уволена по соглашению сторон (п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ) с ДД.ММ.ГГГГ При увольнении с нею не произведен окончательный расчет, в полном объеме не выплачена заработная плата за <данные изъяты>, компенсация за неиспользованный отпуск, и предусмотренные соглашением выплаты при увольнении, просила взыскать с МУП "<данные изъяты>" <данные изъяты>

До рассмотрения спора по существу, ДД.ММ.ГГГГ МУП "<данные изъяты>" перечислил на расчетный счет С. заработную плату за <данные изъяты> и компенсацию за неиспользованный отпуск в размере <данные изъяты> В связи с этим С. в судебном заседании уточнила исковые требования в порядке ст. 39 ГПК РФ и просила взыскать с МУП "<данные изъяты>" в свою пользу заработную плату за <данные изъяты> в размере <данные изъяты> и за <данные изъяты> в размере <данные изъяты>, компенсацию по соглашению сторон при увольнении в размере <данные изъяты>, компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб.

МУП "<данные изъяты>" обратилось в суд со встречным иском к С. о признании недействительным п. 3 соглашения о расторжении трудового договора в части выплаты компенсации в размере трех средних заработных плат, обосновывая исковые требования тем, что данная компенсация действующим законодательством и локальными актами работодателя не предусмотрена.

Суд постановил вышеприведенное решение.

В апелляционной жалобе С. просит указать в решении, что компенсация по соглашению сторон составляет <данные изъяты>, а сумма <данные изъяты> - задолженность по заработной плате за <данные изъяты> и просит удовлетворить ее исковые требования о взыскании с МУП "<данные изъяты>" компенсации морального вреда в размере <данные изъяты> руб.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней представитель МУП "<данные изъяты>" просит решение суда отменить и отказать С. в удовлетворении исковых требований в полном объеме, взыскать с С.Л.В. в пользу МУП "<данные изъяты>" государственную пошлину в размере <данные изъяты>, уплаченную при подаче апелляционной жалобы. Указывает, что выплата пособия, определенная соглашением о расторжении трудового договора, не предусмотрена ни трудовым законодательством, ни внутренними локальными актами ответчика. Данная выплата не является выходным пособием и не направлена на возмещение С. затрат, связанных с исполнением ею трудовых обязанностей. Кроме того, С. не доказан факт причинения морального вреда.

На основании ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ дело рассмотрено судебной коллегией в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобах С. и представителя МУП "<данные изъяты>".

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб С. и МУП "<данные изъяты>", выслушав С., поддержавшую доводы своей апелляционной жалобы и возражавшую против удовлетворения апелляционной жалобы МУП "<данные изъяты>", представителя МУП "<данные изъяты> по доверенности - М., поддержавшего доводы апелляционной жалобы МУП "<данные изъяты>" и возражавшего против удовлетворения апелляционной жалобы С., судебная коллегия находит решение суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 23 "О судебном решении" от 19.12.2003 г., решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В соответствии со ст. 330 ГПК РФ, основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений судом первой инстанции при рассмотрении настоящего спора не допущено.

Из материалов дела усматривается, что С. состояла с МУП "<данные изъяты>" в трудовых отношениях с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Приказом от ДД.ММ.ГГГГ N С. уволена с ДД.ММ.ГГГГ по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ по соглашению сторон.

В качестве основания увольнения указано соглашение о расторжении трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ N, согласно которому работник и работодатель, являющиеся сторонами трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ N, пришли к взаимному соглашению о его расторжении. Трудовой договор расторгается ДД.ММ.ГГГГ по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (соглашение сторон), в последний рабочий день работодатель обязуется выплатить работнику компенсацию в размере трех средних зарплат. В последний день работы (день увольнения) работника работодатель обязуется выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним полный расчет.

Суд первой инстанции обоснованно не согласился с доводами представителя МУП "<данные изъяты>" о том, что указанное соглашение в части установления С. компенсации при увольнении по соглашению сторон (п. 3) является недействительным и юридических последствий не порождает.

Довод апелляционной жалобы о том, что возможность выплаты истцам единовременных сумм при расторжении трудовых договоров по соглашению сторон не предусмотрена ни положениями закона, ни условиями заключенных с работниками договоров, необоснован, поскольку в силу ст. 9, 22, 67, 72 ТК РФ за работниками и работодателями закрепляется право на заключение, изменение, дополнение трудовых договоров, в связи с чем, как правильно указал суд первой инстанции, то обстоятельство, что выплата спорных денежных сумм не предусмотрена условиями трудовых договоров, не свидетельствует о невозможности достижения в дальнейшем дополнительных соглашений об их выплате.

В силу абзацев 10, 15 ст. 22 ТК РФ работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров, а также выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

Статьей 178 ТК РФ определен перечень оснований прекращения трудового договора, при применении которых у работодателя возникает обязанность выплатить работнику выходное пособие. Данный перечень не является исчерпывающим.

Ч. 4 ст. 178 ТК РФ установлено, что другие случаи выплаты выходных пособий могут предусматриваться трудовым договором или коллективным договором. Такие соглашения заключаются в письменной форме и оформляются как дополнение к ранее заключенному трудовому договору в качестве его неотъемлемой части.

Согласованные сторонами условия о выплате не противоречат трудовому законодательству, поскольку улучшают положение работника, следовательно, они должны соблюдаться.

Из анализа указанных норм трудового права и ст. 57 ТК РФ следует, что стороны трудового договора могут предусмотреть дополнительные условия, если при этом не ухудшается положение работника.

Статьей 9 ТК РФ также предусмотрено, что регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений может осуществляться путем заключения, изменения, дополнения работниками и работодателями коллективных договором, соглашений, трудовых договоров.

Таким образом, трудовое законодательство не содержит запрета на установление непосредственно в индивидуальном трудовом договоре условий о выплате выходных пособий в связи с чем закрепление данного условия в локальных нормативных актах не требуется. Кроме того, коллективным договором не регулируются отношения конкретного работника с работодателем, в нем не может устанавливаться ограничение сторон трудового договора, предусмотренных Трудовым кодексом РФ.

Более того, в случае противоречия локальных нормативных актов индивидуальному трудовому договору условия последнего в любом случае являются приоритетными.

Данные положения также распространяются и на дополнительные соглашения к трудовому договору, заключенные между сторонами трудовых отношений и являющиеся неотъемлемой частью трудового договора.

Денежная компенсация, предусмотренная трудовым договором на случай его расторжения по соглашению сторон, по своему характеру является выходным пособием.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ трудовой договор может быть прекращен по соглашению сторон. Согласно ст. 78 ТК РФ по соглашению работника и работодателя трудовой договор может быть расторгнут в любое время.

При прекращении трудового договора работодатель обязан произвести выплату всех сумм, причитающихся работнику, в день его увольнения, который является последним днем работы (статьи 84.1 и 140 ТК РФ).

По смыслу вышеприведенных норм, работодатель при расторжении трудового договора по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ обязан выплатить работнику выходное пособие (денежную компенсацию), если данная выплата предусмотрена трудовым или коллективным договором либо соглашением сторон о расторжении трудового договора, независимо от того, предусмотрена ли она локальными нормативными актами.

Увольнение по соглашению сторон представляет собой волеизъявление работника быть не просто уволенным по данному основанию, но и быть уволенным на определенных условиях, если в его заявлении указаны условия, на которых он просит его уволить. Подача работником заявления, содержащего конкретные условия предполагаемого увольнения, дает ему право полагать, что трудовые правоотношения между ним и работодателем будут прекращены именно на таких условиях, в зависимости от чего работник вправе воспользоваться либо не воспользоваться своим правом на продолжение работы, в случае отказа работодателя в увольнении, на условиях, на которых настаивал работник.

Праву работника быть уволенным на предлагаемых работником условиях корреспондирует право работодателя отказать работнику в увольнении на этих условиях и предложить ему продолжить работу или уволиться по другим основаниям. Вместе с тем, поскольку волеизъявление работника направлено на увольнение по соглашению сторон именно с определенной даты либо на определенных условиях, работодатель не вправе по своему усмотрению решать вопрос об условиях и дате увольнения работника.

В данном случае, как следует из материалов дела, между С. и МУП "<данные изъяты>" ДД.ММ.ГГГГ заключено соглашение об увольнении по соглашению сторон с выплатой дополнительной компенсации в размере трех средних зарплат, в связи с чем С. полагала, что трудовые отношения с нею будут прекращены в соответствии с данными условиями.

Дополнительное соглашение, заключенное между С. и МУП "<данные изъяты>", является дополнением к трудовому договору, заключенному между сторонами трудового договора, по сути, предусмотрело выплату компенсации при расторжении трудового договора и оно заключено в рамках действующего трудового законодательства, не противоречит ему, поскольку предусматривает дополнительные гарантии работнику в случае расторжения с ним трудового договора по любому основанию, предусмотренному ст. 77 ТК РФ. Соглашение между сторонами в трудовом договоре является согласованной волей сторон.

Регулирование трудовых отношений с помощью прямого или по аналогии закона применения норм гражданского законодательства противоречит статье 5 ТК РФ, не предусмотрено ст. 2 ГК РФ и основано на неправильном толковании МУП "<данные изъяты>" этих двух самостоятельных отраслей права.

Действующее трудовое законодательство не содержит механизма признания трудового договора (дополнительных соглашений к нему) недействительным, в нем нет аналога ст. 168 ГК РФ и ее применение при разрешении настоящего спора невозможно.

Это обусловлено тем, что трудовые договоры, по сути, представляют особый вид договоров, объект которых - выполнение трудовой функции с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка. Трудовое право имеет свой предмет и метод регулирования общественных отношений, отличные от предмета и метода гражданского права. Именно в силу специфики предмета и метода регулирования, а также с учетом невозможности возвращения сторон в первоначальное положение после исполнения условий трудового договора (дополнительного соглашения к нему) полностью или частично, в трудовом законодательстве отсутствуют нормы о недействительности трудового договора как полностью, так и в части дополнительных соглашений к нему.

Общие положения гражданского законодательства о недействительности сделок (ст. ст. 166 - 167 ГК РФ) к трудовым отношениям не применимы, поскольку трудовой договор не является сделкой, в том смысле, который этому понятию придается статьей 153 ГК РФ, при трудоустройстве возникают трудовые (ст. 5 ТК РФ), а не гражданские права и обязанности (ст. 2 ГК РФ), к отношениям по трудовому договору невозможно применить последствия недействительности гражданско-правовых сделок (ст. 167 ГК РФ) и возвратить стороны в первоначальное положение, существовавшее до заключения трудового договора, с возложением на каждую сторону обязанности возвратить друг другу все полученное по договору.

Законом (ст. 181.1 ТК РФ) установлен запрет на выплату работникам выходных пособий и иных компенсаций только при их увольнении по основаниям, которые относятся к дисциплинарным взысканиям (ч. 3 ст. 192 настоящего Кодекса), или прекращения трудовых договоров с работниками по установленным настоящим Кодексом, другими федеральными законами основаниям, если это не связано с совершением работниками виновных действий (бездействия).

Таких оснований по делу судом первой инстанции не установлено.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия соглашается с выводом суда об отсутствии правовых оснований для признания п. 3 соглашения о расторжении трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ N, предусматривающего выплату С. компенсации в размере трех средних зарплат недействительным.

Вывод суда основан на правильном толковании норм трудового законодательства. Решение суда об отказе МУП "<данные изъяты>" в удовлетворении этих исковых требований является законным и обоснованным и не подлежит отмене по доводам, изложенным в апелляционной жалобе МУП "<данные изъяты>".

Соглашаясь с решением суда об удовлетворении исковых требований С. о взыскании в ее пользу с МУП "<данные изъяты>" компенсации при увольнении в размере 3-х средних зарплат, судебная коллегия не усматривает злоупотребления правом со стороны С., поскольку установление размера выходного пособия не могло зависеть исключительно от работника, являвшегося одной из сторон договора. Судебная коллегия принимает во внимание то обстоятельство, что МУП "<данные изъяты>" принял условие о выплате денежной компенсации при увольнении, подписав соответствующее соглашение, частично исполнил взятые на себя по оспариваемому им соглашению обязательства, а именно, расторг с С. трудовой договор, выдал истице трудовую книжку, частично произвел расчет при увольнении. Указанная компенсация по своему характеру является выходным пособием, а трудовое законодательство, как правильно указал суд первой инстанции, не содержит запрета на установление непосредственно в трудовом договоре либо дополнительном соглашении к нему условий о выплате выходных пособий.

Таким образом, действительность соглашения о выплате С. при увольнении компенсации в размере 3-х средних зарплат порождает обязанность сторон по их исполнению, в связи с чем отказ МУП "<данные изъяты>" в выплате С. компенсации при увольнении - не правомерен.

Из материалов дела также усматривается, что задолженность по заработной плате истице при увольнении выплачена не в полном размере, что представителем ответчика в суде первой инстанции не оспорено.

Представитель ответчика в суде первой и апелляционной инстанции не отрицал, что предусмотренная соглашением от ДД.ММ.ГГГГ компенсация в размере трех средних зарплат С. до настоящего времени не выплачена.

Установив обоснованность требований С. о выплате задолженности по заработной плате и компенсации при увольнении, размер которых представитель МУП "<данные изъяты>" в суде первой и апелляционной инстанции, а также в апелляционной жалобе не оспаривал, и которое на день увольнения работодателем С. выплачено не было, суд первой инстанции правомерно удовлетворил исковые требования С. и взыскал с МУП "<данные изъяты>" причитающиеся истице при увольнении <данные изъяты>

Апелляционная жалоба МУП "<данные изъяты>" не содержит доводов, влияющих на выводы суда в указанной части.

В то же время, судебная коллегия соглашается с доводами апелляционной жалобы С. о том, что в мотивировочной и резолютивной части решения указанная сумма ошибочно поименована судом только как компенсация при расторжении трудового договора, поскольку в нее включена также задолженность по заработной плате, от взыскания которой она не отказывалась.

Из материалов дела усматривается, что при увольнении С. не выплачена сумма <данные изъяты>, которую С. первоначально просила взыскать с ответчика. ДД.ММ.ГГГГ МУП "<данные изъяты>" перечислил С. задолженность по заработной плате за <данные изъяты> г. и компенсацию за неиспользованный отпуск в общей сумме <данные изъяты>, остаток задолженности составил <данные изъяты>, состоящий из заработной платы за <данные изъяты> в сумме <данные изъяты>, и доплаты за работу в праздники в сумме <данные изъяты>, компенсации при увольнении - <данные изъяты>

Расчеты, приведенные С. в уточненном исковом заявлении и в апелляционной жалобе, представителем МУП "<данные изъяты>" не опровергнуты.

В соответствии с ч. 6 ст. 330 ГПК РФ, правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.

Поскольку общая сумма задолженности, подлежащая взысканию с МУП "<данные изъяты>" в пользу С. судом первой инстанции определена правильно, вышеуказанные уточнения на существо решения не влияют, судебная коллегия не находит правовых оснований для отмены решения суда в указанной части. В то же время, считает необходимым уточнить абзац 2 резолютивной части решения, указав взыскать с МУП "<данные изъяты>" в пользу С. денежные средства в размере <данные изъяты> руб., состоящие из задолженности по заработной плате в сумме <данные изъяты>. и задолженности по компенсации при расторжении трудового договора в сумме <данные изъяты>

Доводы апелляционной жалобы МУП "<данные изъяты>" в части необоснованности взыскания в пользу С. компенсации морального вреда также подлежат отклонению.

Согласно ст. 237 ТК РФ, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Данная правовая норма направлена на создание правового механизма, обеспечивающего работнику судебную защиту его права на компенсацию наряду с имущественными потерями, вызванными незаконными действиями или бездействием работодателя, физических и нравственных страданий, причиненных нарушением трудовых прав.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости (абзац 4 п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации"). Таким образом, суд, определяя размер компенсации, действует не произвольно, а на основе вытекающих из законодательства критериев.

При этом, учитывая, что Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу ст. 21 (абз. 14 ч. 1) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав

Такое правовое регулирование, возлагающее на работодателя дополнительную ответственность за нарушение трудовых прав работника, имеет целью защиту прав и законных интересов лиц, работающих по трудовому договору.

С учетом указанных обстоятельств, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что неправомерными действиями ответчика, выразившимися в невыплате С. при увольнении причитающихся денежных сумм, последней были причинены нравственные страдания, влекущие за собой возмещение компенсации морального вреда.

Судебная коллегия считает, что определенный судом первой инстанции размер компенсации морального вреда в сумме <данные изъяты> руб. соответствует степени причиненных истице нравственных страданий, отвечает требованиям разумности и справедливости. Судебная коллегия оснований для его уменьшения или увеличения не находит.

В связи с этим апелляционная жалоба С., в которой она просит взыскать компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> и апелляционная жалоба МУП "<данные изъяты>" в которой ставится вопрос об отмене решения суда в части удовлетворения этих исковых требований С., удовлетворению не подлежат.

Удовлетворяя исковые требования С., суд первой инстанции в соответствии со ст. 98 ГПК РФ взыскал с ответчика в доход бюджета муниципального образования <данные изъяты> государственную пошлину, размер которой определен судом в соответствии с требованиями ст. 333.19 НК РФ.

Оценка всех доказательств осуществлена судом в соответствии с требованиями процессуального закона, выводы суда соответствуют обстоятельствам, установленным в судебном заседании, нормы материального права судом первой инстанции применены правильно.

Правовых оснований для отмены решения суда судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 199, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ленинского районного суда <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ оставить без изменения, изложив его в следующей редакции:

"Иск С. удовлетворить частично.

Взыскать с МУП "<данные изъяты>" в пользу С. денежные средства в размере <данные изъяты> руб., состоящие из задолженности по заработной плате в сумме <данные изъяты> и задолженности по компенсации при расторжении трудового договора в размере <данные изъяты>, компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб.

В остальной части иска о взыскании компенсации морального вреда отказать.

Взыскать с МУП "<данные изъяты>" в доход муниципального образования "<данные изъяты>" судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере <данные изъяты>.

В удовлетворении иска МУП "<данные изъяты>" к С. о признании условий соглашения о расторжении договора недействительными в части отказать".


Председательствующий

Судьи




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Взыскание выходного пособия при увольнении по соглашению сторон > Апелляционное определение Курского областного суда от 30.10.2014 № 33-2732/2014